«Заработки от концертов грузили мешками»

ХОТЯ звездный час «Ласкового мая» остался в прошлом, постаревшие участники коллектива по-прежнему время от времени выходят на сцену, чтобы спеть старые хиты и убедиться: они все еще не забыты зрителем. Андрея РАЗИНА в Могилеве во время фестиваля «Золотой шлягер» тоже принимали на ура. Когда же выдалась минута, то нынешний гендиректор Международного олимпийского фестиваля «Сочи-2014», депутат Госдумы Ставропольского края IV созыва не пошел на экскурсию по городу или по магазинам, а сразу же отправился в кадетскую школу областного центра.

Почему бывший солист и продюсер группы «Ласковый май» Андрей Разин решил навестить кадетскую школу в Могилеве.

ХОТЯ звездный час «Ласкового мая» остался в прошлом, постаревшие участники коллектива по-прежнему время от времени выходят на сцену, чтобы спеть старые хиты и убедиться: они все еще не забыты зрителем. Андрея РАЗИНА в Могилеве во время фестиваля «Золотой шлягер» тоже принимали на ура. Когда же выдалась минута, то нынешний гендиректор Международного олимпийского фестиваля «Сочи-2014», депутат Госдумы Ставропольского края IV созыва не пошел на экскурсию по городу или по магазинам, а сразу же отправился в кадетскую школу областного центра.

— После того как родители погибли в автокатастрофе, я сам шестнадцать лет прожил в детдоме, потому, где бы ни бывал, считаю своим долгом поддержать ребят-сирот. Кроме того, я также выступил одним из инициаторов открытия в Ставропольском крае кадетского училища на триста мест. Со временем там могут воспитываться до пяти тысяч ребят, потерявших родителей. При желании мы могли бы даже наладить встречи между кадетскими школами.

— А заодно и спеть вместе…

— Да, пример «Ласкового мая» подтверждает: если верить в свою мечту и идти к ней, можно добиться многого. К слову, моя трудовая биография начиналась с профессии каменщика. Позже, когда подался в Москву и устроился на работу в студию звукозаписи, стал ближе к миру шоу-бизнеса. Когда ко мне в руки попала запись альбома «Ласковый май» ребят из Оренбурга, сразу понял: у группы — большое будущее. Это было в 1988-м. А уже через год коллектив гремел на весь Советский Союз. «Ласковый май» вошел в Книгу рекордов Гиннесса за 47 миллионов билетов, проданных на его концерты. Газета под идентичным названием выходила тиражом свыше одного миллиона экземпляров! Правда, официальных наград при этом никто из нас не удостоен. Тогда как исполнитель роли Андрея Разина в фильме «Ласковый май» Вячеслав Манучаров получил звание заслуженного артиста.

— Кстати, насколько реалистична эта картина?

— В принципе, там все правда. Хотя, конечно, чтобы рассказать о нас хоть частицу того, что было пережито, нужно снимать сериал.

— Мнений о «феномене» «Ласкового мая» за четверть века высказано много. А на ваш взгляд, на чем базировался успех группы и можно ли его повторить?

— У нас не было ни одной песни, которая бы раздражала. В коллектив подбирали только красивых людей: зритель ведь приходит на концерты отдыхать, потому должен получать двойное удовольствие. А еще музыка была доступной, а певцы — близки к народу. Потому «Ласковый май» и сегодня зритель принимает очень тепло. Правда, новые песни непопулярны. Поклонники просят спеть лишь «Седую ночь», «Белые розы» или какие-то другие наши шлягеры. Кстати, сейчас поем вживую. А раньше в основном под фонограмму, которая выручала там, где техника была «на грани фантастики».

Можно ли повторить успех? На одном таланте сегодня не «выедешь». У продюсеров должна быть просто-таки железная хватка. Но теперь они раскручивают детей олигархов или собственных жен. Я же делал судьбу детдомовцев: в составе «Ласкового мая» практически все были сиротами.

— Говорят, что деньги с концертов вы увозили мешками...

— И это правда. Что скрывать. Мы были первыми российскими миллионерами, причем никакие папы и дяди за этим не стояли. Часто спрашивают: а куда все тратили? Отвечу: многое раздавал друзьям, чтобы потом деньги опять возвращались. Еще, когда разбогател, купил квартиры-машины тем работникам детдома, о которых остались в сердце теплые воспоминания. Все плохое, к счастью, за это время практически стерлось из памяти.

— Это правда, что ваши корни — белорусские?

— Да, мой отец родился в Гродно, а затем переехал в Ставропольский край. И в целом в Беларуси чувствую себя как дома. Еще в период гиперпопулярности «Ласкового мая» купил в Вишневке под Минском дом. А затем вошел и в состав учредителей «Бобровой хаты» в Витебской области. Вместе с Юрой Шатуновым иногда приезжаем сюда поохотиться.

Светлана МАРКОВА, «БН»

Фото Галины ГАВРИЛОВИЧ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости