Минск
+23 oC
USD: 2.05
EUR: 2.28

Юридический анекдот

Как конфисковывали автомобиль, купленный в... конфискате
Как конфисковывали автомобиль, купленный в... конфискате

Наверное, ни одна телепрограмма или газетная статья, посвященная вопросам защиты прав потребителей, не обходится без предостерегающих советов специалистов: «Опасайтесь приобретать дорогостоящие товары с рук!» При этом, естественно, подразумевается, что покупка таких товаров в солидных магазинах является надежной гарантией от возможных проблем в будущем. Увы, даже столь незыблемая рыночная аксиома иногда опровергается печальной житейской действительностью. Яркий пример — вот эта история.

А мне за руль охота...

О собственном автомобиле минчанин Дмитрий Климашевский грезил давно. И вовсе не для того ему нужны были "колеса", чтобы впрыскивать адреналинчик в кровь бездумными гонками на загородных трассах или перемещать свою утомленную vip-персону от дома до ближайшей булочной. Просто машина значительно облегчала бы путь на родину матери - в одну из деревень Могилевской области. На своих двоих попасть туда из Минска достаточно проблематично: два часа на электричке до Осиповичей, затем 45 минут ожидания дизеля и еще час езды по железной дороге. А потом от станции - два с половиной километра пешком. У матери Дмитрия больные ноги, ему самому приходилось в одной руке нести ребенка, а в другой - тяжеленные сумки с продуктами. Словом, большого удовольствия эти путешествия не доставляли. А семье так всегда хотелось вырваться из шумного города хотя бы на выходные: дочка Дмитрия обожала деревенскую вольницу, мать стремилась навестить могилы родных и встретиться с подругами и знакомыми, вместе с которыми она росла. Да и сам глава семьи с женой любили отдохнуть от минской суеты на свежем воздухе.

Но отложить деньги на покупку даже самого неказистого автомобиля у Климашевского никак не получалось. На работе зарплата была весьма скромной, а ведь обеспечивать приходилось также находившуюся в декретном отпуске супругу и маленькую дочку.

Как–то Дмитрий столкнулся на улице со своим старым знакомым Сергеем. Перекинулись парочкой дежурных фраз, и тут Сергей похвастался:

— Да я же машину купил — «Фольксваген Пассат». Присмотрел в магазине конфиската в Уручье, оформил кредит в банке и теперь катаюсь.

Разузнав подробности, Климашевский решил, что такая схема и для него может стать шансом распрощаться со своим «безлошадным» статусом. И периодически стал наведываться в магазин, где продавались конфискованные автомобили. Но ничего подходящего, увы, ему не попадалось — понравившиеся модели были либо очень дороги, либо находились на переоценке и временно не реализовывались.

Затянув потуже пояс

Так минуло несколько месяцев. Однажды Дмитрий курил во дворе своего дома и снова повстречал Сергея. Тот выглядел озабоченным:

— Слушай, Дима, меня прав на три года лишили, машина уже без пользы. А деньги нужны: работы нет, на шее трое детей. Так что решил я продать «Фольксваген». Не возьмешь? Ты же вроде хотел иномарку?

Климашевский попросил пару дней на раздумья. Посоветовавшись с родными, он в итоге согласился. Кредит, который так и не успел выплатить в Беларусбанке его товарищ–продавец, переоформил на себя. Но кредит покрывал не всю стоимость автомобиля, поэтому часть недостающих денег одолжила сестра, а остальную сумму дала мать Дмитрия. И вот 6 декабря 2003 года Климашевский стал счастливым владельцем «Фольксвагена».

Полгода он по–настоящему наслаждался. Даже несмотря на то, что приходилось несладко: выплата долгов отнимала солидную часть семейного бюджета.

— Я прекрасно понимал, — говорит Дмитрий Климашевский, — что мой ребенок не получает того, что другие дети: ни фруктами, ни одеждой мы дочку баловать не могли. Да и я с женой вынужден был одеваться очень просто. Потому что денег хватало в основном только на еду. Но все равно мы были очень рады машине. И тут как гром среди ясного неба раздался звонок из прокуратуры Минска. Меня попросили приехать на беседу по поводу приобретенного мной недавно автомобиля. Конечно, я поначалу разволновался. А потом подумал: ну что такого криминального может быть? «Фольксваген» я законно перекупил у хорошего знакомого, который брал машину не у какого–нибудь перегонщика на рынке, а в надежном государственном магазине. В общем, бояться вроде бы нечего. К сожалению, я ошибался...

Лабиринты права

В прокуратуре Дмитрий испытал настоящий шок. Потому что выяснилось, что его «Фольксваген» был угнан в Польше у некоего Евгениуша Мирски. Воров поймали в Беларуси, и еще 21 июня 2002 года постановлением следователя УВД Миноблисполкома автомобиль признан вещественным доказательством по делу. А приговором суда Слуцкого района и Слуцка, вынесенным 24 января 2003 года, машина должна быть возвращена законному владельцу. Что называется, приехали.

Как же тогда этот «Фольксваген» официально попал в магазин конфиската? А это уже и вовсе фантастический поворот истории. Дело в том, что судьбу машины рассматривал еще один суд — Партизанского района Минска. И своим постановлением от 20 января 2003 года (то есть за четыре дня до приговора слуцкого суда!) решил: автомобиль, как незаконно ввезенный на территорию Беларуси без надлежащего таможенного оформления, конфисковать в собственность государства. После чего началась соответствующая процедура оформления. В апреле 2003 года по актам комиссии по работе с имуществом, обращенным в доход государства, при Дзержинском райисполкоме «Фольксваген» был передан на реализацию сервисно–торговому предприятию «Автомобили–1» (попросту — магазину по торговле конфискатом. — Авт.). 28 мая того же года машину здесь купил уже упоминавшийся товарищ Дмитрия Климашевского. А 6 декабря владельцем автомобиля стал и сам Дмитрий. То есть все было сделано правильно и по закону. Никаких нарушений инструкций о порядке торговли конфискованными товарами не допущено. Но! Все это происходит именно в тот момент, когда уже вступил в законную силу приговор слуцкого суда, постановивший вернуть машину потерпевшему от воров польскому владельцу. Ведь о самом факте существования такого приговора никто и не догадывается. А вот прокуратура, похоже, оказалась более осведомленной. Обратив внимание на возникшую юридическую сумятицу, она вносит протест, по результатам которого постановление суда Партизанского района Минска о конфискации «Фольксвагена» Мингорсудом 27 августа 2004 года отменяется, а производство по делу прекращается. Иначе говоря, аннулируется решение, с которого и начала раскручиваться спираль торговых сделок со спорным автомобилем. Значит, теперь нужно возвращать машину в Польшу? Да, именно на этом настаивает прокуратура, подав иск о признании совершенных в Беларуси договоров купли–продажи недействительными и о признании права собственности за гражданином Польши Евгениушем Мирски. Дважды суды не соглашаются с позицией прокуратуры. Но после вмешательства президиума городского суда дело направляется на новое рассмотрение в суд Октябрьского района Минска. И 15 августа 2006 года там выносится решение считать все сделки с «Фольксвагеном» недействительными и признать право собственности на него за Евгениушем Мирски. Все, точка. Но позвольте, если интересы пострадавшего поляка защищены, то как теперь быть законопослушному белорусскому покупателю злополучного автомобиля? Он–то ведь тоже ни в чем не виноват, а о нем в пылу правовых дискуссий будто позабыли.

— Уже три года не могу понять, — сокрушается Дмитрий Климашевский, — законно я владею машиной или нет. По документам автомобиль вроде бы мой. Но распоряжаться им по своему усмотрению я давно не могу. Хотя все время исправно погашал кредит. Да и теперь, спустя более чем два месяца после того, как суд решил возвратить машину в Польшу, никто ее забирать не торопится. Так что же мне делать?

Мы решили переадресовать этот вопрос заместителю председателя Октябрьского суда Минска Алле Булаш.

— Честно говоря, — признается Алла Богдановна, — за 18 лет своей судейской практики с подобной ситуацией я сталкиваюсь впервые. А возникла она, как мне кажется, потому, что в самом начале не были налажены нормальное взаимодействие и обмен информацией между сотрудниками таможенных органов и милицейским следователем. В результате по одной и той же машине принимались разные решения, от которых потом отталкивались и суды. Никто другой здесь абсолютно не виноват. Теперь же я бы посоветовала Дмитрию Климашевскому обратиться с заявлением в прокуратуру Минска, чтобы там инициировали иск в интересах Евгениуша Мирски. Насколько я знаю, сам пан Мирски не против, чтобы ему вернули не саму машину, а деньги, за которые она была приобретена в Беларуси. Как только это произойдет, с автомобиля снимут все запреты и Дмитрий Климашевский станет его полноправным владельцем. Либо, наоборот, Климашевскому возвратят деньги, а машину отдадут прежнему хозяину. В любом случае сложившееся положение отнюдь не тупиковое и из него обязательно будет найден выход...

Что ж, остается только пожелать Дмитрию удачи и счастливой логической развязки этого запутанного юридического узла.

Фото Александра РУЖЕЧКА, "СБ".
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...