Замкнутый КРУГляк

Что мешает древесине получить высокую добавленную стоимость

2. В чистом поле и под ключ


Завод сульфатной беленой целлюлозы на базе Светлогорского целлюлозно-картонного комбината строили, строили и… Продолжения знаменитой фразы — наконец построили — так и не случилось. Несколько раз сдвигались сроки открытия и делались заявления о готовности в 95 процентов. Но по факту новое производство продукцию не выпускает. Следовательно, древесину не перерабатывает, прибыль теряет. На недавнем совещании по вопросам реализации круглых лесоматериалов Президент подчеркнул, что в ноябре предприятие в Светлогорске, куда в дальнейшем и будет отгружаться пока экспортное древесное сырье, должно быть запущено. Это крайний срок. Успеют ли? 


В АПРЕЛЕ прошлого года в Светлогорске открывали два новых общежития на 80 мест каждое. Новоселами стали специалисты ЦКК. Те, кто в будущем пополнит штат производства сульфатной беленой целлюлозы. Среди них — Сергей Федосов, который с семьей заселился в двухкомнатные апартаменты. После окончания БГТУ в Светлогорск приехал по распределению, затем переведен в Минск в «Беллесбумпром». Но вот уже второй год вновь работает в райцентре — в должности заместителя главного технолога. На решение вернуться, признается, повлияло два фактора: возможность получить жилье и устроиться на новый завод.

Всего на ЦКК будет создано около 500 рабочих мест. Часть сотрудников переведут с ныне действующего производства, некоторых наберут дополнительно. Но это опять-таки — если говорить о планах. А пока…

Практически все промышленные предприятия вынесены на окраину Светлогорска. Не исключение — целлюлозно-картонный, который занимает примерно 40 гектаров. Тут организован полный цикл переработки древесного сырья в картон гофрированный и ящики из него. Состоит комбинат из нескольких производств: бумаги и картона, гофротары и целлюлозы. Правда, последняя пока используется только для собственных нужд. Ситуация изменится с появлением отдельного завода по ее производству. Площадка, где ведется строительство, расположена аккурат возле действующего комбината.

Юрий БЕРДОВИЧ и Сергей ФЕДОСОВ обсуждают рабочие моменты.

МАСШТАБЫ впечатляют — предприятие по выпуску целлюлозы развернулось на 90 гектарах. Оно состоит из нескольких пусковых комплексов: сульфатной целлюлозы — первый, вискозной — второй. Генподрядчиком выступает китайская корпорация инжиниринга CAMCЕ, с которой еще в октябре 2010 года заключен контракт строительного подряда. Проект реализуется под ключ — только после того, когда все будет готово, предприятие сдадут белорусской стороне, то есть Светлогорскому ЦКК.

Что сейчас происходит на площадке? Виднеются крыши цехов, сеть из труб, башни собственной ТЭЦ… Кажется, будто завод давно работает. Одно «но» — людей практически нет. На проходной — китайские фонарики, за ней — небольшой строительный городок с надписями на все том же китайском языке. А чем дальше от проходной, тем пустыннее — заснеженные дороги, одинокие строения. В цехах уже установлено оборудование, но пока и оно не работает.

Как и анонсировалось раньше, строительная готовность предприятия 95 процентов. При этом, уже на 98 процентов поставлено оборудования по производству сульфатной беленой целлюлозы на сумму 572 миллиона долларов, на 100 процентов — оборудования по выпуску вискозной целлюлозы, стоимость которого 30 миллионов долларов.
Строительная готовность нового предприятия — 95 процентов

Что же застопорило ввод производства? Заместитель генерального директора по экономическим вопросам Юрий Бердович поясняет: 

— Это уникальный проект и в чем-то пилотный — предприятие появилось, по сути, в чистом поле. Но во время любого строительства, а тем более такого масштабного, возникают проблемные моменты. Они решаются в рабочем порядке. 

— Какие моменты? Может, финансирование не поступает? — интересуюсь. 

— Нет, проект обеспечен финансированием в полном объеме. Средства поступали вовремя. Были замечания к китайскому подрядчику, но они устраняются. Именно по этой причине неоднократно сдвигался срок ввода. Сегодня подрядчику осталось благоустроить территорию и самое главное — запустить и наладить оборудование. Если мощность производства 400 тысяч тонн беленой целлюлозы в год, то по контракту генподрядчик должен организовать работу на 75 процентов. Только после этого мы сможем принять предприятие.

Кстати, о финансировании: стоимость контракта по производству сульфатной целлюлозы — порядка 770 миллионов долларов, вискозной — 35 миллионов. В обоих случаях финансирование на 85 процентов организовано за счет покупательского кредита китайских банков, на 15 — денежных средств Беларусбанка. 

Но если срок ввода предприятия неоднократно отодвигался, не возникнет ли проблем с выплатой по кредитам? Ведь, по сути, производство не введено, а рассчитываться с банками нужно. Не затянет ли новое предприятие уже существующее в беспросветную долговую яму? Юрий Александрович отвечает: 

— По кредитной линии после запуска производства будет рассчитываться наш комбинат. Конечный срок погашения займов не изменялся, а вот внутренние сроки сдвинулись. Последняя версия бизнес-плана говорит, что, несмотря на то что ужимался период погашения кредитных ресурсов, проект окупаем полностью чуть больше чем за десять лет. 

— Насколько мне стало известно из открытых источников, комбинат пока сложно назвать крепким по финансовым показателям — за предприятием числятся долги, в апреле поступали тревожные сообщения, что производство переведено на четырехдневку. Причины назывались разные: и недостаток сырья, и проблемы с реализацией продукции. Удалось ли пережить такие кризисные моменты?

— Сегодня предприятие работает в штатном режиме, при полной занятости. Никаких особых проблемных моментов нет. А про финансовые показатели могу сказать, что в бухгалтерском учете отражаются все те кредитные ресурсы, которые привлечены и на реализацию инвестпроекта, отсюда и большой долг. Но с запуском нового завода значительно вырастет и объем промышленного производства, а это большая прибавка по выручке. При выходе на проектную мощность только экспорт принесет порядка 238 миллионов долларов в год. Сульфатная и вискозная целлюлоза востребована на рынках Европы и Китая — уже ведутся переговоры с трейдинговыми компаниями о поставках. Пока же на экспорте мы зарабатываем намного меньше — по итогам 2016 года получили всего 6 миллионов 738 тысяч долларов.

Первую целлюлозу получили во времяналадки оборудования

На полную мощность новое производство выйдет к концу 2020 года. Тогда же, с учетом продажи продукции на внутреннем рынке, предприятие сможет зарабатывать свыше 330 миллионов долларов в год. Сегодня, по оперативной информации, выручка примерно в восемь раз меньше — порядка 40 миллионов долларов в год. 

Итак, выпустит ли первую продукцию завод по производству сульфатной беленой целлюлозы в ноябре этого года? На ЦКК уверяют: на этот раз в срок уложатся. Предприятие начнет работать на 75 процентов. С учетом этого потребность в древесине на 2017 год — 77 тысяч кубометров. В дальнейшем сюда будут отгружать всю балансовую древесину, которая пока идет на экспорт. Потребность производства при выходе на полную мощность — 2,5 миллиона кубических метров сырья. Одним словом, наконец вся древесина у нас получит свою высокую добавленную стоимость. Хоть и с отсрочкой в несколько лет…

НА КОНТРОЛЕ

Комитет государственного контроля установит жесткий надзор за положением дел в лесохозяйственной отрасли, сообщил председатель КГК Леонид Анфимов. В этом году будет проводиться постоянный мониторинг важнейших инвестиционных проектов, в том числе по производству сульфатной беленой целлюлозы на Светлогорском ЦКК. Глава государства поставил задачу ввести это производство до 7 ноября. 

borisovez@sb.by

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?