Зажечь свечу памяти

Среди сотен памятников, посвященных погибшим белорусским евреям в годы Катастрофы, есть несколько, поставленных белорусами в частном порядке, по личной инициативе...

Среди сотен памятников, посвященных погибшим белорусским евреям в годы Катастрофы, есть несколько, поставленных белорусами в частном порядке, по личной инициативе. В 1991 году журналист из Калинковичей Владимир Смоляр (1935 — 2005) стал инициатором установки памятника в деревне Ситня, где погибли 30 еврейских семей. Затем в 1995 году он же установил памятные знаки на месте расстрелов евреев в деревнях Озаричи и Юровичи. В 1992 — 1993 гг. тракторист из деревни Шацк Михаил Тарасевич собственноручно изготовил два больших памятника из камня и установил их на месте уничтожения евреев деревни в лесу и на старом еврейском кладбище. В 2006 году житель деревни Богдановка Лунинецкого района Николай Ильючик увековечил память шести евреев своей деревни, убитых фашистами в 1941 году, памятным знаком. В 2007 году школьные учителя Иосиф Квач и Вячеслав Липский деревни Жуковщина Шарковщинского района со своими учениками отметили памятным знаком место гибели в 1943 году еврейской семьи из 7 человек.


На восточной окраине деревни Богдановка Лунинецкого района Брестской области на зеленой лужайке стоит памятник, надпись на котором гласит: «На гэтым месцы ў жнiўнi 1941 года былi растраляны фашыстамi мiрныя жыхары вёскi Багданаўка габрэйскай нацыянальнасцi. Вечная памяць!» Автором, создателем и спонсором всего проекта — от замысла до осуществления — стал местный житель Николай Ильючик. Вместе с ним участвовала в строительстве семья Николая — жена Раиса и трое сыновей. Помогали и друзья.


Как обычно, все начинается в семье и в детстве. Отец Николая Ильючика успел еще поучаствовать в войне, в действующей армии, в пехоте. В 1948 году вернулся в родные места и женился на девушке, которая во время войны жила в Богдановке. Родители были людьми верующими и сумели привить веру в Бога своим шестерым детям. Николай, самый младший в семье (родился в 1966 г.), в детстве услышал рассказ матери о событиях начала августа 1941 года, когда фашисты убили шестерых евреев — мужчин, односельчан. Их фамилии не вспомнили уже и старые жители деревни, но знали по прозвищам и профессиям: два кузнеца, крестьянин, раввин и лавочник.


Прошли годы. Николай окончил школу, отслужил в армии, окончил сельскохозяйственную академию и вернулся в родную Богдановку. Работал, женился на девушке из соседней деревни, у них растут трое замечательных сыновей — Антон и близнецы Виктор и Виталий. Все эти годы помнил Николай свою какую–то мальчишескую обиду, ощущение несправедливости забвения памяти трагической судьбы своих односельчан, убитых фашистами только за то, что родились евреями. Тогда он стал расспрашивать отца, других односельчан, что же произошло 2 августа 1941 года. Вот что удалось выяснить.


Летним днем 1941 года в Богдановку пришли немцы. Эсэсовцев сопровождал кто–то из местных, показывая еврейские дома. Под плач, причитания и стоны семей гитлеровцы выгнали на улицу Моргуна, Давида — сына Шолома, Нахмана и его сына Еселя, Чечика и Ошера. Четверо мужчин и двое молодых парней. Фашисты схватили и одного местного парня — Ивана, приняв его из–за рыжих волос и бороды за еврея. С трудом родственникам удалось убедить карателей отпустить Ивана.


Через некоторое время женщин и детей из еврейских семей отправили в гетто в Погост–Загородский. А шестеро мужчин под дулами автоматов шли в свой последний скорбный путь по центральной улице, потом свернули в урочище Грудки. Там в редколесье раздались выстрелы. Были казнены ни в чем не повинные люди.


Под страхом смерти никто из местных жителей не посмел приблизиться к месту казни. Только вездесущие подростки пробрались туда. Ныне они, уже седовласые старики, так описывают место трагедии: «Убитые лежали на траве. Вокруг много крови. Выходные отверстия от пуль были большими, рваными — видимо, каратели использовали разрывные пули. Чечик оставался еще жив, но смертельно ранен, умирал долго и мучительно. Из–за страха перед немцами никто не помог ему, не облегчил страдания. Убитые пролежали двое суток, пока под покровом ночи из Погоста не приехали их родственники и не отвезли тела на подводах, чтобы предать земле на еврейском кладбище возле этого местечка».


Выяснив историю гибели богдановских евреев, Николай рассказал об этом в 2003 году в лунинецкой газете в статье «Памяти жертв Холокоста», где в заключение написал: «Мы будем помнить вас: старых и совсем молодых. Может быть, на месте казни появится памятный знак. Это нужно в первую очередь для живых, для потомков, для памяти». Николай понимал: создание памятника повлечет значительное уменьшение семейного бюджета, поэтому не заводил в доме разговора о нем, ожидая инициативы от жены. И не ошибся в своей Раисе. Она предложила те средства, которые они регулярно вносят в свою религиозную общину, собирать на памятник.


Эскиз сделал сам Николай, материалы приобретали за собственные деньги. Непосредственное изготовление памятника Николай начал тоже сам. Соорудил во дворе дома площадку, на которой планировал осуществлять все работы, а смонтировать его уже на месте. Вскоре помогать Николаю пришли несколько друзей — Константин Васильевич Ильючик, Василий Степанович Савич, Иван Сергеевич Савич. Не остались в стороне и дети — сыновья Николая и их товарищи — Саша и Сережа Ребковцы, Дима Антанович, Саша Савич.


Вскоре памятник был готов и 2 августа 2006 года открыт в торжественной обстановке. Собралось более 100 человек, и люди увидели необычную композицию. Она представляет собой горящую свечу, по которой сквозь колючую проволоку стекают шесть (по числу убитых) капель крови. В основании памятника — звезда Давида. Черный цвет — свечи, красный — капель крови и белый — звезды Давида на фоне зеленого цвета окружающей природы создает траурно–торжественное настроение. Сегодня этот мемориальный знак наряду с другими внесен в реестр памятников, находящихся под охраной местных властей. Ухаживать за ним поручено отделу МЧС, где работает Николай Ильючик.


Как отмечает Николай Антонович, памятник стал достопримечательностью деревни. Сюда приезжают молодожены в день свадьбы, здесь проходят митинги, посвященные памяти погибших в войне. В школьном музее помещена большая фотография памятника, и учителя, рассказывая детям о событиях войны, вспоминают и об уничтоженных жителях деревни — евреях. Именно для этого и отдал свои силы, время, средства, создавая памятник евреям, белорус Николай Ильючик.


В своем стихотворении «Безвинным» член Союза писателей Беларуси Николай Ильючик написал:


Вы шлi ў апошнi свой паход,

А сонца нiбы дражнiцца ў зенiце

I спеў птушыны з тысяч галасоў,

I крыкi канваiраў: «Schnell! iдзiце!»

 

Вы шлi, адкуль не павярнуць.

Кароткi пераход з жыцця ў вечнасць.

Туды вас карнiкi вядуць.

Жыццё i смерць. О, недарэчнасць!

 

Апошнi раз абняў там бацька сына.

Дрыготкiм голасам — «Сустрэнемся» — сказаў,

Заплакаў сын: «У чым мая правiна?»

— Не плач, сынок. Прабач! Бывай!

 

Заплакала Рахiль па сваiх дзецях,

Узвiўся вецер з плачам ад зямлi

I стрэлы абарвалi жыццяў нiцi,

I рэхам–стогнам адазвалiся дубы.

 

О, як я прагну свечку запалiць

Па тых, хто ў нябёсах зорных.

У сэрцах памяць будзе вечна жыць,

А свечка–сум, хай будзе яна чорнай.


Инна ГЕРАСИМОВА, директор Музея истории и культуры евреев Беларуси, Минск.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости