Зеленая экономика на зуб

Победит ли подземный труженик битву на полях?

Кандидат биологических наук Светлана  Максимова: «Вермигумус  – лекарство для земли, хлеб для растений»

Мудреное слово «вермитехнология» происходит в первой своей части (Vйrmes) от латинского имени самого что ни на есть земного существа  — червя. Бум его американского представителя — красного калифорнийского – пришелся на девяностые годы, когда земледельцы открыли неимоверные способности подземного рыхлителя в повышении плодородия почвы, хотя говорят, что спецслужбы США охраняли этот секрет, как зеницу ока. Но теплолюбивому беспозвоночному пришелся не по нутру наш климат, и он не прижился. Тогда белорусские ученые вывели свою технологическую линию дождевых навозных червей. Рожденное в лаборатории вермитехнологий НПЦ по биоресурсам детище нарекли «Белорусским пахарем». Пахать изворотливое животное может не только ниву, но и кучи отходов, производя ценнейшее удобрение – биогумус. То, что недоедают и оставляют после себя люди, или недорабатывают предприятия, прожорливый и неутомимый «старатель» поглощает за милую душу, при этом интенсивно производя себе подобных.


Лучше других своих подопытных и их способности улучшать экологию знает заведующая лабораторией кандидат биологических наук Светлана МАКСИМОВА.

– Выведенные искусственно черви живут дольше, чем их дикие сородичи, в среднем пять лет, тяжелее по весу и длиннее, быстрее перерабатывают органические отходы. 

Преимущество вермитехнологии заключается в том, что она позволяет в едином технологическом процессе при сравнительно малых затратах перерабатывать в больших количествах практически любые органические отходы с получением конечных продуктов — высокоэффективного органического удобрения и полноценного белка животного происхождения. Биогумус — хлеб для растений. Это гумусное удобрение, в котором все питательные вещества (азот, пятиокись фосфора, оксиды калия и магния, кальций, микроэлементы), необходимые для эффективного роста и развития растений, находятся в оптимальных соотношениях. Кроме того, это микробиологическое удобрение, способствующее нормализации процессов в почве и лучшему усвоению питательных веществ растениями, пролонгированного действия. Тонна биогумуса по своему действию эквивалентна 15 (!) тоннам навоза. После первого внесения земля остается плодородной еще на протяжении 5—7 лет. Он повышает урожайность сельхозкультур на 15—20 процентов, ускоряет прорастание семян и вегетационный период растений, повышает их устойчивость к заболеваниям, частично заменяет минеральные удобрения. 

Это единственное органическое удобрение, которое в системе ЕС можно продавать в европейские страны, где оно используется для экологически чистого земледелия. И в этом направлении у технологии большие перспективы. В нашей стране органика не сертифицируется, на производство биогумуса достаточно техусловий, которые, к слову, разрабатывает наша лаборатория. Есть международный стандарт: если произведенные удобрения подходят под него, можете свободно продавать при наличии технических условий.

Вермигумус еще и лекарство для земли, реанимирующее ее после загрязнений. Он связывает соли тяжелых металлов и радионуклиды, делая их недоступными для растений.

— И много хозяйств или перерабатывающих предприятий ухватились за эту простую, но эффективную технологию?

— Около двадцати. В основном фермерские хозяйства. Конечно, это немного, но потенциал для развития вермитехнологий в стране достаточный: развернуть масштабное производство (были бы инвестиции) не проблема. Есть большие запасы биомассы. По оценкам ученых, в Беларуси накапливается около 2,5 миллиона тонн органических отходов. С промышленных предприятий ежегодно вывозится бумаги, лигнина и картона 648 тысяч тонн, пищевых отходов — почти 550 тысяч тонн, текстиля — 70 тысяч тонн, отходов деревообработки — 54 тысячи тонн. И все это богатство везется на полигоны. Мы предлагаем другой путь — технологии по переработке целлюлозы, отходов молокозаводов, мясокомбинатов, коммунального хозяйства, текстиля, кожи. И, конечно, навоза животных. К нам также часто обращаются частные предприниматели, желающие открыть производство грунтов или самих удобрений. Мы же разрабатываем и их рецептуру. 

Полученный биогумус хозяйства используют как у себя, так и на продажу — делают грунты, жидкие гуминовые удобрения. От 150 до 250 долларов стоит тонна сухого вещества, гумины — 4—5 долларов за литр. Кроме того, получают биомассу дождевых червей — с тонны отходов выходит 500—600 килограммов биогумуса и 100 килограммов червей. Их сушат различными способами и получают муку, которую используют для корма. За рубежом продукт нашел применение в фармакологии, косметологии. Препараты из него неплохо зарекомендовали себя при лечении мастопатии, катаракты и для повышения потенции у мужчин — особенно популярны спиртовые настойки на дождевых червях на Востоке. Применяются даже в пищевой промышленности. Я сама ела «червячный» мармелад в Англии. Очень вкусно. 

— Светлана Леонидовна, в наше время все чаще дают о себе знать экологические проблемы, и, видимо, эта сфера применения «Белорусского пахаря» не остается без внимания ученых?

— Мы работаем по нескольким направлениям. Одно из них — утилизация отходов биогазовых установок, которые вносить сразу в почву нецелесообразно и даже опасно, потому что происходит угнетение жизни в почве беспозвоночных, гибнут полезные беспозвоночные  — те же черви, многие жесткокрылые. 

Кроме того, сейчас разрабатываем новую технологию производства жидких гуминовых удобрений, которые будут значительно отличаться от тех препаратов, которые продают в магазинах. Содержание гуминовых веществ будет до 10 граммов на литр. В российских аналогах, которые есть в продаже, их не более 2 граммов в литре. 

Вместе с Полесским  госуниверситетом разрабатываем технологию утилизации коммунальных отходов, а именно сточных вод. На иловые поля запускается червь, и идет их переработка. Данный биогумус может применяться как удобрение для парков, клумб, газонов. Недавно начали сотрудничать со Слонимским картонно-бумажным заводом «Альбертин», где намерены провести модернизацию собственных очистных сооружений с установкой системы биологической очистки.

— Не погибнет червяк в такой агрессивной среде?

— Нет, потому что готовится специальный субстрат, в котором он будет выживать. В конечном продукте содержание вредных веществ, думаю, не будет превышать ПДК. Намерены запатентовать технологию переработки нефтяных загрязнений при порывах нефтепроводов, на АЗС и так далее. Зараженную территорию можно восстанавливать при помощи микробной биомассы и дождевых червей. Эксперимент показал, что происходит уменьшение концентрации нефтепродуктов в почве вплоть до состояния ПДК. 

— А чем опасен продукт переработки биогазовой станции, ведь аграрии, у которых имеются установки, очень довольны получаемыми удобрениями?

— Там не все перерабатывается. В частности, балластом остается лигнин.  Мы работали в Брестской области на первой биогазовой установке в селекционно-гибридном центре «Западный», и опыты показали, что отходы все же необходимо подвергать компостированию. Вермикомпостирование позволит получить более полезное и ценное удобрение, безопасное в использовании — более структурированное, при внесении которого питание растений происходит более интенсивно. 

Биогумус можно использовать как рекультивант территорий — для восстановления выведенных из сельхозоборота земель. 

— В силах ли помочь вермитехнологии птицефабрикам, для которых отходы  — отдельная тема?

— Несанкционированные свалки и места хранения помета — реальные свидетельства образования источников экологического неблагополучия. Последствия этих действий при производстве птицеводческой продукции в течение длительного времени трудноустранимы. К тому же они сокращают доходы птицефабрик из-за штрафных санкций, а также из-за вредного влияния загрязнений на технологию производства основной продукции — яиц и мяса. Очень многие предприятия обращаются к нам за помощью в утилизации помета, за складирование которого экологические службы наказывают рублем.

Самое сложное в технологической цепочке — создать из отходов такой субстрат (по своей влажности, составу, водородному показателю), в котором черви могли бы жить и перерабатывать его. Поэтому, когда к нам обращаются заказчики, мы первым делом ставим у себя в лаборатории эксперимент и проверяем, можно ли получить из предложенных отходов нужный субстрат. Проводим тест на летальность — выживут «пахари» или нет, будут перерабатывать данную биомассу или нет. Если отходы не подходят для утилизации, делаем определенный субстрат, чтобы нашему подопечному он пришелся по вкусу.


В ТЕМУ

Лаборатория вермитехнологий, кстати, единственная в Европе, экспериментами которой заинтересованы ученые и практики многих стран, предлагает не только свой продукт и технологию, но и сопровождение проекта. И все-таки огромную помощь, можно сказать, самой природы, а также ученых наши хозяйства практически не используют. Я поинтересовалась у Николая Белоглазова, директора унитарного предприятия «Колхоз имени Буденного» Кличевского района, почему у них не прижился «пахарь»:

— Мне сложно судить, потому что, когда пришел в хозяйство, производства уже не было. А сам продукт предприятие не продавало. Да, дело полезное, но, думаю, этим бизнесом надо заниматься отдельно и целенаправленно, с продажей конечного продукта. Для этого нужна линия фасовки.

Пока «пахаря» побеждают традиционные, интенсивные, технологии, приносящие скорую прибыль. Но какой ценой? 

Елена КЛИМОВИЧ

klimovich@sb.by


Спасти глухаря


Налибокские биологи по-своему решили извечную проблему, что было раньше  —  яйцо или птица

За амбициозную и непростую задачу взялись в Республиканском ландшафтном заказнике «Налибокский». Биологи при помощи ПР ООН решили восстановить популяцию западноевропейского глухаря не только по всей Беларуси, но и в Европе.


ДЕЛО в том, что западноевропейский подвид глухаря в отличие от более распространенного среднерусского — угрожаемый. Основная причина исчезновения — вырубка лесов и другая деятельность человека. Уж очень птица эта деликатная. Даже ягодники и грибники, пришедшие в лес, могут потревожить ее. 

В Налибокской пуще обитает, по сути, последняя достаточно многочисленная вольноживущая популяция в Европе — порядка 160—200 особей. Чтобы была хоть какая-то уверенность, что эти птицы не исчезнут с лица земли, нужно увеличить популяцию как минимум втрое. И это только в Беларуси. В Европе — Польше, Литве, Германии, Австрии — с западноевропейским глухарем дело обстоит еще хуже. 

Именно поэтому включение этого обширного лесного массива в Государственную программу по развитию особо охраняемых природных территорий и участие в проекте ПР ООН «Содействие переходу Республики Беларусь к «зеленой» экономике» так важно для экологии не только Беларуси — Европы в целом. 

Для того чтобы глухарь не исчез с лица земли, государство выделило 1,2 миллиарда неденоминированных рублей, Евросоюз — 110 тысяч евро, 560 миллионов затратил сам заказник из собственных средств. Как результат — в этом году открыт питомник для разведения тетеревиных птиц. На 72 сотках в лесу — хозяйственный корпус с кормокухней, инкубаторами, брудерами, оборудованный современной техникой: переносными инкубаторами, овоскопами, холодильным оборудованием, системой видеонаблюдения за птицами. Вольеры для выгула молодняка, в том числе и маточный вольер на 10 самок. А также кабинет экологического воспитания молодежи. Домик для обслуживающего персонала. Все сооружения электрофицированы, к ним подведена вода и канализация.

В вольерах появились и первые жильцы: четыре самки и два самца. Две пары поместили в вольер для адаптации — чтобы сотрудники заказника могли разработать сезонные рационы кормления и отработать условия содержания птиц. Пока, уверяет директор заказника Василий Гурков, все идет по плану: птицы бодры, упитанны и чувствуют себя хорошо. 

Одновременно в пуще отлавливают самок глухаря, чипируют их и отпускают на волю — чтобы весной, в конце апреля, найти их кладки и забрать оттуда часть яиц. Глухари в неволе размножаются плохо — не ранее чем через три года жизни в вольере, поэтому первого потомства от пойманных птиц в ближайшее время ждать не приходится. Следовательно, нужны яйца, которые поместят в инкубатор. Очередной этап — вывести цыплят. Это также позволит сформировать маточное поголовье, которое должно составить десять самок и два самца.

Кстати, поимка глухаря — дело непростое. Птица эта дикая, очень осторожная, пугливая, боится человека. Раньше в руки попадали только самцы. До этого еще никто не смог отловить именно самок. Как это удалось налибокским биологам? Технологию свою специалисты не выдают — иначе могут появиться желающие испробовать ее на практике. 

До этого выведением в неволе глухаря начинали заниматься с найденных кладок. Нынче извечный вопрос, что было сначала — яйцо или курица, биологи для себя решили иначе. И начали не с яиц, а со взрослых особей. 

— Дело это новое, и начать его было бы невозможно без нашего консультанта — орнитолога Татьяны Павлющик. Это единственный человек в Беларуси, который серьезно занимается глухарем. Еще в 80-е годы прошлого века в Березинском заповеднике она смогла вырастить в неволе шесть поколений пернатых. Правда, в то время перед ней стояла совершенно иная задача — одомашнить эту птицу, — рассказывает Василий Владимирович.

Сегодня — наоборот. Выведенные в неволе пернатые должны быть полностью приспособлены к жизни в природе. Для этого будут использовать метод по адаптации, который разработал польский биолог, владелец частного зоопарка Анджей Кшивинский. Птенцов, которые только вылетели из гнезда, отправят в… «летние лагеря» — мини-вольеры, расположенные вдали от человека. Они сооружены так, что самка, которая выполняет функцию учителя-воспитателя, не может покинуть вольер, а птенцы — свободно. Это позволяет им, с одной стороны, быть под присмотром взрослой птицы, слышать ее команды, перенимать ее поведение, а с другой — свободно передвигаться по лесу, адаптироваться к жизни на воле. 

В заказнике рассчитывают за 3—4 года довести поголовье глухарей до полутысячи, выращивая по 45—50 птенцов в год. После этого предстоит работа по возвращению глухаря в Европу. Заповедники Германии, Польши, Литвы готовы покупать этих птиц за большие деньги. Одна особь может стоить от 3,5 до 5 тысяч евро. 

Юлия БОЛЬШАКОВА

bolshakova@sb.by


Пахнут акации в парке «Горни»


Большие перемены ожидаются в парке «Горни» на территории Лидского лесничества: создание в нем регионального лесного экологического образовательного центра сделает его не только излюбленным местом отдыха лидчан, но и должно привлечь многочисленных туристов, в том числе и зарубежных. На финансирование этого интересного экологического проекта Европейским союзом и Программой развития ООН выделено 111 тысяч долларов США.


– ИДЕЯ создания центра возникла несколько лет назад, — рассказывает заместитель директора лесхоза по идеологической работе Чеслав Борко. — При инвентаризации уникального ботанического памятника местного значения — парка «Горни», заложенного еще в 1881 году царской государственной лесной охраной, насчитали там 158 деревьев, которым более 100 лет. Еще 226 деревьям — от 80 до 100 лет. В парке растут липы, дубы, клены, ясени, лиственница сибирская, сосны веймутовая и обыкновенная, акация. Перед Второй мировой войной на территории парка построено здание польского лесничества, которое сохранилось до сих пор. 

И, естественно, чтобы это уникальное место стало более посещаемым. Поэтому вместе с общественным объединением «Белорусское ботаническое общество» решили принять участие в конкурсе «зеленых» инициатив. Из 150 поданных заявок наша заняла второе место. 

В учебно-экологическом классе радуют глаз новая красивая мебель и современное оборудование. Последнее приобретение — интерактивная доска. Есть  мультимедийные программы о животных, птицах, растениях. Подобрана специальная литература, рассчитанная как на работников лесного хозяйства, так и на обычных любителей природы. Одновременно класс может вместить до 25 человек. Тут можно проводить семинары, совещания, «круглые столы», школьные уроки.

На территории парка планируется построить спортивную и детскую площадки, аллею памяти, свадебную аллею, растительный лабиринт, а также музеи пчеловодства и истории лесного хозяйства Гродненской области. Ничего подобного в стране пока нет. 

Благоустраивается и вплотную примыкающий к городу лесной массив, являющийся одним из излюбленных мест отдыха жителей райцентра. При поддержке райисполкома здесь оборудуются два экологических маршрута — пеший и велосипедный. 

Тропинки и дорожки, которые десятилетиями использовали горожане, делают максимально безопасными и познавательными. На маршрутах установлены 16 удобных скамеек. Для проката уже закуплено 10 велосипедов. 

Сейчас разрабатывается и третий маршрут — водный. Он пройдет около охраняемых государством ценных исторических объектов — стоянки первобытного человека, старого костела, а также места обитания вертлявой камышевки, занесенной в Красную книгу Республики Беларусь. Оборудовано и специальное место отдыха для туристов.

За работой на объекте пристально следят специалисты ПРООН. Они удовлетворены тем, как рационально используются, выделенные средства. 

Геннадий ГИЛЬ

gennadijj-gil@rambler.ru 


ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Ольга ЧАБРОВСКАЯ, руководитель проекта  ПРООН «Содействие переходу Республики Беларусь к зеленой экономике»:

— В прошлом году мы объявили конкурс «зеленых» инициатив для общественных организаций. Активность была высокая — подано 150 заявок. В итоге отбор прошли 16. В составе жюри представители Евросоюза, министерств и ведомств Беларуси. Основные требования — чтобы инициатива сочетала в себе экономическую и экологическую составляющие, а также предусматривала вовлечение местных жителей. 

Все инициативы уже работают. Во многих случаях можно говорить о первых результатах. К примеру, две инициативы в Мядельском районе — выращивание и сбор лекарственных трав. Это не требует больших вложений, особенно когда речь идет о сборе дикорастущих трав. Казалось бы, что можно заработать на лекарственных травах? Были сомнения. Но опыт показал: это работает! Более того, многие травы востребованы не только в Беларуси, но и за рубежом. Так что у этой инициативы даже есть экспортный потенциал. Организация-исполнитель провела обучение для местного населения, закупила простейшие инструменты. И местные бабушки и дедушки с удовольствием взялись за дело. Польза для всех: предприятие-переработчик, которое производит фиточаи, включенные в список официальной сувенирной продукции нашей республики, получает сырье для их производства. А пенсионеры, которые занимались сбором трав, получали неплохую добавку к пенсии — от одного до четырех миллионов неденоминированных рублей в месяц.  

Всего же сейчас в работе 7 крупных пилотных проектов и 16 пилотных инициатив, которые направлены не только на улучшение экологии, но и на получение прибыли. 

Идеи есть. Денег нет 


ЗЕЛЕНУЮ экономику в прибужских хозяйствах начали осваивать лет десять назад. Одним из первопроходцев стало ОАО «Селекционно-гибридный центр «Западный» Брестского района, построившее биогазовую установку. И сегодня здесь уже не сомневаются, что, рискнув, выиграли. В месяц машина производит 300 тысяч киловатт электроэнергии, которую поставляют в общие сети. Из органики, отходов зерна и другого сырья, которое смешивают в определенных пропорциях, после переработки получается биогумус — очень эффективное удобрение для подкормки растений. 

НАЧАЛЬНИК котельной Павел Маманович, отвечающий за работу установки, отмечает, что окупить ее планировали за 11 лет, но вложенные средства дали отдачу гораздо быстрее. Сегодня современное оборудование дает хозяйству стабильную прибыль от вырабатываемой электроэнергии, отопления производственных помещений и подогрева воды. 

В сутки установка перерабатывает около 40 тонн органики. Главным образом она поступает со свинокомплекса, рассчитанного на 86-тысячное поголовье. Используется и навоз с ферм, где содержится крупный рогатый скот. Так что недостатка в сырье нет. Биогазовая установка вырабатывает электроэнергию и получает биогумус, по сути, из отходов и при этом не загрязняет окружающую среду. Все удобрения селекционно-гибридный центр использует для собственных нужд. Они не только повышают урожайность, но и позволяют производить экологически чистую продукцию. 

Однако последователей примера «Западного» в аграрном секторе Брестчины так и не нашлось. Ни одно сельхозпредприятие не рискнуло осуществить подобную идею. Проект слишком дорогостоящий, отмечают специалисты. И добавляют: в «СГЦ «Западный» он прижился во многом благодаря поддержке бюджета, которую тогда оказали. Самому сельхозпредприятию вряд ли было бы по силам приобрести и установить столь дорогостоящее оборудование. 

Заместитель председателя Комитета по сельскому хозяйству и продовольствию Брестского облисполкома Александр Дорошенко соглашается с тем, что пример для области показательный. Такие же установки, по его словам, планируют оборудовать  в ОАО «Отечество» и ОАО «Журавлиное» Пружанского района. Правда, пока это лишь намерения. Для реальных проектов нужны колоссальные средства. 

И, наверное, потому адреса зеленой экономики на Брестчине поддаются пальцам одной руки.

Александр КУРЕЦ

kurec.a@mail.ru
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости