Юрий Поляков вырос из Рубенса

Толочинский скульптор — об известных учителях, любви к дереву и «Святом семействе»

ЕГО РАБОТЫ находятся в частных коллекциях не только Беларуси, но и США, Германии, Италии, Израиля, России, а также в музеях нашей страны. Сам не раз участвовал в областных, республиканских и всесоюзных выставках. Автор мемориальной доски с горельефом Владимира Короткевича в Орше, памятной доски советскому танкисту Андрею Усову в Толочине (за последнюю недавно получил памятную медаль фонда имени Колобанова). Юрий ПОЛЯКОВ когда-то учился у самого Заира Азгура, перед ним открывались столичные двери, однако предпочел уехать в небольшой и уютный Толочин. Здесь его знают и уважают не только как талантливого скульптора, но и как человека, вдохновившего на искусство своих учеников.

 Мастер со своей скульптурой «Время».

Его квартира и есть мастерская, где он создает свои творения. Самые крупные работы, которые размером до нескольких метров, ездят по выставкам, нашли постоянную прописку в частных коллекциях. Кое-что органично вписалось в интерьер и концепцию районного краеведческого музея — «Весна 45-го года», «Лев Сапега» в парсунном (доклассическом) стиле, «Ангел с васильком» и другие. А здесь небольшие скульптуры плотно разместились в секции, на журнальном столике. 

— В детстве я любил играть в футбол, — начинает
 «Весна 45-го года».

беседу Юрий Викторович. — Краюшку хлеба в воду, сахар сверху, мяч под мышку, и пошли. Вот это «Пацаны», это «Детство», есть даже скульптура с лицом моего друга, заслуженного тренера Республики Беларусь Миши Назарова.  Знаете, я всю жизнь оставался фанатом футбола. Много бывал на матчах, столько эмоций! 

Видите, уже с палочкой хожу, часто стал посещать больницу. В память врезаются некоторые сюжеты, их потом и вырезаю. 

Работа «Вестибюль второй областной»: доктор разговаривает по телефону, девушка рассыпала цитрусовые, которые принесла больному. Этот пациент ждет, к нему кто-то должен прийти. А вот и скульптура «В карты». Вечером мужикам нечего делать, коротают время за игрой. 

Одна из любимых его работ — «Настаўніца». «Пришла к нам в школу молодая учительница — настоящая скульптура! Не сделать — просто преступление». 

Скульптура «Время» (философская работа, атланты держат небо, а снизу на них смотрят туристы. — Авт.). Размышление о времени и о месте человека в этом мире. Годы поработали с атлантами, обтесали. Земля наша хрупкая, они могут и не удержать небо… 

— Здесь у вас в основном дерево. Этот материал любите больше?

— Каждый скульптор любит бронзу, но это материал дорогостоящий. Плюс есть некоторые технические неудобства. Дерево, если упадет на пол, не разобьется. Его только нужно правильно хранить, стоять будет долго. А глина, из которой потом отливают бронзу, увы, наоборот… 

— Признайтесь, часто бываете недовольны результатом?

— Великий русский скульптор Анна Семеновна Голубкина говорила: «Не бойтесь любоваться своими работами. Через месяц они вам будут не нравиться». Это вечная тема. Чувство собственного удовлетворения не наступает никогда. 

МНОГО сюжетов у Юрия Викторовича связано с сельской тематикой. Родился он в Крупском районе в деревне Обчуга. Преподавал в сельских школах. А дипломной работой по окончании Белорусского государственного театрально-художественного института стали «Бацькі», в которых точно передан собирательный образ родителей, провожающих своих детей. Это тоже из жизни.

Дипломная работа «Бацькі».

— Мои бабушка и дедушка жили в деревне, — продолжает мастер. — Когда мы приезжали, они нас встречали, а уходили, всегда провожали, стояли молча у калитки... Я люблю психологизм в работах. 

— Когда поняли, что скульптура — это ваше все?

— Первый «звоночек» услышал еще в детсадовском возрасте. Помню, пришел к своему другу Саше Волкову смотреть телевизор (тогда редкость большая). И попутно увлекся лепкой из пластилина. Так смастерил фигурки — мужичка с ноготок и лошадку, везущую хворост, из некрасовского стихотворения. Мама Саши посмотрела, похвалила и поставила на телевизор. Детскую-то работу! Помню, с каким удовольствием это делал.

Через пару лет был еще один момент озарения. Шел дождь, с мячом не погоняешь, от скуки начал копировать, опять с помощью пластилина, картину Рубенса «Святое семейство» — увидел в журнале «Огонек». Отец внимательно посмотрел на мою работу, помолчал и изрек: «Сын, это будет твой хлеб». Как оказалось, пророчески… После 10-го класса надо было решать, куда поступать. Выбирал между Витебским техникумом физической культуры или еще чем-то. А к тому времени перечитал все книги об искусстве, что нашел в районной библиотеке. И вот в один из дней решили с Витей Вислоуховым, моим другом, ехать подавать документы в техникум. Целую ночь накануне отъезда во мне боролись два начала. И утром я отказался от этой затеи… 

— Вы учились в творческой мастерской Академии художеств СССР самого Азгура. О нем ходят легенды. Говорят, сам Сталин ему позировал… 

— Этого не знаю, и сам он об этом не рассказывал. Но то, что Азгур великолепно делал портреты, факт! Еще до войны, в День Октябрьской революции, семиметровую фигуру Сталина белорусская делегация везла на велосипедах на Красной площади. Азгур вылепил каркас, а сама скульптура была из папье-маше. Не дай Бог, порыв ветра, она бы улетела вверх, как парус, и Азгура в живых бы не было! Говорил, что чуть не поседел, пока везли… 

Мои учителя — это еще и Андрей Бембель, Анатолий Аникейчик, Анатолий Артимович, Владимир Товстик, Михаил Шкробот. И мне повезло, что я с ними общался. Они нас учили, любя. Скульптор — это трудяга (и с камнем работает, и с металлом), и они были настоящими, понятливыми мужиками. Мы их не могли подвести!

Однажды заходит к нам в мастерскую Аникейчик. Смотрит, над чем работаю, и вдруг выдает: «Да у тебя «малявинская» лепка!» Малявин ведь был выдающимся русским колористом, пластиком, и такая похвала дорогого стоила. Сейчас проповедуют: ученик — главный в школе. Я никогда не мог с этим согласиться. Пришел на кафедру скульптуры, и кто главный: я или народный художник Аникейчик? Он конечно. 

ЧЕТЫРЕ ученика Юрия Викторовича поступили в Академию искусств, еще один в Академию архитектуры. Некоторые их работы висят на стенах его дома. 

Учителем Юрий Поляков пошел работать в 1990 году, преподавать рисование. К тому времени уже был женат, молодой семье дали в агрогородке Славени коттедж. Начинал с четырех часов в неделю и параллельно работал на Витебском художественном комбинате. После перешел в агрогородок Славное в школу с художественным уклоном... Сейчас на пенсии, но любимое дело не оставил. 

На здании Толочинской детской школы искусств вижу работу скульптора, установленную ко Дню Победы в этом году. Это памятная доска Андрею Усову, уничтожившему во время Великой Отечественной войны 22 танка. Командование представило его к званию Героя Советского Союза, однако потом по каким-то причинам дать не посчитали нужным… В Орше, после того как сделал мемориальную доску с горельефом Владимира Короткевича, с надписью «народны пісьменнік Беларусі», Юрию Викторовичу сказали, что он не имел такого звания: «Я уперся, вырезать буквы не стал. Так и окрестил его народным». 

Мемориальный комплекс в д. Озерцы «Землякам, не вернувшимся с войны».

В Озерцах — мемориальный комплекс «Землякам, не вернувшимся с войны». Юрий Викторович здесь выступает соавтором с архитектором Леонидом Шуваевым, скульптором Вадимом Лобачевским. Это бетонные ворота, где мать с детьми ждут домой тех, кто ушел на фронт. А рядом на плитах десятки имен погибших за Родину солдат. Достоинство памятника оценил некогда учитель Азгур. Юрий Викторович напоследок заключает:

— Заир Исаакович когда-то советовал мне: «Юра, оставайся в Минске, здесь я, твои друзья!» Но в столице хожу по улицам и думаю: а что делать, что лепить? Заходит в автобус красавица, а как услышишь разговор с подругой — пустая! Минск меня обманывает, а глубинка вдохновляет.

korshuk@sb.by

Фото автора
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости