Беларусь Сегодня

Минск
+18 oC
USD: 2.06
EUR: 2.31

«Я тот битый, за которого 10 небитых дают!»

Григорий Семенович Сороко, как он сам говорит о себе, — «беспокойное хозяйство». Остановиться на достигнутом? Это уже не есть Сороко!..

Григорий Семенович Сороко, как он сам говорит о себе, — «беспокойное хозяйство». Остановиться на достигнутом? Это уже не есть Сороко! Eго собственное выражение — «иногда невыносимо настойчив», любопытен, одержим, причем постоянно. Если проследить его жизнь, она сплошь состоит из «мечт», которые бурными усилиями Григория Семеновича иногда все–таки превращаются в действительность.


Родился Сороко в белорусской деревне Турец–Бояры Молодечненского района. Весь его род — сельчане. Поэтому мечта деревенского пацана стать профессиональным музыкантом была воистину высокой. И он взял эту высоту. Поступил в Молодечненскую музыкальную школу, затем в музыкальное училище, консерваторию. Стал баянистом–виртуозом, многократным лауреатом различных музыкальных конкурсов.


Затем баянист начал мечтать о своем... симфоническом оркестре и дирижерстве. Не слабо?! И что? Стал дирижером и создал свой оркестр! Музыканты с особой остротой понимают, что значит на периферии создать симфонический оркестр и не только держать его на плаву, но и сделать популярным в стране и за рубежом. А свою «периферию» — Молодечненское музыкальное училище, которым Сороко руководит уже 28 лет, сделал вторым музыкальным центром Минской области. Никак не меньше!


Сегодня мы беседуем с Григорием Семеновичем и задаем ему традиционные 50 вопросов «СБ».


1. Как бы вы сами представили себя нашим читателям?


— Я — музыкант до мозга костей, очень серьезно относящийся к своей профессии. Я — мужик. Я — белорус. А это значит — работяга и патриот. С детства почему–то остро чувствовал, что принадлежу именно этой земле, именно белорусскому народу. Я впитал с молоком матери любовь к нашим людям, природе, традициям. Куда бы ни уезжал с концертами, возвращение домой — самый счастливый момент любой поездки. А пришлось повидать много стран, побывать на курортах у теплых морей, но Нарочь, наши прозрачные озера, удочка в руках, смешанные леса Беларуси — моя стихия.


2. У нас у всех есть учителя. Кто были ваши?


— В консерватории меня учила мастерству игры на баяне — и не только, но и жизни — профессор Валентина Петровна Писарчик. Горяч и нетерпелив я был по молодости. Именно она разъясняла, как толково распределять Богом данную мне энергию.


Дирижированию я начал учиться у Александра Филипповича Майзлера. Жаль, он рано умер и не услышал моего симфонического оркестра, не сумел поддержать в период его создания, когда я очень в нем нуждался. Но его миссию опеки добровольно взял на себя профессор Михаил Григорьевич Солопов. Как он щедро помогал мне в период постановки «Иоланты» и «Травиаты»! Не отказывает в поддержке и народный артист Беларуси, профессор Михаил Дриневский, руководитель Национального академического народного хора имени Цитовича.


3. И все–таки хотелось бы заглянуть в вашу кухню. Как это: «Решил создать симфонический оркестр и музыкальный театр»?


— Работу с оркестром я начал познавать «изнутри» со студенческих лет, участвовал в оркестре народных инструментов. Потом, став преподавателем Молодечненского музучилища, создал камерный оркестр народных инструментов и 19 лет им руководил, но мечта о симфоническом мне не давала покоя, хотя поначалу казалась совершенно несбыточной. Но как говорят, глаза боятся, а руки делают. Собрал единомышленников: преподавателей училища, музыкальных школ Молодечненского района, студентов. Начали репетировать. Подобрали репертуар. Я стал за дирижерский пульт. Пошли первые концерты. К моей радости, молодечненцы оркестр приняли восторженно. Потом последовали приглашения, первые поездки за рубеж. Мало того, у нас появился не только коллективный почитатель, но и добровольный (!) спонсор — крупная фирма.


А вот музыкальный театр создавался, скажу прямо, авантюрным способом. Признаюсь, во многом мне помогала моя супруга — Светлана Сороко. Она ведь директор молодечненского Дома культуры. Заразившись от меня идеей поставить оперу, с головой окунулась в проблемы сценографии, оборудования сцены и т.д. и т.п. Коллектив ДК мощно подставил нам свое плечо. Вспоминаю первую постановку. Костюмы — с миру по нитке. В ход шло все, что было под рукой. Воистину голь на выдумки хитра. В зале училища нет оркестровой ямы. А куда сажать оркестр? Благо сцена оказалась высокой, так мы сообразили отвинтить несколько первых рядов кресел, чтобы усадить оркестрантов, — получилась оркестровая яма.


Наконец премьера состоялась и была громкой. Весь город как–то узнал, что готовится к постановке «собственная» опера. Билеты были нарасхват... Мне было приятно, что столичные критики дали высокую оценку постановке. Но самым трогательным мнением о спектакле были слова молодых участников: «Классная тусовка!» Ну, я тут как тут: будем и дальше «тусоваться»!


4. Всегда ли вы говорите, что думаете?


— О–о–о — это моя проблема. Промолчать мне бывает очень нелегко, годы, должность медленно, но верно подводят меня к дипломатии, без которой нельзя. Признаюсь, трудная наука. Ох уж эти эмоции...


5. Врагов вы себе успели нажить?


— Безусловно. Если бы вы знали, сколько на меня было разослано писем в различные инстанции. Из одного суда я спешил в другой, из районного — в городской, Верховный... Когда пришел в училище, то оказался свидетелем, как одного за другим снимали директоров. Шесть, по–моему, их было. Коллектив специализировался на анонимках, рассылаемых в газеты, горком, ЦК, министерство. Находились в коллективе специалисты, у которых в квартире стояли целые стеллажи «дел», где содержалось и мое досье. Когда я стал директором, мне пришлось уволить около 40 человек. Вот они–то и породили мощный протест. Короче, я тот битый, за которого 10 небитых дают! В этих сражениях я быстро пришел к радостному для себя выводу: талантливые люди редко бывают интриганами. Как правило, интригуют серые люди, неудачники.


6. Есть ли в жизни вечная любовь?! Ваш идеал женщины?


— Конечно же, есть. Я в любви сейчас и живу. Очень люблю свою жену, детей, внуков. Идеал женщины — моя Светлана. Красива — очень, нежна, умна и... мой самый близкий, надежный друг. Это великое счастье для мужчины — иметь любящую женщину, подругу, охраняющую тебя загадочной женской интуицией.


7. Чем сегодня вы озабочены?


— Нынешний год — юбилейный. Исполняется 50 лет музыкальному училищу. И мы объявили марафон. Намерены активно концертировать — у нас же еще есть отличный смешанный хор, классный оркестр русских народных инструментов, духовой оркестр, намерены показать свои оперы в Минске, Борисове, Сморгони.


Хочу поделиться с вами радостью: на днях состоялась репетиция симфонического — мы с листа первый раз с оркестром прочли всю 4–ю симфонию Чайковского. И это было очень-очень прилично. Мастерство музыкантов меня порадовало. И еще. Симфонический пригласили с концертами в Москву. При этом в письме, прилагаемом к приглашению, написали: «Такого отличного студенческого симфонического оркестра москвичи пока не имеют и давно не слышали...» Есть приглашение и в Прибалтику.


8. Что может заставить вас рассмеяться?


— Я смешливый человек. А народ вокруг меня толковый, острый на язык, на анекдотец... Последний? Ну вот о мужчинах и женщинах. Женщина — подруге: «Мой муж просто ангел!» Подруга: «Но и мой не мужик».


9. Что сегодня в нашей жизни вызывает у вас оптимизм?


— Не буду долго думать, ответ для меня ясен — наша молодежь. Особенно та, с которой я работаю. Она талантлива, имеет огромное желание трудиться, патриотична.


Мы часто гастролируем в Баварии — самом богатом регионе Германии, и наши учащиеся живут в семьях. Так вот, один богач, очень знаменитый человек, вот уже несколько лет приглашает на отдых к себе студентов, потому что, как он объяснил, ему доставляет удовольствие общение с ними. А мне он многократно повторял: «Григорий, я тебе завидую — какая у тебя молодежь!» Да, я сам себе постоянно завидую по этому поводу.


10. Вам нравится телепроект «Две звезды»?


— Я не люблю самодеятельность. Для меня, музыканта, человека, который взвешивает в музыке каждый нюанс, деталь, фальшь неприемлема в принципе. Я мучаюсь, слыша ее. Меня даже боятся приглашать в жюри — я жесток.


11. Будь вы главой государства, что бы вы сделали в первую очередь?


— Как гуманитарий улучшил бы материальное благополучие людей, составляющих интеллект нации: ученых, педагогов, работников культуры, музыкантов. Все они — большие труженики. И их вклад неоценим в дело воспитания человека — наиглавнейшую задачу общества.


12. От чего вы устаете больше всего?


— От бумаг. Их море. Вот уже несколько лет мы ремонтируем наше училище, общежитие. Сколько я подписываю в день бумаг, связанных с ремонтом и строительством, — уму непостижимо. Белорусский лес жалко. Это я один подписываю сотни «паперак», а сколько еще другие...


13. Чем ваше музыкальное училище отличается от других? Если мне не изменяет память, всего в республике 11 музучилищ?


— Став директором училища, я все время стремился придать ему «больше, еще больше» академичности. Хотя у нас и фольклорной музыки много. Очевидно, именно поэтому с нового учебного года мы становимся филиалом академии музыки по трем кафедрам: фортепиано, хоровое дирижирование и пение. Т.е. музыкальная подготовка наших учащихся на этих кафедрах будет приравнена к академической.


14. Дирижер — это... Продолжите мысль.


— Музыкант, для которого инструмент — весь оркестр. Составляющие этой профессии — всеобъемлющее знание звучания каждого музыкального инструмента, интеллект и эрудиция. Дирижер должен быть начитан, наслушан, а техника его должна быть таковой, чтобы сыграть задуманное.


15. Кого из плеяды современных дирижеров вы считаете великими?


— Начну с человека, имевшего мировую известность, великого педагога дирижеров. Это Илья Мусин, который работал в петербургской консерватории. У меня есть записи его уроков — классика. Я благодарен старому советскому телевидению, записавшему все симфонии Чайковского в исполнении главного симфонического оркестра СССР под управлением Евгения Светланова — гениально. Безупречная техника у Владимира Федосеева, Валерия Гергиева, Юрия Темирканова.


16. Честолюбие для артиста — это хорошо или плохо?


— Если это профессиональный апломб, желание достичь результата в творчестве — хорошо. Если это удовлетворение эгоизма — плохо.


17. А что такое «Музыкальный двор» училища?


— Я побывал в Испании, Италии и обратил внимание, что многие старинные дворцы и современные виллы имеют внутренние дворы, где публика любит слушать камерные оркестры, хоры, смотреть танцы. У нас в училище тоже П–образный двор, так возникла мысль создать «Новоогинты» — камерный зал под открытым небом. Мы поработали над садовым дизайном, сделали очень красивым внутренний фасад здания — получилось уютно, изысканно. В этом зале под открытым небом можно посадить до тысячи зрителей.


18. В мире музыки бывают смельчаки?


— Да сколько угодно первопроходцев, ломавших устоявшиеся каноны, вводивших совершенно новое звучание, новые формы. Если перечислять имена гонимых из официального музыкального истеблишмента композиторов — не хватит места. А сколько было произведений, сначала угробленных критикой, а потом ставших великой классикой... И в нашем деле есть место подвигам!


19. Сейчас стали много говорить о конце света — служители церкви, ученые, астрологи. Что вы думаете по этому поводу?


— Я пессимист. Думаю, природа обязана отомстить человеку за его небрежение к ней: ядерные, химические отходы люди позволяют себе сбрасывать в океаны, закапывать в землю, нещадно вырубаются леса, уничтожается и беззастенчиво вытесняется с планеты животный мир. Думаю, мы за это будем наказаны так, что всем нам станет страшно. Не знаю, успеет ли человечество спохватиться...


20. Есть ли у вас непрочитанные или недочитанные книги, которые вы обязательно должны дочитать?


— Мне недавно подарили 6–томник Фейхтвангера, и я начал читать историю еврейского народа. Поучительнейшее чтение. Обязательно дочитаю. Эти книги расширили мой исторический, культурный и эмоциональный кругозор.


21. Вы согласны, что есть везучие и невезучие люди?


— Согласен. Я, например, счастливчик. Думаю, что мне повезло с ангелом–хранителем. Он мне все время помогал выбирать правильный и интересный мне жизненный путь. Я не заблудился в этом мире.


22. Чего вам лично недостает сегодня?


— Лично у меня есть все: семья, дети, квартира, машина, оркестр, театр оперы. Но вот чего бы хотелось, так это в юбилейный год училища более полновесно отблагодарить людей — преподавателей, музыкантов за проделанную за последние годы работу. С такими людьми можно горы свернуть, их профессионализм, умение и желание трудиться — ценность величайшая.


23.Рискнете предсказать, какие перемены ожидают нашу страну через год?


— Думаю, справится Беларусь со всем. Уже никто не спорит, что люди сегодня стали жить лучше! Наши педагоги начали покупать машины, строят дома, квартиры. Еще 10 лет назад о спонсорах наши коллективы и помыслить даже не смели — а вот сегодня они есть! Меняется сознание у людей: они становятся небезразличны к искусству — это тоже признак достатка. Так я думаю.


24. Если бы вы имели возможность пообщаться с высокоавторитетными людьми, что бы вы у них спросили?


— У меня есть конкретный вопрос к министру образования. В нашей стране сложился очень неплохой опыт музыкального образования. И вдруг принято решение перенести вступительные экзамены в музучилища на конец июля — август. Раньше приемные экзамены были в начале июля. Логика прежних экзаменов проста и понятна: закончил ученик музыкальную школу и, не теряя музыкальной формы, а это очень серьезная специфика, сдает вступительные экзамены. 5 июля мы их уже обычно заканчивали. И дети отдыхали до 1 сентября, и педагоги. Нельзя ли ситуацию пересмотреть?


25. Хорошо ли вы знаете свою родословную?


— Стыдно — плохо знаю. Знаю, что я интеллигент в первом колене.


26. Самый счастливый день в жизни?


— Их много: когда поступил в музучилище, а затем в консерваторию, когда побеждал на конкурсах, когда рождались дочери, внуки, когда стал заслуженным деятелем культуры — для мужчины это как звезда на погоны. А уж когда получил орден Скорины — почувствовал себя вознесенным. Но это буквально сразу же вселило беспокойство: «Матерь Божья! Теперь надо двигаться вперед с удвоенной силой и отрабатывать признание, да и прав на ошибку уже не должно быть!»


27.Кто вы по гороскопу? Позвольте, я попробую угадать? Стрелец или Козерог...


— Стрелец!


— Кто бы сомневался...


28. Где чаще всего встречаетесь с друзьями?


— В бане. Узкий круг. Друзья. Без выпивки. Для здоровья и радости общения.


29. А как еще заботитесь о своем здоровье?


— Ежедневно — без исключений! — полтора часа быстрой ходьбы.


30. Как вы относитесь к рок–музыке?


— К профессиональной с уважением. Мы с Сергеем Ефимовым, руководителем московской рок–группы Huppu Haos, затеяли совместную программу: симфонический оркестр и рок–группа. Если все склеится — покажем ее сначала в Москве, потом в Молодечно и Минске...


31. Когда у вас плохое настроение, что делаете?


— Стараюсь уединиться и жду, когда пройдут тучи...


32. Что такое джентльмен в вашем понимании?


— Порассуждаем: gente в переводе — мягкий. Отсюда джентльмен воспитан в толерантности, он начитан, наслышан, насмотрен — т.е. образован. Джентльмен открыт миру, а значит — для общения. Приятен в общении, самоироничен.


33. Что вам активно не нравится в нашей жизни?


— Жестокосердие.


34. Какое человеческое качество считаете самым высоким?


— Бескорыстие. Мы должны понять: у нас нет права на плоды своей работы в этическом смысле. Мы обязаны помогать человеку, не задумываясь об ответной благодарности.


35. У вас есть дача, огород?


— Дача появилась недавно. Дом стоит на Вилии. «Краявiды» — сказочные. Вокруг мой любимый сосновый лес. Огород — махонький: нам им некогда заниматься. А вот природы — много. Я люблю ее слушать: пение птиц, дождь, шум деревьев, ветер, цикады, плеск воды в реке, молчание облаков, луны...


36. Когда вас постигает неудача, что вы себе говорите?


— Пытаться — значит иметь риск, познать неудачу. Поэтому я себе говорю: «Ну и что?»


37. Что такое счастье в вашем понимании?


— Это когда работа доставляет большее удовольствие, чем развлечение!


38. Представьте, перед вами стоит человек, который «любит» сердиться. Все не по нем, все плохие... Что бы вы ему сказали?


— Э–э–э, наверное, напомнил бы истину: в жизни все не так, как «я хочу». Путь к «хочу» состоит из тысячи малых дел.


39. Скажите, а старость — это когда?


— Это когда та же жизнь, но с болью в колене и иронией во взгляде.


40. Ваша самая экстравагантная покупка?


— Топор–колун. (Для работы над дровами и своим собственным телом.)


41. Какой любите цвет, музыкальное произведение, блюдо, цветы?


— Белый, черный, зеленый, 4–ю симфонию Чайковского, манную кашу с изюмом, полевые колокольчики, васильки.


42. Последний подарок жене на день рождения?


— Дача в Вилейском районе.


43. Искусство требует жертв. Вы чем–нибудь или кем–нибудь жертвовали во имя искусства?


— Отдыхом. Нервными клетками. А уж бессонных ночей не счесть. Но разве это жертвы?


44. У вас три дочери. Какой повод заставляет вас говорить: «Я удовлетворен детьми как отец»?


— Поправлю вас. У меня две дочери и падчерица. Но я не чувствую разницы. Прежде всего мое удовлетворение вызывают наши отношения, в которых доминируют теплота и товарищество. Я удовлетворен, что все три профессионально связаны с культурой, что каждая из них большая труженица. Кроме того, дочки уже успели подарить мне по внуку — Гришку и Женьку.


45. Нужны ли сегодня музыке залы, ведь музыка — очень интимное, одинокое переживание. Это во–первых. Во–вторых, музыка теперь пишется на самые разные звуконосители и все можно услышать в самом изысканном исполнении дома, достаточно нажать кнопку...


— Ничто не заменит ощущение живого общения с исполнителями, живого рождения музыки. Ведь она каждый раз будет звучать по–новому, совпадая с сиюминутным дыханием музыканта, его настроением.


46. Классическая музыка нуждается в рекламе, пиаре?


— Безусловно. Хорошо на грядке растет только сорняк. Чтобы вырастить ценное культурное растение, нужны труд, уход. Так и в музыке — высокое искусство требует поддержки, трепетного внимания. И конечно, рекламы. Классику надо пропагандировать.


47. Есть ли у музыки национальность?


— Музыка, как и люди, ее творящие, неповторима. Но у музыки есть потрясающая специфика — она не требует перевода.


48. Белорусская музыка. Назовите с ходу имя, вызывающее у вас восхищение.


— Евгений Глебов. Все, что он написал, — прекрасно.


49. Дирижеру должна быть присуща артистичность?


— Я не люблю дирижеров–клоунов, этакое чрезмерное заигрывание с публикой. Возможно, я вызову на себя гнев публики, но мне не всегда нравится манера Спивакова как дирижера. Хотя элегантный артистизм приветствую. Особенно если это соответствует музыке. Помню, Евгений Светланов исполнял музыку Гершвина и вдел в петлицу красную розу. Это было в высшей степени изысканно. Да и манера его дирижирования стала тогда более легкой, это нельзя не приветствовать. Скажем, исполняя Штрауса, мыслимо ли быть не в радости, не улыбаться?


50. Вопрос, который вы хотели бы задать себе сами? И ваш ответ...


— Насколько бы ты повторил свою жизнь в избранной профессии?


И мой ответ хорошо вкладывается в коласовское четверостишие из «Новой земли»:


О, як хацеў бы напачатку


дарогi жыцця папарадку


узноў прайсцi i азiрнуцца.


Сабраць з дарог каменнi тыя,


што губяць сiлы маладыя.


Жизнь сложна. Сделано немало ошибок. Кое–какие «каменнi» собрал бы обязательно. И поучиться бы побольше!

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи