Земля Кириченко

Народный артист Беларуси Николай Кириченко был убедителен в любой ипостаси - актера, педагога, директора

ФОТО ВЛАДИМИРА ШЛАПАКА
От заголовка «Скончался актер из сериала «Каменская» на сайте телекомпании «Рен–ТВ» меня немного передернуло: вряд ли богатую и насыщенную актерскую биографию народного артиста Беларуси Николая Михайловича Кириченко, ушедшего от нас в возрасте 72 лет, можно свести к проходному эпизоду в криминальном сериале по книгам Александры Марининой. Кто там тогда только не засветился из наших белорусских актеров в ролях маньяков, безумцев и случайных свидетелей, обогатив свою актерскую фильмографию: снимались первые сезоны «Каменской» в Минске.

Николай Михайлович был прежде всего театральным актером, корифеем театра им. Я.Купалы. С 2005–го по 2009–й работал его директором, сменив на этом неспокойном посту Геннадия Давыдько, до этого — помощником художественного руководителя Валерия Раевского. В свой 47–й год работы в театре им. Я.Купалы в феврале вышел в премьерном спектакле «Земля Эльзы» в постановке Елены Ганум по пьесе Ярославы Пулинович. Играл до последнего, мужественно сражаясь с болезнью. Даже репетировал какое–то время назад роль Ромео «на стороне», в Современном художественном театре. Но в роли Ромео так и не вышел.

— Когда я предложил ему эту роль, мне казалось, что он даже как–то помолодел душой, — вспоминает художественный руководитель СХТ Владимир Ушаков. — У нас в спектакле три Ромео разного возраста. Николай Михайлович должен был играть Ромео 60+. До этого еще в проекте «Виртуозы сцены» мы выпускали с ним спектакль «Жорж Данден, или Одураченный муж» по Мольеру. В СХТ с успехом шла и «Комедия о скупердяе» тоже по Мольеру с его участием. Мне кажется, ему не хватало работ его класса в последние годы. На одной из читок «Ромео и Джульетты» он признался мне, что борется с болезнью. Я сказал, что с его энергией и жизнелюбием он непременно ее преодолеет.

...До какого–то момента казалось, что в Купаловском театре Николай Михайлович находится в тени. Уж слишком небелорусской была внешность. Но постепенно он набирал высоту. Амплитуда ролей колебалась от неверных мужей в «Тапалёвай завеi» до агрессивного Ягайло в «Князе Витовте». Многим запомнился его Алексей в драме «Пирамида Хеопса». Джон в «Кровавой Мэри» продемонстрировал Кириченко с неожиданной стороны: в эстетике театра абсурда Николай Михайлович чувствовал себя как рыба в воде. От их дуэта с Зоей Белохвостик летели искры.

— Он все пропускал через свое сердце, как и учил его педагог Дмитрий Орлов, — считает декан театрального факультета Белорусской государственной академии искусств Владимир Мищанчук. — Мы, ученики Дмитрия Орлова, Веры Редлих, Александра Бутакова, не можем по–другому. И когда уходят люди такого масштаба и такой величины, не нужно говорить красивые слова. Значит, на том свете он кому–то нужнее, чем здесь.

— Наши отношения с Николаем Михайловичем, наверное, прошли все стадии: от вражды до безграничной любви на всю оставшуюся жизнь, — мысленно возвращается в прошлое художественный руководитель Национального академического театра

им. М.Горького Сергей Ковальчик. — Да, как актер он, мне кажется, не раскрылся до конца. Я вспоминаю спектакль «Жизнь Корицына» Николая Пинигина на Малой сцене Купаловского театра в конце 80–х годов. Этот острый спектакль всех встряхнул. Это была бомба! Потрясающая роль. Современная история о лишних людях, он играл запутавшегося в жизни человека. Но подобного материала у него было мало.

...В спектакле «Земля Эльзы» герой Кириченко — оптимистичный пенсионер Василий Игнатьевич — умирал. Теперь понятно, что эта роль стала для Кириченко его завещанием.

Церемония прощания с народным артистом Беларуси Николаем Кириченко пройдет в Национальном академическом театре Янки Купалы сегодня. Похоронят артиста на Восточном кладбище.



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...