Заманить туриста бонусами

Работает ли у нас система бонусов для туристов?

Россыпью дисконтных карточек всевозможных магазинов, ресторанов, мастерских в кошельке сегодня никого не удивишь. И клиенты, и принимающая сторона убедились в выгоде такого союза: имея даже небольшую скидку, люди заглядывают чаще к лояльным бизнесменам, становятся у них завсегдатаями. Согласитесь, идея хорошая и, казалось бы, вполне применимая к различным сферам жизни. Возможно ли это в туризме? Ответы искала корреспондент «Р». 

Фото news.rate.by

Мировая практика показывает, что внедрение дисконтных программ и бонусов, так называемых «сити-пассов», в туризме вполне реально. Только в этом случае лучше совместить усилия нескольким организациям, чтобы предоставить гостям максимально готовый продукт, включающий в себя размещение, питание, развлечения. На оптимальный и выгодный комплекс услуг туристы клюют охотнее, а бонусы только раззадоривают, в результате чего путешественник нередко меняет свои планы. Взять, например, популярный Санкт-Петербург. Более пяти лет в местных туристических инфоцентрах раздают карты гостя города, рассчитанные на разное количество дней пребывания. Небесплатно и с расписанной программой. При этом приезжие — из Минска или Саратова — видят, сколько пришлось бы заплатить за вход в каждый музей, усадьбу, метро отдельно и сколько можно сэкономить. Да еще и голову ломать в незнакомом месте не нужно, думая, куда податься в первую очередь и как успеть все посмотреть. Судите сами: трехдневная карта стоит чуть более четырех тысяч российских рублей, или около 120 наших. За эти деньги можно облазить весь Исаакиевский собор, знаменитый Спас на Крови, побывать на обзорной экскурсии по городу, прокатиться ночью и днем по каналам, заглянуть в Петропавловскую крепость, музей «Петровская акватория», воссоздающий Петербург xvii века, съездить в Петергоф на «Метеоре» и посетить парк. Трансфер из отеля и в отель прилагается, экономится время на очередях. На сувениры высвобождается дополнительно минимум 40 наших рублей. Плюс скидки на проживание, посещение кафе, проезд в метро. Согласитесь, приятно. 

Подобная программа действует и в Москве. Пять дней по ней стоит 95 евро — говорят, столько же составляет выгода от покупки. Листаешь списки маршрутов и объектов — и глаза разбегаются от вариантов досуга. Примерно такая же картина наблюдается во многих городах мира. 

Что удивительно, свой аналог системы есть и у нас. Так, туристы могут рассчитывать на «Карту гостя Республики Беларусь» или «Карту гостя города Минска». Оператор дисконтных карт — компания ОДО «Мобил Авто Хэлп Компани», зарегистрированная в 2007 году. Тогда же по инициативе чиновников от спорта, да и не только, появились первые карточки, вспоминает директор Сергей Лысенко. Но массовый выпуск, судя по сообщениям в СМИ, начался позже. Раздавали карточки в туристических инфоцентрах, на презентациях, приемах. Позже из этой системы выпала городская турорганизация. 

Сегодня получить карту гостя иностранец, да и белорус тоже может через сайт оператора, заполнив несколько полей для личной информации и оплатив почти 20 рублей за любую сроком на 2,5 года. Примечательно, что версии хотя бы на английском у сайта нет. Если гость преодолеет языковой барьер, карту он может получить по почте или в офисе компании. 

9

Есть и другой вариант развития событий: туристу достаточно попасть в один из объектов партнера системы, ставшей инициатором выпуска кобрендинговой карты. Например, в банк или на заправку. 

— Нередко карточки заказывают ведомства и презентуют во время различных выставок, встреч, — дополняет Сергей. 

