Земля не терпит пустоты

Фермерское движение у нас переживает эпоху смены поколений, и не всегда этот процесс проходит гладко. Дело не в том, что сельские жители охладели к работе на земле, просто основатели крестьянских (фермерских) хозяйств иногда не успевают передать бразды правления в руки детей и внуков. Все мы смертны, и порой уход из жизни руководителя КФХ приводит к коллапсу в организации. В районных исполкомах все чаще сталкиваются с подобными случаями.

Проблемы зачастую возникают из–за того, что создать фермерское хозяйство могут не только члены семьи, но и один человек. Так многие и поступали в свое время. Теперь данным структурам на праве собственности принадлежит имущество, переданное в качестве вклада в уставный фонд и приобретенное в процессе деятельности. Единоличный хозяин КФХ — сам высший орган управления, уполномоченный на решение судьбоносных для организации вопросов. И если он уходит в мир иной, судьба его детища зависит от законных наследников. Изъявят они желание продолжить дело — их признают членами хозяйства, не пожелают — история КФХ завершится. Но ведь вступление в наследство — дело не одного дня и даже месяца.

Начальник отдела предпринимательства и регистрации управления экономики Минского райисполкома Татьяна Храмцова из опыта общения с представителями сельского бизнеса не понаслышке знает: иногда после смерти главы крестьянского (фермерского) хозяйства нет возможности обеспечить дальнейшую работу в КФХ, где изначально присутствовал единственный участник. По ее словам, порой родные и близкие умершего руководителя сталкиваются с трудностями при вступлении в наследство, поэтому имеет смысл заблаговременно подумать над введением в состав организации кого–то из членов семьи. Иначе могут серьезно пострадать и само хозяйство, и наемные работники, которые там трудятся, и финансовые потоки организации.

Об актуальности проблемы говорит и тот факт, что первые фермерские (тогда еще просто крестьянские — слово «фермер» не всегда приветствовалось) хозяйства начали появляться в Беларуси еще в 1989 году. Интенсивный рост их численности наблюдался до середины 1990–х. Многие из первопроходцев успешны и по сей день. Беда, если из–за непродуманных организационных вопросов бизнес захиреет или вовсе умрет. Кстати, по данным Национального статистического комитета, к началу года из 3.066 крестьянских/фермерских хозяйств фактически вело деятельность лишь 2.531. Причины этого разные, однако эксперты не исключают, что необходимость вынужденной реорганизации КФХ со временем будет возникать все чаще.

Есть и другие проблемы, связанные с регистрацией КФХ. В Минском райисполкоме напоминают: такое хозяйство можно регистрировать по домашнему адресу, если глава и учредитель является собственником жилого помещения, либо при наличии постоянной регистрации с согласия собственника жилья. Если условие не будет выполнено, то контролирующие органы либо собственник квадратных метров вправе обратиться в Экономический суд с иском о признании такой регистрации недействительной. В результате весь доход субъекта хозяйствования будет обращен в доход государства. Подобные случаи уже были... А некоторые субъекты хозяйствования, даже действующие, забывают представить в регистрирующий орган сведения о своем руководителе. Хотя удостоверения руководителя были отменены в 2009 году, и сейчас, чтобы подтвердить свои полномочия, нужно всегда иметь при себе документ, удостоверяющий личность, приказ о назначении на должность либо копию трудового договора с указанием срока назначения на нее. Недоразумения случаются и с указанием юридических адресов: у некоторых КФХ заявлено место расположения земельного участка — район деревни такой–то, в полутора километрах от границы населенного пункта. Но ведь за время работы хозяйства у многих появились постройки с оформленными техпаспортами! Тут, конечно, лучше своевременно привести документацию в соответствие с существующими правилами.

Это только кажется, что крестьянское (фермерское) хозяйство — дело частное и затрагивающее отношения лишь между отдельным бизнесменом и государством. Нет, на долю КФХ в начале года приходилось 2,3% численности работников, занятых в сельскохозяйственной отрасли, и 1,9% производства сельхозпродукции. Заявления от желающих создать бизнес на земле продолжают поступать в исполкомы. Это хорошо. Теперь главное — не повторить ошибок тех, кто уже прошел путь становления.

nesterov@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Сергей, 53, Могилев
Хорошую тему подняли по пустующей земле. Но в основном про нее речь идет в сельской местности, а что у нас творится в городах, кто интересовался? Едешь в автобусе или пешком идешь только и попадаются дома частного сектора с заколоченными досками окнами. Парадокс, люди в очередях стоят, а у нас дома пустуют. А некоторые вообще скоро развалятся. Вот кто за наведение порядка в частном секторе городов возьмется, вот вопрос?  
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?