Минск
+11 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27

Ядерная безопасность в мировом треугольнике

В последние четверть века вопросы ядерной безопасности уступили первое место в жарких дебатах мировых СМИ. И правда, мы стали забывать, как «облегченно вздохнули» на рубеже 1980 — 1990–х годов, когда холодная война закончилась и кошмар ядерного апокалипсиса отступил в тень. Топ–строчки новостных агентств занимают теракты, вооруженные конфликты на Ближнем Востоке и мегарегиональное экономическое конструирование поздней обамовской эпохи. Тем не менее ядерное оружие продолжает оставаться лидирующей технологией оружия массового уничтожения и даже более, является «желаемым» рядом так называемых «пороговых» стран. Но вот заявления последних недель возвращают нас к этой страшной теме с завидной настойчивостью.


Одной из шокирующих новостей стала информация РИА со ссылкой на Bloomberg о том, что Американское разведывательное сообщество и Стратегическое командование вооруженных сил США (STRATCOM) работают над новой оценкой способности властей России и Китая «пережить ядерный удар» и продолжать функционировать. Анализ проводится по требованию представителей обеих партий в конгрессе — Республиканской и Демократической — и был инициирован еще до вступления Д.Трампа в должность президента. По их желанию анализ должен включать «местонахождение и описание подземных коммуникаций, представляющих политическую и военную важность». Все звучит так, как будто холодная война никогда не заканчивалась. Интересно, что в запрос вошли как Россия, так и Китай.

Буквально за последнюю неделю была еще пара новостей, отчасти дезавуированных, которые были нацелены на то, чтобы вбить клин между Россией и Китаем. 24 января в китайском англоязычном издании Global Times было упомянуто о развертывании межконтинентальных баллистических ракет DF–41 в провинции Хэйлунцзян, граничащей с Россией. Впрочем, даже официальная Москва не стала рассматривать эту новость всерьез. В частности, пресс–секретарь российского Президента Д.Песков в тот же день, отвечая на вопросы, заявил, что «военное строительство КНР не представляет угрозы для России». А уже на следующий день МИД Китая выступил с опровержением сомнительной информации. Но у этой картины нет «ключевого пазла», то бишь собственно Штатов.

Во время одного из первых своих интервью президент США Д.Трамп, говоря о возможном снятии санкций против России, фактически увязал эту проблему с переговорами о сокращении ядерных арсеналов. Такой переговорный «пакет» был сразу отвергнут Кремлем, и во время телефонного разговора глав государств тема не поднималась. Так, по крайней мере, преподносится в официальных пресс–релизах. Но каково положение вещей сегодня?

Тема ядерного разоружения является не очень удобной для Вашингтона по нескольким причинам. Во–первых, это, конечно, скандальный выход США из Договора по ПРО. В начале 2000–х годов, когда Белому дому казалось, что его могущество безгранично, американцы решили выйти из этого договора, который является «столпом» поддержания баланса в сфере ядерной безопасности. Перечитывая документ, становится понятно, что его целью было сдерживание гонки стратегических вооружений. О чем Кремль неустанно повторяет и по сей день, но Штаты игнорируют эти справедливые упреки. Второе. Приход администрации Обамы был с такой надеждой воспринят всеми в 2008 году, в том числе и Москвой, но в итоге в 2014 году стало известно, что США планируют потратить 355 млрд долларов на ядерное оружие. Фактически, несмотря на подписанное соглашение СНВ–3 (2010 год), которое предусматривает сокращение и ограничение стратегических наступательных потенциалов, принятое решение о таком колоссальном финансировании ядерных вооружений означает новый виток гонки. Москва не осталась в долгу и к 2021 году намерена полностью модернизировать ядерные силы на сумму 115 млрд долларов.

Кроме того, к 2020 году будет завершена военная реформа в Китае, которая сегодня осуществляется форсированными темпами. Она отчасти повторяет путь российских преобразований, но имеет свои особенности. К концу нынешнего десятилетия в Евразии фактически будут два государства с модернизированными армиями.

Почему сегодня новой американской администрацией начинаются «ритуальные танцы» вокруг ядерного разоружения? Да потому, что именно в 2021 году заканчивается срок действия договора СНВ–3, а вот что будет дальше, решать необходимо сегодня. Вот администрация Трампа и начинает «старую песню о главном».

Все предыдущие переговоры о ядерном разоружении проходили в условиях безусловного или с некоторыми оговорками лидерства США в мировой экономике и политике. Сейчас мир не просто меняется, а меняется статус–кво — о чем и свидетельствует «неоизоляционистская» идеология части американского истеблишмента. Поэтому будущее ядерной безопасности, а значит, и глобальной зависит сегодня не только от Вашингтона, но и от Москвы (основного военного контрагента) и Пекина (основного экономического контрагента). Немаловажное значение имеет и позиция таких государств, как наше, — не будем забывать об усилиях Беларуси, направленных на ядерное разоружение и нераспространение. Так и выглядит победившая многополярность.

turarbekova@tut.by

Советская Белоруссия № 22 (25157). Четверг, 2 февраля 2017

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...