За шаг до крайней меры

В Бресте за один месяц на улицу выселили две семьи коммунальных должников

За один месяц в Бресте без жилья остались сразу две семьи. Суд пошел на крайнюю меру, выселив их за долги по оплате жилищно–коммунальных услуг, копившиеся не один год. Между тем в городе немало неплательщиков, которых работники ЖЭС уговаривают рассчитаться хотя бы частично, ведь их задолженность исчисляется уже десятками тысяч рублей.

Квартира неплательщиков Федорова и Варнавина.

По этим адресам лучше ездить с милицией. Так спокойнее. Участковые Юрий Гришков и Георгий Войтко рассказывают: на их территории около 50 тысяч жильцов. Беспокойная квартира есть практически в каждом доме. Во многих уже отключили свет и воду. Направляются в одну из таких — к пенсионеру Сергею Сенкевичу.

Звонок не работает. Света в квартире нет. На громкий стук в дверь реагируют только соседи. И тут же возмущаются: мол, из квартиры Сенкевича снова пошел дурной запах — опять, видимо, нанес в дом мусора с окрестных помоек. Спустя пять минут после побудки на пороге появляется и владелец коммерческой квартиры. Свое жилье он в свое время не приватизировал, и оно перешло в статус арендного.

Внутри — беспорядок. Кухня забита пустыми бутылками от спиртного, завалена мусором и остатками еды. Хозяин с явными признаками алкогольного дурмана невнятно объясняет: за «коммуналку» его долг уже погашен. Точную сумму, правда, назвать не может. И пребывает в полной уверенности, что государство его «простило». Сергею повезло. В ЖЭС объяснили: задолженности у Сенкевича теперь действительно нет. Вот только деньги внесли родственники. Государство же списало лишь пеню как пенсионеру. Без малого 300 рублей.

А вот 33–летнему Вячеславу Трофимуку повезло меньше. В конце марта его выселили на улицу без предоставления другого жилья. Начальник ЖЭС–4 Олег Дорогой говорит, что однокомнатную квартиру в центре города Трофимук, его мать и брат получили в 2015 году по договору найма. По факту здесь жил Вячеслав с сожительницей. И с этого времени за аренду и коммунальные услуги набежал долг — 3 тысячи рублей. Квартиросъемщик, оказывается, даже не удосужился зарегистрироваться в новом жилье, поэтому «коммуналку» ему выставляли по полной стоимости. А соседям приходилось терпеть шум и алкогольные вечеринки.

Работники коммунальных служб выносят вещи выселяемой из жилья семьи Лавренюков.

Освободить апартаменты Трофимуку пришлось в компании работников ЖЭС, судебного пристава и участкового. Другого жилья у него нет, как, вероятно, и регистрации. При этом долг за ним остается, но как взыскать его с бездомного, которого найти сегодня трудно даже с участковым, неясно.

А двумя неделями ранее с малогабаритной двухкомнатной хрущевкой рассталась семья Таисии и Петра Лавренюков. Дом, где они жили ранее, пошел под снос. Ту квартиру пара не приватизировала, поэтому в 2014 году получила арендное жилье. Их долг вместе с пеней составил более 6 тысяч рублей. Супруги перебрались на дачу к знакомым.

Кстати, по жилищному законодательству выселить могут и из приватизированного жилья, которое продадут решением суда. Часть денег уйдет в счет задолженности, остальное — на руки неплательщику. Сможет ли он на этот остаток купить новую крышу над головой — вопрос отдельный. И здесь тоже немало претендентов на принудительную выписку.

С Юрием Гришковым и Георгием Войтко заходим в квартиру братьев Павла Федорова и Андрея Варнавина. Тоже в центре. Квартирой, впрочем, эту открытую круглые сутки помойку назвать сложно. Переступая порог, оказываешься в настоящем мусорном контейнере. Здесь, говорит Юрий Гришков, долгов на десятки тысяч. С хозяевами, увы, пообщаться не удалось. Этот притон, вполне возможно, «откроется» ближе к ночи. Каково жить с ним по соседству — не представляю. Впрочем, даже таких жильцов выселить из квартиры в одночасье нельзя. К примеру, в списках Олега Дорогого десятки злостных неплательщиков:

— Тех, кто не платит за услуги до двух месяцев, мы никак не наказываем. Разговариваем, убеждаем, вывешиваем объявления на подъездах с требованием погасить долг. Есть люди, которые действительно попали в трудную ситуацию. Например, остались без работы. Мы входим в их положение, предлагаем оплатить сумму частями. Если жильцы идут на контакт, о выселении речь пока не ведем. Но с Трофимуком — другой случай. И я думаю, в ближайшее время таких выселений будет больше.


Всего в городе, по словам заместителя начальника предприятия «ЖРЭУ г. Бреста» Елены Семенюк, насчитывается свыше 5.700 должников. Общая сумма задолженности по коммуналке на 1 марта — 273 с лишним тысячи рублей. Эти средства можно было бы направить на капремонт домов, закупку оборудования, лампочек в подъезды, обустройство детских площадок, новый асфальт во дворах. Как минимум, устранить те проблемы, которые больше всего вызывают у горожан нарекания.

Если коммунальные службы и милиция все же пытаются уговорами вернуть асоциальных неплательщиков к нормальной жизни, то «черные риелторы» делают на них выгодный бизнес. Один из них на условиях анонимности раскрыл мне нехитрую схему. Спившемуся владельцу предлагают продать квартиру за 20 — 25 тысяч долларов. С этой суммы покупают ему дом в деревне, гасят долги и перевозят вещи на новый адрес. Остается еще 5 — 7 тысяч «на карман». Квартиру же после ремонта выставляют на продажу по реальной цене, которая, как правило, в полтора–два раза выше.

Информация к размышлению

Пока беспокойные жильцы устраивают в квартирах притоны, накапливая огромные задолженности, добропорядочные граждане, к примеру молодые специалисты или семейные пары с детьми, ютятся в общежитиях или снимают за 150 — 200 долларов частные квартиры. По словам начальника отдела ЖКХ Брестского горисполкома Сергея Лущика, спрос сегодня значительно превышает предложение:

— Практически каждый месяц мы выставляем арендное жилье внаем. В среднем на пять квартир поступает около 50 — 60 заявлений. Желающих много, ведь только в администрациях двух районов Бреста в очереди нуждающихся в улучшении жилищных условий состоит более 30 тысяч человек. Кроме того, такие списки есть и на крупных предприятиях города.

Чего можно ожидать?


Коммунальные службы не исключают новые выселения. Куда пойдут асоциальные бездомные, которые раньше обитали по определенному адресу и были под надзором участковых? Что теперь можно от них ожидать? С этим вопросом я обратился к начальнику управления охраны правопорядка и профилактики УВД Брестского облисполкома Геннадию Войтовичу:

— Возникает новая проблема. Эти люди могут выйти из–под контроля. Впрочем, милиция их все равно знает. Как только совершается правонарушение, они тут же попадают в наше поле зрения. Дальше — привычный алгоритм действий с отработкой подозреваемого. Те, кого выселили, первое время все равно будут находиться в том районе, где жили. Дальше — могут «гастролировать», но практика показывает, что многие из них впоследствии переезжают в деревни, в родительские дома. И доставляют проблемы уже на селе. Мы готовы там их встретить. Милиция в состоянии контролировать индивидуально каждого, кто нарушил закон и не исправился. А исправление, к сожалению, чаще всего заключается в его последующей изоляции от общества.


alexbresta@gmail.com

Фото автора и Елены СИНЯВСКОЙ.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена без письменного разрешения редакции. Цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости