Источник: Знамя юности
Знамя юности

Я не трус, но этого боюсь

Как жить с фобией?

Многие пугаются темноты и змей. Но оказывается, в дрожь может бросать и от вида обыкновенной ваты. Герои нового выпуска рубрики «По правде говоря» делятся своими необычными страхами.

Караул, птицы летят

Екатерина Моисеенко, студентка:

– Я боюсь взмаха крыльев. Когда слышу этот звук, меня передергивает, начинается паника. Пока птица не машет крыльями, мне все равно, даже если она совсем-совсем рядом. Но когда начинает взлетать – все, беда. Года два назад у меня по подоконнику ходил голубь. Стала закрывать окно, чтобы он не залетел в комнату. Но он как-то очень громко упорхнул, и я испугалась. Сначала не придавала этому значения. А потом стала дико бояться любых летящих пернатых. Остерегаюсь заходить в подземный переход, ведь там много птиц. Бороться с фобией не пытаюсь, да и не знаю как.

Все что угодно, только не вата

Ольга Лелик, геодезист:

– Теряю сознание, когда дотрагиваюсь до обыкновенной ваты. Иногда мне кажется, что слышу, как она шуршит. Первый раз приступ страха проявился в студенческом общежитии. Мы утепляли окна на зиму, ребята принесли рулоны ваты. Сразу соседи мне не поверили, думали, что просто филоню. Упала в обморок – поверили.

Предупреждаю врачей, чтобы применяли бинт. А сама пользуюсь ватными дисками, но смачиваю их полностью, чтобы не было «хруста». С годами легче все переносить стала, могу даже вату к руке приложить.

Не быть мне Цицероном

Екатерина Сапего, журналист:

– У меня много фобий, одна из них – это выступление перед маленькой аудиторией. Страх появился в десятом классе. Я неправильно от­вечала на вопросы учителя на уроке, и надо мной стали смеяться одноклассники. Начала закрываться в себе, мне было проще сделать вид, что ничего не знаю. Когда ты вы­ступаешь перед небольшим коли­чеством людей, то видишь их глаза, выражение лиц. Стала переживать, что услышу осуждение, критику. Поступала на журфак, чтобы побороть эту боязнь. Я уже работаю по спе­циальности, но по-прежнему опасаюсь сказать что-то не так, неверно поставить ударение. Кажется, что меня обязательно засмеют. Благо выступать ни перед кем не приходится. Надеюсь, если буду чаще общаться с людьми, то все само собой пройдет. Как ни крути, а профессия обязывает.

Выражайтесь внятно

Станислав Иванов, мастер по ремонту:

– Два года назад стал замечать, что меня пугает то, что я не могу понять современный сленг. Я не знаю значения таких слов, как «зашквар», «хайповый» и других. Когда разговариваю с человеком, опасаюсь, что он выпалит что-то такое, о чем не имею ни малейшего представления. Вроде глупость, ведь можно переспросить. Но все равно боязно. Стараюсь намекать собеседнику, чтобы выражался нормальным языком, но не всегда это срабатывает. Друзья раньше посмеивались надо мной. А сейчас заметил, что теперь в их лексиконе стало меньше подобных выражений. Начал изучать новые слова, но сам их не использую. Да и зачем? Наш язык и так богатый – к сленговому сло­вечку можно подобрать литературный аналог.

Помыть посуду – это подвиг

Михаил Гапанович, инженер:

– Кто-то боится пауков и высоты, а у меня ужас вызывает поролон. Когда я или кто-то другой до него дотрагивается – по телу пробегают мурашки. А иногда и при простом упоминании передергивает. Не знаю, откуда появился этот страх, но почему-то в памяти всплывает детская игрушка из куска поролона в виде зайца. Вроде меня ей никто не пугал, но неприятный осадок почему-то остался. Когда жил в общежитии, утепляли окна этим материалом. Рассказал соседям по комнате о своей фобии, а они посмеялись. Друзья тоже воспринимают это с улыбкой, но относятся с пониманием. Стараются при мне поролон не трогать и не показывать. С мочалками я уже как-то смирился, но, чтобы помыть посуду, все равно долго собираюсь с силами.

Не дружу с электричеством

Ольга Запрудская, врач:

– Боюсь вставлять вилку в розетку. Постоянно прошу кого-нибудь сделать это за меня. А дома, если что-то нужно подключить, пользуюсь тройником с выключателем. Происходит это так: отключаю тройник, вставляю в него штепсель, а затем снова нажимаю клавишу. Из-за этой незамысловатой процедуры все надо мной смеются. Я – врач и на вызовах часто пользуюсь кардиографом, который работает от сети. И вот тогда начинается паника! Особенно если пациент живет один и помочь некому. Мне было пять лет, когда через телефонную розетку в дом залетела молния. Загорелись обои, шторы, и начался пожар. Так появилась эта фобия. Потом я еще долго боялась грозы. Сейчас уже меньше.

Этот страх делает меня особенной. Из-за него больше ощущаю заботу мужа, потому что в любое время дня и ночи он спешит на помощь. Когда нет другого выхода, приходится трясущимися руками все делать самой – сразу же отпрыгиваю.

КОМПЕТЕНТНО

Данута Чеховская, педагог-психолог психологической службы БГУ:

– Страх – это базовая эмоция, помогающая нам выжить, он должен присутствовать. Только он должен быть здоровым (рациональным), чтобы не наполнять нашу жизнь фобиями, которые с трудом поддаются логическим объяснениям. Неправильно воспринятая информация, социальная среда, негативный жизненный опыт, погрешности в воспитании, личностные особенности и многое другое формируют у нас наши страхи. Необхо­димо научиться правильно анализировать, понимать их и использовать себе во благо.

tochickaya@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости