За шаг до крайней меры

В Бресте за один месяц на улицу выселили две семьи коммунальных должников

За один месяц в Бресте без жилья остались сразу две семьи. Суд пошел на крайнюю меру, выселив их за долги по оплате жилищно–коммунальных услуг, копившиеся не один год. Между тем в городе немало неплательщиков, которых работники ЖЭС уговаривают рассчитаться хотя бы частично, ведь их задолженность исчисляется уже десятками тысяч рублей.

Квартира неплательщиков Федорова и Варнавина.

По этим адресам лучше ездить с милицией. Так спокойнее. Участковые Юрий Гришков и Георгий Войтко рассказывают: на их территории около 50 тысяч жильцов. Беспокойная квартира есть практически в каждом доме. Во многих уже отключили свет и воду. Направляются в одну из таких — к пенсионеру Сергею Сенкевичу.

Звонок не работает. Света в квартире нет. На громкий стук в дверь реагируют только соседи. И тут же возмущаются: мол, из квартиры Сенкевича снова пошел дурной запах — опять, видимо, нанес в дом мусора с окрестных помоек. Спустя пять минут после побудки на пороге появляется и владелец коммерческой квартиры. Свое жилье он в свое время не приватизировал, и оно перешло в статус арендного.

Внутри — беспорядок. Кухня забита пустыми бутылками от спиртного, завалена мусором и остатками еды. Хозяин с явными признаками алкогольного дурмана невнятно объясняет: за «коммуналку» его долг уже погашен. Точную сумму, правда, назвать не может. И пребывает в полной уверенности, что государство его «простило». Сергею повезло. В ЖЭС объяснили: задолженности у Сенкевича теперь действительно нет. Вот только деньги внесли родственники. Государство же списало лишь пеню как пенсионеру. Без малого 300 рублей.

А вот 33–летнему Вячеславу Трофимуку повезло меньше. В конце марта его выселили на улицу без предоставления другого жилья. Начальник ЖЭС–4 Олег Дорогой говорит, что однокомнатную квартиру в центре города Трофимук, его мать и брат получили в 2015 году по договору найма. По факту здесь жил Вячеслав с сожительницей. И с этого времени за аренду и коммунальные услуги набежал долг — 3 тысячи рублей. Квартиросъемщик, оказывается, даже не удосужился зарегистрироваться в новом жилье, поэтому «коммуналку» ему выставляли по полной стоимости. А соседям приходилось терпеть шум и алкогольные вечеринки.

Работники коммунальных служб выносят вещи выселяемой из жилья семьи Лавренюков.

Освободить апартаменты Трофимуку пришлось в компании работников ЖЭС, судебного пристава и участкового. Другого жилья у него нет, как, вероятно, и регистрации. При этом долг за ним остается, но как взыскать его с бездомного, которого найти сегодня трудно даже с участковым, неясно.

А двумя неделями ранее с малогабаритной двухкомнатной хрущевкой рассталась семья Таисии и Петра Лавренюков. Дом, где они жили ранее, пошел под снос. Ту квартиру пара не приватизировала, поэтому в 2014 году получила арендное жилье. Их долг вместе с пеней составил более 6 тысяч рублей. Супруги перебрались на дачу к знакомым.

Кстати, по жилищному законодательству выселить могут и из приватизированного жилья, которое продадут решением суда. Часть денег уйдет в счет задолженности, остальное — на руки неплательщику. Сможет ли он на этот остаток купить новую крышу над головой — вопрос отдельный. И здесь тоже немало претендентов на принудительную выписку.

С Юрием Гришковым и Георгием Войтко заходим в квартиру братьев Павла Федорова и Андрея Варнавина. Тоже в центре. Квартирой, впрочем, эту открытую круглые сутки помойку назвать сложно. Переступая порог, оказываешься в настоящем мусорном контейнере. Здесь, говорит Юрий Гришков, долгов на десятки тысяч. С хозяевами, увы, пообщаться не удалось. Этот притон, вполне возможно, «откроется» ближе к ночи. Каково жить с ним по соседству — не представляю. Впрочем, даже таких жильцов выселить из квартиры в одночасье нельзя. К примеру, в списках Олега Дорогого десятки злостных неплательщиков:

— Тех, кто не платит за услуги до двух месяцев, мы никак не наказываем. Разговариваем, убеждаем, вывешиваем объявления на подъездах с требованием погасить долг. Есть люди, которые действительно попали в трудную ситуацию. Например, остались без работы. Мы входим в их положение, предлагаем оплатить сумму частями. Если жильцы идут на контакт, о выселении речь пока не ведем. Но с Трофимуком — другой случай. И я думаю, в ближайшее время таких выселений будет больше.


Всего в городе, по словам заместителя начальника предприятия «ЖРЭУ г. Бреста» Елены Семенюк, насчитывается свыше 5.700 должников. Общая сумма задолженности по коммуналке на 1 марта — 273 с лишним тысячи рублей. Эти средства можно было бы направить на капремонт домов, закупку оборудования, лампочек в подъезды, обустройство детских площадок, новый асфальт во дворах. Как минимум, устранить те проблемы, которые больше всего вызывают у горожан нарекания.

Если коммунальные службы и милиция все же пытаются уговорами вернуть асоциальных неплательщиков к нормальной жизни, то «черные риелторы» делают на них выгодный бизнес. Один из них на условиях анонимности раскрыл мне нехитрую схему. Спившемуся владельцу предлагают продать квартиру за 20 — 25 тысяч долларов. С этой суммы покупают ему дом в деревне, гасят долги и перевозят вещи на новый адрес. Остается еще 5 — 7 тысяч «на карман». Квартиру же после ремонта выставляют на продажу по реальной цене, которая, как правило, в полтора–два раза выше.

Информация к размышлению

Пока беспокойные жильцы устраивают в квартирах притоны, накапливая огромные задолженности, добропорядочные граждане, к примеру молодые специалисты или семейные пары с детьми, ютятся в общежитиях или снимают за 150 — 200 долларов частные квартиры. По словам начальника отдела ЖКХ Брестского горисполкома Сергея Лущика, спрос сегодня значительно превышает предложение:

— Практически каждый месяц мы выставляем арендное жилье внаем. В среднем на пять квартир поступает около 50 — 60 заявлений. Желающих много, ведь только в администрациях двух районов Бреста в очереди нуждающихся в улучшении жилищных условий состоит более 30 тысяч человек. Кроме того, такие списки есть и на крупных предприятиях города.

Чего можно ожидать?


Коммунальные службы не исключают новые выселения. Куда пойдут асоциальные бездомные, которые раньше обитали по определенному адресу и были под надзором участковых? Что теперь можно от них ожидать? С этим вопросом я обратился к начальнику управления охраны правопорядка и профилактики УВД Брестского облисполкома Геннадию Войтовичу:

— Возникает новая проблема. Эти люди могут выйти из–под контроля. Впрочем, милиция их все равно знает. Как только совершается правонарушение, они тут же попадают в наше поле зрения. Дальше — привычный алгоритм действий с отработкой подозреваемого. Те, кого выселили, первое время все равно будут находиться в том районе, где жили. Дальше — могут «гастролировать», но практика показывает, что многие из них впоследствии переезжают в деревни, в родительские дома. И доставляют проблемы уже на селе. Мы готовы там их встретить. Милиция в состоянии контролировать индивидуально каждого, кто нарушил закон и не исправился. А исправление, к сожалению, чаще всего заключается в его последующей изоляции от общества.


alexbresta@gmail.com

Фото автора и Елены СИНЯВСКОЙ.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Сергей, 53, Могилев
То, что к этим мерам придется прийти рано или поздно были понятно изначально. Это вопросы экономики, если должники не платят за них должен платить кто-то. КТО? Родственники, жильцы дома или государство, а кому это нужно. Если разовая у человека проблема, ну понять и помочь можно и думаю, что нужно. Но если люди кроме как пьянствовать ничего больше не делают, то результат сам собой напрашивается. А вот то что их лучше хотя бы переселять в пустующее жилье на селе, так тут и без вариантов. Зачем его сносить. Все жилье на селе переписать и по решению суда их переселять в него. Пусть там на хуторе пьянствуют. И если это не сделает государство, то рано или поздно за него сделают "черные копатели". И еще не факт, что они до деревни у них доедут, эти неплательщики.  
Сергей, 53, Могилев
То, что к этим мерам придется прийти рано или поздно были понятно изначально. Это вопросы экономики, если должники не платят за них должен платить кто-то. КТО? Родственники, жильцы дома или государство, а кому это нужно. Если разовая у человека проблема, ну понять и помочь можно и думаю, что нужно. Но если люди кроме как пьянствовать ничего больше не делают, то результат сам собой напрашивается. А вот то что их лучше хотя бы переселять в пустующее жилье на селе, так тут и без вариантов. Зачем его сносить. Все жилье на селе переписать и по решению суда их переселять в него. Пусть там на хуторе пьянствуют. И если это не сделает государство, то рано или поздно за него сделают "черные копатели". И еще не факт, что они до деревни у них доедут, эти неплательщики.  
Сергей, 53, Могилев
Только не "черные копатели", а "черные реэлторы", хотя в итоге они и становятся копателями.  
Провинциал
Тех кто имеет задолженность по оплате коммунальных услуг, выплате алиментов и др. нужно принудительно трудоустраивать и удерживать часть зарплаты до тех пор пока не рассчитаются с задолженностью.
Надежда
Какими стали страшными.  Считаем, что это хорошо и справедливо, выселить человека в никуда- на улицу.  И даже пытаемся догнать бомжа, что бы оплатил... должок.  Бесчеловечно. А суд?. Выселял бы уже лучше в тюрьму. Хоть крыша над головой, да поесть дадут.
иван кричев
Провинциал, пусть отрабатывают свои долги на "химии",а не устраивают на нормальные места . Для нормальных
людей не хватает работы.
Сергей, 53, Могилев
Надежде, у вас тот случай когда бездумное добро хуже зла. А вы были на месте руководителя с которого спрос как буд-то они зарплату мешками носит, а средств на содержание жилого фонда нет, мало того еще и в убытках? Вы себя на его место поставьте, а лучше не мысленно а реально. А каково слушать жалобы по пол года от жильцов на шумных соседей, что по ночам пьяные оргии устраивают и нормальным людям отдыхать мешают. Так что свою "ласку" оставьте при себе, уж больно она человеческая, что явно не для наших людей.  
Надежда
Сергей, 53, Могилев, Случаи бывают разные. Но оставлять ЧЕЛОВЕКА без места жительства в" стране для жизни"- это ни в какие рамки не укладывается. Некоторое время назад ко мне забрёл дед с одним глазом. Пока ходил милостыню под церковь просить, его вещи увезли в неизвестном направлении. Коммунальник выбросил деда на улицу и начал ремонт. Он уже начал рыть себе землянку. Пришлось вмешаться. Комнатёнка с кроватью и тумбочкой ему где-то нашлась.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости