«Я подарю вам солнце». Люди и время глазами Леонида ЕКЕЛЯ

Было это так давно, что, возможно, и вовсе не было. Но куда денешься от памяти, которая возьмет да и подбросит из дальнего далека сюжет для небольшого рассказа? Вот ученица младших классов Танечка пришла из школы. И пока бабушка разогревает обед, она в который уже раз пристально вглядывается в картинку на стене, вырезанную из журнала. И ничего–то особенного в ней нет: лес, река, домик на берегу. Но как хочется заглянуть в тот домик, чтобы узнать, кто там живет. А куда бежит река? А шумят ли медностволые сосны на ветру? О, как мечтала она стать Алисой, чтобы проникнуть (нет, не в Зазеркалье), в тот мир, изображенный на картинке. А там была тайна.

Пройдут годы, и унесут они Татьяну далеко от той девочки, когда–то бегавшей с фотоаппаратом «Смена» (без пленки) и радостно «снимавшей» все, что попадало в прямоугольник видоискателя. Она освоит «зеркалку» и научится делать приличные снимки. И однажды замрет перед собственной фотографией, в которой на первый взгляд не было ничего примечательного. Ракушка маленького рачка на зеленом бархате мха. И все. И вдруг фотография оживет. Татьяна почувствует запах живого растения и ощутит микроскопическую жизнь в ракушке. И, как в далеком детстве, у нее возникнет желание проникнуть внутрь этого маленького зеленого мира.

«Прекрасное есть жизнь». Эту емкую формулу Николая Чернышевского вряд ли кому-либо удастся опровергнуть. Изобразить же прекрасное возможно и словом, и кистью, и объективом. Но суть не в изобразительных средствах (они — всего лишь инструмент), а в особом даре художника соединять в одно целое что видишь и что чувствуешь, и перенести этот сплав прекрасного, возникший внутри себя, в произведение искусства. Вернее, в то, что станет им...

В юности я увлекался черно–белой фотографией. Достиг определенных успехов. В технике. А вот снимки моего друга (у него был точно такой же «ФЭД–3», как и у меня) разительно отличались от моих. Лица на них были живые. И пейзажи такие, что хотелось смотреть и смотреть. «Ну в чем тут дело? — мучительно размышлял я. — И какими неведомыми мне секретами обладает мой друг?» Однажды я напросился к нему в дублеры. Все у нас было абсолютно одинаковым: точка съемки, экспозиция, фотоаппараты и объективы, чувствительность пленки... Одни и те же девушки, польщенные нашим вниманием к себе, позировали нам. А когда после проявки пленки высохли и мы напечатали фотографии, результат оказался тем же: у меня — техника, а у друга — и техника, и живые лица на фото. «Ну объясни мне, наконец, — взмолился я, — почему так получается? Все делал в точности как ты, а вышло как всегда...» «Знаешь, — сказал мой друг, — есть такая детская песенка: «Смотрят все, но видят немногие, в этом весь секрет...»

Что ж, коль не дано мне видеть так, как видят немногие, то и тешить себя надеждой, что мой кадр ждет меня где–то в обозримом будущем, пожалуй, не стоит. Чуда не произойдет. И я надолго убрал фотоаппарат в ящик стола.

Конечно, обычная фотография с натуры весьма далека от искусства. Но как, под действием чего происходит превращение фотоснимка в художественное произведение? И это уже не снимок, а фотокартина. И сотворил ее не фотограф, а фотохудожник...


То, что видит объектив, даже самый талантливый художник не может запечатлеть на полотне. Объектив свидетельствует правду действительности (несуществующее нельзя сфотографировать), а не художественную правду. А это далеко не одно и то же. Возможность снимка стать произведением искусства оспаривалась издавна. На полном серьезе доказывалось, что фотомастер не способен проникнуть в духовный мир человека. Что ему не дано поэтическое восприятие природы. Фотограф — ловец мгновения. Поймал, зафиксировал — и точка.

Не точка, не многоточие, а восклицательный знак — так воспринимаются работы фотохудожницы из Киева Татьяны Латанской. Они приковывают внимание. Снимками их никак не назовешь. Это полноценные картины.

Остановить мимолетное, имея фотокамеру в руках или даже смартфон, кого этим удивишь? Такое по силам даже ребенку. Теперь все умеют «фоткать» (какое противное слово!). Но выделить отдельное мгновение из бесчисленности и перенести его в художественное произведение — тут уж без таланта не обойтись. А талант фотохудожника — это пронзительное и самобытное видение жизни. Умение, говоря словами Гоголя, «схватить душу» того, что попадает в рамки видоискателя. А еще — способность ощутить прекрасное даже в самом обыденном...

Высокая трава вперемешку с цветами на краю ячменного поля. И все это буйство красок, свежести и чистоты, как небо звездами, было усыпано каплями серебряной росы. Поднялось солнышко выше — и от росы не осталось следа. Но снимок войдет в вечное своей трогательной невечностью. Тем, чему отмеряно жить мгновения. И не только празднику росы, а возможно, уголку земли (конечно, не дай бог!), названному фотохудожницей «Цветущим краем».

«Цветущий край».

Снимок сделан в Украине. Потому, глядя на него, испытываешь смешанные чувства. Радость и восхищение, тревогу и боль...

Теплый, уютный свет падает на притихшую землю. Все вокруг дышит покоем и тишиной. Я всегда был уверен, что тишину снять невозможно. Оказывается, ошибался. Смотришь на фотокартину и чувствуешь, что свет — теплый. А у тишины — свой аромат. Но главное — она существует. В застывших крыльях ветряной мельницы. В траве, что не колышется под ветром. И в облаках, не скользящих по небу.

Милая славянской душе картинка «Старый мир» (Россия) переносит в прошлое. А чем дальше оно удаляется от нас, тем становится дороже...

«Старый мир».

Раннее–прераннее утро. Солнце, позолотив край неба, окутало кукурузное поле ливнем розоватого света. Но не сочные темно–зеленые листья бросаются в глаза, не стена крепких, как подрост, стеблей, а метелки. Розовые на голубом фоне небосвода. Трогательно–беззащитные, как желторотые птенцы, и в то же время наполненные силой плодородия. Тишиной, покоем и надежностью веет от фотокартины «Плодородное утро», снятой Татьяной Латанской в Мозырском районе.

«На Гомельщину мы приехали ночью, — рассказывает она. — Искать гостиницу или агроусадьбу не имело смысла. Заночевали в машине. Проснулись, когда солнце только–только всходило. И сразу — в путь. А когда проезжали мимо кукурузного поля, я увидела не зеленый массив, а нежнейшие розовые метелки. «Стоп! — говорю мужу. — Вижу мой кадр».

«Плодородное утро».

«Все, что я фотографирую, — делится Татьяна сокровенным, — я искренне люблю. Я восхищаюсь миром и людьми, которые попадают в мой кадр. Я ценю каждое мгновение как дар свыше. Я снимаю сердцем...»

А вот дорога, убегающая далеко–далеко за горизонт. Причудливая игра света придала ей такую стремительную динамику, что видишь это движение. И слышишь ее зов. К открытиям, которые тебе и не снились. К радостям, ждущим за дальним поворотом. К счастью, что давно искал, да все не мог найти. Решись, ступи на нее — и все сбудется. А сбудется потому, что на это есть «Благословение света» (Греция)...

«Благословение света».

Неблагодарное дело рассказывать о том, что читается сердцем. Ведь у каждого свое прочтение. В этом и есть сила искусства. Но слишком велико желание поделиться с читателями своими впечатлениями, вызванными фотокартинами Татьяны Латанской. Да и рассказ о фотохудожнице без описания ее произведений был бы неполноценным.

Свой проект (а это 30 работ, снятых за последние 7 лет в более чем 20 странах мира) Татьяна Латанская назвала «Живое солнце». От ее фотокартин буквально исходит сияние. И неудивительно: ведь их главный герой — солнце. Им пронизано все. Оно повсюду.

Все самое прекрасное, что существует на земле, — от солнца: свет, тепло, жизнь, радость, любовь. И как все живое объединяется вокруг него, так и духовные ценности, красота природы должны сближать людей. Вызывать в них человеколюбие, делать их добрее. Такова идея проекта Татьяны Латанской. И надо сказать, что «Живое солнце» успешно воплощает ее в реальную жизнь. Проект работает.

Свидетельства тому — отклики минчан, побывавших на выставке в Центральной библиотеке имени Янки Купалы: «Мы все такие разные, включая и природу, но солнце у всех одно. Оно способно пробудить оптимизм, хорошее настроение, желание жить дальше и узнавать все новое. Ольга Мигун». «Я счастлива, что сегодня в такой пасмурный день твои картины, Танечка, озаряют солнышком все вокруг. Ольга Ситько». «Цудоўныя працы цудоўнага майстра — чалавека шчырай душы. Мiкола Лiннiк». Подобных откликов у Татьяны набралось уже на солидный том.

Выставки фотокартин Татьяны Латанской состоялись в Украине, Германии, Латвии, Армении, Грузии, Болгарии, Казахстане, Малайзии, Беларуси. На очереди — Италия и США. «Своими картинами я подарю вам солнце», — в очередной раз, открывая выставку, Татьяна произносит эти слова без всякой рисовки. Потому что так оно и есть.

Фото Татьяны ЛАТАНСКОЙ.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...