По соотношению объема предоставляемых скидок и преференций к экономическим показателям программа оценена как лучшая в Европе, отмечали несколько лет назад в Мингорисполкоме. Сегодня, говорит директор, крупные компании, сотрудничавшие раньше с оператором, предлагают самостоятельные неплохие и доступные по размеру вступительного взноса программы лояльности. Потому и число партнеров не растет уже семимильными шагами. Зато бизнесмены средней руки и небольшие компании не прочь влиться в дело. Размер скидок участники определяют самостоятельно. Колеблются они в пределах 2—25 процентов. Изучаю партнеров на сайте — их около двух сотен. Здесь есть стационарные и онлайн-магазины, СТО, медцентры и салоны красоты, казино, гостиницы туроператора «Беларустурист», с десяток ресторанов, не самые раскрученные кафе не в самых легкодоступных частях Минска. Куце выглядят и предложения из регионов. В то же время среди них ни одного музея, да и перечень экскурсионных услуг явно хромает. 

— Две основные сферы — проживание и питание — мы закрыли. Третье направление — туробслуживание — сошло на нет, — признает Сергей Лысенко. 

Чтобы идея совсем не скатилась в сторону выгодных покупок в избранных магазинах нашими гражданами, в чьих руках оказалось довольно много карт, в прошлом году ввели специальную дисконтную программу исключительно для белорусов. Партнеры те же, изменилась только надпись на пластике. 

— Таких карточек мы выпустили примерно 10—12 тысяч. В то время как количество карт гостя Минска и страны мы измеряем десятками миллионов штук. Только за 2014—2015 год в обращение ушло более 550 тысяч, — называет цифры Лысенко. 

Получается парадокс: вроде бы система для туристов есть, но познавать город и страну предлагают не с ожидаемой стороны. 

Свой вариант программы лояльности недавно предложило общественное объединение «Отдых в деревне». Масштабы поскромнее будут, но, может, и эффект ощутимее получится? Узнаем подробности. Председатель правления Белорусского общественного объединения «Отдых в деревне» Валерия Клицунова вводит в курс дела: 

— В Воложинском районе начали выдавать паспорта туристов. Это один из результатов реализации проекта «Воложинский район — территория креативной экономики». 

За его воплощение в жизнь в январе 2016 года взялся «Отдых в деревне». Инициатива была отобрана как одна из лучших в рамках проекта ЕС/ПРООН «Содействие развитию на местном уровне в Республике Беларусь». Лучшие идеи и наработки объединили в 25 точек креатива, среди которых значатся не только усадьбы, но и музеи, выставки, фермерское цветочное хозяйство, веревочный адреналин-парк, сплавы по рекам, экопоселение, посещение различных мастер-классов, фольклорного коллектива, республиканского ландшафтного заказника «Налибокский» и другое. 

Стимулировать поездки по всем объектам взамен бонусов и должен паспорт туриста. В нем делается отметка о посещении определенного объекта. Побывал на 15 — в будущем можешь рассчитывать на скидку в 15 процентов при посещении этих мест. 

Плюс можно получить сертификат «Ганаровы падарожнiк «Валожынскiх гасцiнцаў». После посещения 25 туристических объектов скидка составит 25 процентов.

— Это наша новация, так можно продвигать район, — уверена Валерия Клицунова. — Подобная система существует в нацпарках США и стимулирует американцев посетить как можно больше мест. Оттуда она пришла в Чехию, а затем — в Польшу, на зеленые маршруты. Идея красивая, неплохо бы ее применить в других районах, известных своим брендом, эконаправленностью и разнообразием отдыха. Например, в Кобринском и Жабинковском, где известна дестинация «Муховэцька кумора», или в Лепельском, позиционирующем себя как «край жоўтых гарлачыкаў i сiвых валуноў». Но сперва нужно изыскать средства, а заодно – убедиться в действенности программы на Воложинщине. 

Мария ДРУК

druk@sb.by

Знаки пройденных дорог


Туриста нужно «выращивать», не раз говаривали эксперты туристической отрасли. И начинать делать это лучше с самого детства —  от того, будет ли детям интересно колесить по своей стране, зависит, продолжат ли они делать это самостоятельно после совершеннолетия. Но как привлечь покоренное виртуальной жизнью поколение в походы, на экскурсии? 


Некоторые постсоветские страны, в том числе и Беларусь, решили вспомнить опыт прошлого века — вернуть аналоги нагрудных значков «Юный турист СССР». Чтобы получить его, ученикам 5—7-х классов нужно было уметь ориентироваться на местности, читать следы, знать тонкости передвижения по лесу, выбора места для ночлега, азы медпомощи и кулинарии. Приветствовался опыт преодоления препятствий. Для этого дети должны были совершить четыре похода с одним ночлегом в полевых условиях общей протяженностью почти 50 километров. Все тщательно документировалось. 

О возможности учреждения специальных значков «Турист Беларуси» и «Юный турист Беларуси» заявила директор Республиканского центра экологии и краеведения Елена Онуфрович в конце прошлого года. Тогда, по ее словам, определялись критерии получения значка — их всего-то нужно было подстроить под созданные для молодежного туризма условия. Во-первых, в стране на тот момент был готовый перечень из двух сотен экскурсий для детей. Во-вторых, в системе образования по всей стране действовало более 60 центров, в которых по спортивно-туристическим направлениям занималось свыше 25 тысяч ребят. Глядишь, из азарта к ним примкнули бы и другие. 

Дело медленно, но идет. Подробности озвучила заместитель директора по методической работе Республиканского центра экологии и краеведения Лидия Жур:

— Условия для получения значка еще предстоит обсудить. Пока же предлагается награждать им ребят, овладевших базовыми навыками туризма в учреждениях допобразования — кружках по интересам, специальных лагерях. Просто пойти в поход со взрослыми не считается, ведь должны выполняться и нормативы. Они описаны в правилах «Туризм спортивный», которые составляет Республиканский туристско-спортивный союз и утверждает профильное министерство. Там расписаны виды походов, рекомендации в зависимости от возраста участников. 

Кроме того, обсуждается, как учитывать краеведческую и экскурсионную активность ребят. 

Мало просто поехать и что-то посмотреть, нужно, чтобы дети получили опыт. Например, собрали какой-то материал во время поездки и использовали его, скажем, в докладах. Все результаты должны записываться в своеобразный дневник или книжку туриста. 

Она станет весомым аргументом для получения значка. Причем старшеклассникам, как ожидается, могут присуждать «Туриста Беларуси» наравне со взрослыми. 

— Помимо обсуждения критериев, предстоит еще работа с Геральдическим советом. Это все небыстрый процесс. Тем не менее надеемся, что в следующем году положения и сами значки будут утверждены, — делится мнением Лидия Жур. 

Забегая вперед, скажем, что пока для владельцев значка не предусмотрены какие-то материальные, ощутимые преимущества. Впрочем, эксперты уверены, что в первую очередь бонус заключается в том, что такие дети лучше приспособлены к жизни: умеют найти выход в сложных ситуациях, могут приготовить еду, у них воспитывается чувство локтя. Особенно интересно это должно показаться ребятам из небольших городов, не избалованным разнообразием досуга. Но хватит ли этого, чтобы искушенные гаджетами и секциями дети обратили свое внимание на туризм? 

Вероника НИКИТИНА

Узкие места на экологической тропе


Говорят, что пройтись по экотропе где-нибудь в Италии можно с аудиогидом, который на разных языках мира поведает об особенностях этого маршрута. Даже если ты не увидишь обитающую здесь редкую зверюшку, ты обязательно, хотя бы в записи, услышишь ее голос и узнаешь все самое интересное о ней. Вот так – просто и со вкусом. У нас экомаршруты тоже имеются. Но пока это, скорее, туры из разряда подкормки комаров. Сами эксперты говорят: хотелось бы, чтобы эти лесные тропинки включали в себя какие-то интерактивные элементы и были более запоминающимися. 


Впрочем, проблема касается не только экотроп, но и экотуризма в целом. Более половины территорий нашей страны – это живописные леса, изумительной красоты озера, редкие болота. Эти природные комплексы населяют не менее удивительные обитатели. Это сокровище, в один голос говорят специалисты, может стать дополнительной статьей дохода для страны. Причем его ведь не нужно продавать или губить — это как предмет искусства в художественной галерее, который нужно просто показать ценителю.


На первый взгляд, все более чем просто: есть спрос – есть предложение. Но на деле не совсем так. Потенциал наших особо охраняемых территорий (ООПТ), а их почти 1,3 тысячи, используется всего на треть. «Наш богатейший природный потенциал не используется полностью, — говорит заместитель министра природных ресурсов и охраны окружающей среды Игорь Качановский. — Да, Беловежская пуща, Браславские озера, Березинский биосферный заповедник, национальные парки «Припятский» и «Нарочанский» уже стали туристическими брендами, известными всему миру. Но наряду с ними исключительно высокими ресурсами для организации экотуризма обладают заказники. В их числе «Средняя Припять», или, как назвали ее ученые из Германии, «Белорусская Амазонка», «Споровский» — крупнейшее в Европе местообитание редкой вертлявой камышевки, «Ельня» — «международный аэропорт» для перелетных птиц и многие другие».





Заметен такой диссонанс и в финансовом выражении. В прошлом году заказники заработали всего 3,1 миллиарда рублей. Их посетили более 22 тысяч человек, из которых 2,1 тысячи — иностранные граждане. Такой уровень доходов, по словам Игоря Качановского, сопоставим с доходами одного национального парка за год. За это же время национальные парки и заповедники продали услуг на 16,6 миллиарда рублей, а общее число их посетителей составило почти 340 тысяч человек (иностранные граждане – 98 тысяч). Конечно, общий доход выглядит вполне прилично, если не учитывать, что заповедников и нацпарков в стране всего пять, в то время как заказников республиканского и местного значения – более 370. То есть ряд из них практически бездействует. А заказник «Днепро-Сожский» по итогам 2015 года не заработал вообще ничего.

Почему так происходит? В создание инфраструктуры нацпарков, в том числе за время реализации Государственной программы развития системы особо охраняемых природных территорий на 2008—2014 годы, были вложены значительные бюджетные средства, напоминают специалисты. Построены гостиницы, музеи природы, вольеры для демонстрации диких животных, разработаны экскурсионные маршруты — пешеходные, велосипедные, конные, водные. На территории заповедника и нацпарков – более 30 гостиничных и туристических комплексов, пункты проката туристского инвентаря, собственные автобусы и 4 теплохода. Действуют 35 туристических маршрутов, 7 экологических троп.



Но нельзя сказать, что и заказники совсем бездействуют. Здесь развивают новые виды экотуризма. Например, в «Ельне» — экскурсии на болотоступах и болотоходе, в республиканском ландшафтном заказнике «Озеры» можно понаблюдать за зубром, в «Браславе-Ричи» — поучиться дайвингу. Но как и где турист может об этом узнать? «В отличие от национальных парков, которые сертифицировали свои туристические услуги и информацию об экологических турах активно размещают в сети интернет, а также участвуют в международных выставках, — говорит Игорь Качановский, — сведения об услугах, оказываемых заказниками, не так просто найти. Кроме того, зачастую это не полноценный туристический продукт, а отдельные мероприятия, краткосрочные путешествия, которые приносят минимальный доход».

Выходит, пока это расчет на авось — авось турист услышит, авось приедет, авось где-то поселится, авось найдет, где ему поесть. А ведь тема питания зачастую становится одной из самых больных с точки зрения туриста. Особенно того, который приехал отдыхать дикарем. Допустим, у него есть палатка и он вполне обойдется без гостиницы. Но вряд ли он привезет с собой недельный запас провианта или проживет на подножном корме.



Нет, объекты общепита здесь имеются, но зачастую их не так много, как хотелось бы, а еще они ограничены по времени работы. Так что туристу иногда только и остается, что читать вывески. Об этой проблеме говорит и директор Департамента по туризму Минспорта и туризма Елена Перминова: «Комментарии российских туристов, которые в нашем экспорте туруслуг составляют около 70 процентов, оставляют желать лучшего. Не радует и оборудование санитарными стоянками по стране, хотя эта проблема много обсуждалась». 

Вообще, вопросов в развитии экотуризма в нашей стране много. По словам Елены Перминовой, это кадровый голод, проблема со специалистами со знанием английского языка. Ряд отдельных объектов нарушают идею агроэкотуризма по сохранению традиций и быта сельской местности, подменяя их рядовыми коммерческими проектами. И многое другое. Но главное, что вопросами экотуризма занимается целый ряд ведомств — Минспорта, Управление делами Президента, местные исполнительные и распорядительные органы, Минприроды, Минлесхоз, владельцы агроусадеб и так далее. И их усилия разрозненны. «В целом нет единого вектора движения в этой области, — подчеркивает Игорь Качановский. — В связи с чем назрела необходимость определить стратегические направления развития данного вида туризма. Учитывая это, мы планируем внести изменения и дополнения в Национальную стратегию развития системы особо охраняемых природных территорий до 1 января 2030 года». Необходимо разработать стратегии развития экологического туризма для каждой особо охраняемой природной территории, бренды, товарные знаки. Развивать туристическую инфраструктуру, создавать визит-центры и многое другое. 

Но, конечно, эту работу не осилить в одиночку. Ведомства экологии и спорта уже договорились о сотрудничестве, продвижении экотуризма, создании событийного календаря, куда войдут и экотуры. Но ведь продвижение туризма, в том числе экологического, — дело не только этих двух министерств. В нем прямо или косвенно участвуют система ЖКХ, которой подчиняются гостиницы, дорожники, от которых зависит качество дорог — по них  поедут туристы, Минтранс, который довезет туриста, и многие-многие другие. И от того, насколько слаженным будет это взаимодействие, будет зависеть и конечный результат.

Мнение

Начальник управления спорта и туризма Гродненского облисполкома Олег Андрейчик:

— Многие иностранные туристы, с которыми нам доводится общаться, говорят: нас интересует ваш экотуризм. Да, в последнее время сделан ряд важных шагов: введен безвизовый режим для посещения Августовского канала, который находится на заповедной территории, также без виз туристы бывают в Беловежской пуще. 

Но какие виды маршрутов мы могли бы предложить? В Европе, например, большую популярность набирают веломаршруты, есть объединенная сеть ЕвроВело, которая идет от Греции до Норвегии, ГринВело, которая охватывает территорию Польши. Почему бы нам не создать единую сеть Белэковело? Это было бы востребовано. Мы много говорим о развитии кемпингов, но в реальности они есть не везде. Думаю, это нужно исправить. Сами иностранцы констатируют: информации о наших местах мало. А ведь у нас есть редкие виды, за которыми охотится весь мир. Любой увлеченный экотурист приедет за сотни километров, чтобы какую-то редкую птичку сфотографировать. И если нужно, будет жить здесь неделю-две ради нескольких снимков. Значит, нужно организовать для него размещение и питание. А мы этот потенциал не используем. 

Сейчас на Гродненщине мы разрабатываем календарь мероприятий, размещая их на сайтах на иностранных языках. Но если бы был единый сайт для всех регионов, было бы прекрасно. Потому что любому гостю хочется не просто приехать в Беларусь, но и принять участие в каком-то значимом событии. 

Экотуры предлагают около 20 туристических фирм Гродненщины. Понятно, что это не основная статья их деятельности. Главное — продажа виз и перепродажа международных пакетов. Тем не менее сказать, что спроса на экотуры сегодня нет, нельзя. Зачастую мы не умеем их продать. Кроме того, не все в наших силах. А другие ведомства не всегда охотно идут нам навстречу. Главная проблема — в понимании того, что туризм, в том числе экологический, —это важно, что он приносит деньги, что турист — это не чужак, который пришел нас захватывать.

Вера АРТЕАГА

veraart14@mail.ru
Автор фото: Сергей ЛОЗЮК
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?