Забытая таблетка

Почему Петр сказал, что лекарства Сергей забыл в машине?

Солнце заходило, его золотое сияние еще лежало на самых верхушках елок. Свежее и явственнее запахло прогретой за день песчаной землей, опавшей листвой и смолой. Даль открывалась по-осеннему задумчивая, печальная, с опустевшими полями, с кое-где оголенными деревьями. И небо было уже не ласковое, не дымчато-горячее, а холодноватое и недоброе. Грудь легко наполнялась осенней свежестью, и невольно тянуло идти все дальше и дальше вперед по влажной, укрытой желтой листвой тропинке. Идти и поглядывать по сторонам на последние уцелевшие на ветвях желто-бурые листья, на ядреные шляпки грибов и слушать, слушать до звона в ушах эту чуткую тишину осеннего леса.

Но теперь в этом предзакатном лесу Петру хотелось услышать только одно — голос Сергея. Уже битых три часа он кружил средь деревьев и болотных кочек в тщетных поисках товарища. Стремительно надвигающаяся темнота усиливала нетерпение и нарастающую тревогу. Что могло случиться? Неужели заблудился? Да, места здесь глуховатые, болотистые. Но ведь и ездят они сюда не первый год. Тропинки и просеки сплошь знакомые, почти родные.

Этим октябрьским воскресеньем грибов в лесу было очень много, особенно подосиновиков. Крепкие, молоденькие, на толстых белых ножках, в красных шлемиках, они повсюду весело выглядывали из пожелтевшей, завядшей травы. Друзья, завзятые грибники, решили разойтись в разные стороны, искать лесных красавцев каждый в своих потаенных местах, так сказать, устроить небольшое соревнование. Встретиться у машины договорились в три часа пополудни.

Уже совсем свечерело. Небо сразу стало тугим и темным, на верхушке молодой ели крупно и ярко засветилась ранняя одинокая звезда. Ветер срывал с ветвей увядшие листья и кружил над лесом. Опускаясь на землю, они лежали неспокойно: все время возились, перешептывались между собой. И от этого лес наполнялся тревожным шорохом. На узкой лесной тропинке было темно и затаенно глухо, и от этой глуши становилось как-то не по себе среди разлапистых елей, под согнутыми, словно арки, березками, за которые нет-нет да цеплялась кепка. В душе Петра шевелилось тайное желание вернуться назад, на просеку, к старенькому «опелю». Идти хотелось быстро, чтобы как можно звонче похрустывало под ногами. Но еще больше хотелось, чтобы Сергей был уже там, виновато топтался возле машины. С полным пакетом подосиновиков, боровиков, подберезовиков…

Петр никак не мог принять решение. Он понимал, что оставаться в ночном лесу без фонарика или другого источника света бесполезно. Но мысль о том, что где-то в этой темной глуши остался его друг, возможно, нуждающийся в помощи, настойчиво сверлила мозг. Нерешительно он топтался на одном месте посреди небольшой поляны. Неожиданно память выдала картинку тридцатилетней давности. Шумная студенческая компания, пикник в осеннем лесу на такой же симпатичной полянке. Все молоды и счастливы. Всем безумно весело и хорошо. Особенно этим двоим, которые без конца целуются на глазах у всех. Как же так? Когда это могло случиться? Серега, его лучший друг, и она, Светлана. Петина муза и тайная сердечная боль. Ну что ж, наверное, сам виноват. Слишком долго он не решался признаться в своих чувствах…

* * *

— Света, ты только не беспокойся. Пока ничего не известно. Надеюсь, все обойдется, — Петр неловко топтался на пороге, стараясь как можно более спокойным и обыденным голосом передать жене товарища недобрую весть.

— Что случилось? Где Сергей? — один за другим сыпались тревожные вопросы вмиг потерявшей душевное равновесие женщины.

— Я не знаю, правда. Он не вышел к машине. Я искал всюду, пока не стемнело. Телефон не отвечает. Прости, я, правда, сделал все, что мог. Надо подключать спасателей, милицию или кого там обычно в таких случаях… Только уже, наверное, утром. Покажешь им наше место, где всегда машину бросаем. Я не смогу, завтра улетаю в Мюнхен, на конференцию. Ты же понимаешь… Плохо только, что он лекарства свои забыл в бардачке…

— Я все поняла, спасибо, — безжизненным голосом прошептала Светлана.

Ночью было не до сна. «Вот она — расплата», — назойливой мухой крутилась в голове почему-то одна-единственная мысль. В далекие студенческие годы ей слишком много усилий пришлось приложить, чтобы завоевать однолюба Сергея, который со школьной скамьи был без ума от своей провинциальной одноклассницы. Иногда Света ловила на себе странные, мучительные взгляды его лучшего друга — Пети, но у этого скромняги, с его гипертрофированной застенчивостью, как говорится, не было шансов. Другое дело Сергей — веселый, остроумный, душа любой компании. Вот и пришлось даже идти на крайние меры: ехать в бабке-ворожее в одну глухую деревню. Можно верить в привороты и прочую черную магию или не верить, но в скором времени Сергей почему-то разошелся со своей девушкой, и Света сделала все, чтобы не упустить свой шанс. Вскоре они поженились. Правда, детей Бог не дал. А Петя так и остался бобылем, с головой ушел в науку.

* * *

Тяжко шумели и качали ветками березы. На голых сучьях повисли капли росы — следы ночного тумана. Облака шли тяжелые, понурые. С самого раннего утра несколько десятков людей в форме прочесывали лес и прилегающее болото. Руководил поисками худощавый майор с резкими чертами слишком морщинистого не по годам лица. Очерченный для поиска квадрат глухой местности был обойден группой уже дважды.

— Товарищ майор, может, нет его в этом лесу? Решил мужик жизнь свою круто поменять, уехал за сотни километров отсюда. А за грибами пошел и якобы потерялся так, для прикрытия, — выдвинул свою версию молодой капитан с раскрасневшимися от долгой лесной «прогулки» полными щеками.

— Да, Егоров, мысль у тебя, как всегда, замечательная, но несвоевременная. Мы потом твою версию обязательно отработаем. А пока давай, бери бойцов и еще раз прошерстите вон то болотце. И поживей, стемнеет скоро.

Через полчаса милиционеры натолкнулись на синее ведро с грибами. Слегка поодаль без движения лежал мужчина в неприметном камуфляжном костюме.

— Кажется, жив, только без сознания. Быстро вызывай скорую, пусть ждет у просеки. А ты, лейтенант, тащи толстые ветки, будем носилки мастерить, до дороги придется нести его на руках, — четким голосом раздавал команды щуплый майор, снимая на ходу плащ-палатку.

* * *

Из полудремы, навеянной тишиной больничной палаты, Светлану выдернула мелодичная трель мобильного телефона. Петр звонил из Мюнхена:

— Ну что с Серегой?

— Нашли его там, на болоте. Приступ у него случился. Слишком долго без помощи и лекарств пролежал. Пока в сознание не приходил. Ничего определенного врачи не говорят, — Света с трудом подавила подступившие рыдания.

— Постарайся успокоиться, будем надеяться на лучшее. Света, ты зла на меня не держишь?

— Да нет, Петя. Жизнь сама во всем лучше нас разбирается и расставляет по своим местам…

Светлана подошла к окну. На пустынной улице время от времени появлялись редкие пешеходы. В который раз осторожно и опасно наплывала мысль: почему Петр сказал, что лекарства свои Сергей забыл в машине?

Она точно знала, что оставил он их дома…

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...