Вышел «зайчик» погулять…

НА РУБЛЕВОЙ банкноте образца 1992 года был изображен заяц-русак. Поэтому белорусская денежная единица стала называться в народе «зайчиком». Кошельками в то время были спортивные сумки: у тех, кто хорошо зарабатывал, в кошелек получка не умещалась. Одновременно в обороте оставались и купоны, которые выдавались по месту прописки. Деваться было некуда — требовалось защитить и без того небогатый внутренний рынок. Тогда еще не имелось такого количества цветных принтеров, иначе купоны мог печатать любой желающий. Но без них, скорее всего, граждане ближнего зарубежья вывезли бы из страны последнее — границ-то как таковых между республиками тогда еще не существовало. «Нормированное распределение» — так официально называли талонную систему, ставшую неотъемлемой характеристикой первых постсоветских лет.

Летом 1993 года в республике из оборота изъяли денежные знаки Госбанка СССР, и белорусский рубль стал единым законным средством платежа

НА РУБЛЕВОЙ банкноте образца 1992 года был изображен заяц-русак. Поэтому белорусская денежная единица стала называться в народе «зайчиком». Кошельками в то время были спортивные сумки: у тех, кто хорошо зарабатывал, в кошелек получка не умещалась. Одновременно в обороте оставались и купоны, которые выдавались по месту прописки. Деваться было некуда — требовалось защитить и без того небогатый внутренний рынок. Тогда еще не имелось такого количества цветных принтеров, иначе купоны мог печатать любой желающий. Но без них, скорее всего, граждане ближнего зарубежья вывезли бы из страны последнее — границ-то как таковых между республиками тогда еще не существовало. «Нормированное распределение» — так официально называли талонную систему, ставшую неотъемлемой характеристикой первых постсоветских лет.

На сломе эпох

Партийные и комсомольские функционеры в СССР отоваривались в закрытых спецраспределителях. Право на паек имели также ветераны Великой Отечественной войны и лица к ним приравненные. Для них паек составлялся исходя из заслуг. Персональные пенсионеры могли рассчитывать на килограмм мяса или рыбы в неделю, простые участники войны — на колбасу и консервы. К праздникам добавлялись майонез и зеленый горошек. Кроме еды, прошедшие войну люди имели право на покупку без очереди бытовой техники и строительных материалов.

Вспоминая 1993 год, понимаешь, что во многом он стал определяющим для дальнейшей судьбы нашей страны. А начался он неспокойно. В феврале независимые профсоюзы объявили бессрочную политическую стачку, и это яркое свидетельство того, что экономических проблем было хоть отбавляй. На первых полосах газет печатались фотографии очередей за хлебом. Автомобилисты стояли в очередях за топливом.

Вот один из газетных заголовков тех времен: «Бензина в Беларуси как не было, так и нет. Виновных в этом безобразии — тоже!» Кстати, инфляция тогда составила 1290 процентов! В первом квартале были введены свободные цены на мясо. Значительно увеличилась плата за жилье и коммунальные услуги.

В 1993 году в Беларуси произошло два заказных убийства, всколыхнувших всю страну. В мае в центре Минска застрелили главу правления концерна «Коминвест» и председателя совета директоров АКБ «Белбизнесбанк» Александра Лисничука. А в сентябре на пороге собственного дома был убит председатель Гродненского облисполкома Дмитрий Арцименя. К счастью, волна заказных убийств не накрыла Беларусь так, как соседнюю Россию, где масштабы были совсем другие.

Появлялись и серьезные бизнес-проекты. Скажем, был открыт первый салон по продаже автомобилей. От него, кстати, берет начало торговый центр «Ждановичи».  Многие из ведущих нынче белорусских туристических агентств начали работать как раз в 1993 году. Значит, денежные доходы уже позволяли части населения задумываться о путешествиях. Именно тогда в «краснокожие» советские загранпаспорта стали ставить штамп «грамадзянiн Рэспублiкi Беларусь».

С 1993 года в нашей стране сложилась ситуация, которую можно охарактеризовать как «демографические ножницы» или «белорусский крест». Тогда впервые смертность взяла верх над рождаемостью: численность умерших превысила численность родившихся на 11,2 тысячи человек. На начало года население составило 10 миллионов 356,5 тысячи, из них почти 32 процента проживали в сельской местности. В то время иметь родственников в деревне было за счастье. Где еще взять шмат сала или свежую домашнюю колбаску?

Но само сельское хозяйство оказалось в тяжелом положении. Производство продукции во всех категориях хозяйств составляло лишь 73 процента от уровня 1990 года. В сельскохозяйственных организациях оно упало почти наполовину, в то время как в хозяйствах населения отмечался его рост. Спад производства сельхозпродукции обусловлен резким снижением финансового обеспечения отрасли.

Первопричиной стало несовершенство ценовой политики. Производители сельскохозяйственной продукции оказались в условиях, с одной стороны, ускоренной либерализации цен на ресурсы производственно-технического назначения и услуги, с другой — в условиях фиксированных закупочных цен на основные виды сельскохозяйственной продукции. Образовался диспаритет цен. Хозяйства были не в состоянии приобретать в необходимом количестве сельскохозяйственную технику, ее выбытие значительно превышало поступление, в результате существенно ослабла их материально-техническая база. Аналогичная ситуация сложилась с минеральными удобрениями и средствами защиты растений. Происходило сокращение поголовья крупного рогатого скота.

В социальной сфере на селе было свернуто строительство, сократилось число больниц, клубов, предприятий бытового обслуживания. Значительно снизился уровень заработной платы. В результате резко усилилась миграция сельского населения в город.

Правда, после принятия законов «О крестьянском (фермерском) хозяйстве», «О праве собственности на землю» на селе начали зарождаться рыночные отношения. Документы предусматривали возможность частной собственности на приусадебные участки земли, личное подсобное хозяйство, дачное строительство, а также возможность долгосрочной аренды земли по договорной цене. В 1993 году площадь выделенных земель для фермерских хозяйств составляла около 52 тысяч гектаров.

Одной из попыток увеличения производства продовольствия в целях уменьшения дефицита стало снижение качества продуктов. Повсеместно стало выпускаться бутербродное масло с большим содержанием влаги. В вареной колбасе содержание сои достигало 30 процентов. В относительно свободной продаже распространились субпродукты 2-й категории и консервы из них под названием «Завтрак туриста». Вместо натурального кофе появились эрзац-кофейные напитки — цикориевые, ячменные, желудевые, а для детей — «Артек», «Пионерский», «Детский», в состав которых была включена каовела — оболочка бобов какао и ореховая мука.

Что можно было купить на 20$?

20 лет назад был снижен порог возраста для приобретения спиртного с 21 до 18 лет, а телеэфир заполонила реклама алкоголя. «Водка «Зверь» — похмелья не будет», подмигивающий «Распутин», ухмыляющийся «Петроff» и, конечно же, спирт «Рояль». «Время пить «Херши» тоже. Этот напиток, правда, алкоголя не содержал. Но запал в душу аудитории, и когда люди собирались пропустить по стаканчику-другому, то приговаривали: «Ну что, время пить «Херши»?

К тому времени и реклама в печатных СМИ стала привычной для читателей. Газеты тогда пользовались большим спросом, их читали, ведь Интернет, как неиссякаемый и оперативный источник новостей, для нас был еще в далекой перспективе. Поэтому реклама в печатных изданиях была крайне востребована. Вот один из рекламных модулей того времени: компания «Дайнова» предлагает компьютеры и оргтехнику. Простой компьютер стоил более миллиона рублей. А курс доллара в январе 93-го был около 6000 рублей. Так что путем нехитрых вычислений получаем, что это чудо техники тянуло почти на 200 долларов.

Серьезная по тем временам сумма. Средняя зарплата в стране, помнится, составляла около 25—30 «зеленых» в эквиваленте. Так что на компьютер надо было работать 14 месяцев. При этом не пить и не есть. Стипендия студента журфака БГУ в те времена равнялась 7 долларам. Вообще, надо понимать, что тогда и рубль, и доллар имели совсем другую покупательскую способность. Это сегодня на 20 долларов ты можешь раз сходить в магазин и купить продуктов максимум на два дня. В те времена на 20 долларов можно было безбедно жить две недели.

В конце 1993 года был подготовлен проект соглашения Нацбанка и Центробанка России об объединении денежных систем двух стран. Предполагалось заменить в 1994—1995 годах белорусские рубли на российские. Но с рублевой зоной тогда так ничего и не вышло.

В больших магазинах типа ГУМ, ЦУМ, да и в продовольственных тоже, существовали валютные секции. Там без проблем можно было купить элитную импортную водку или виски, швейцарский сыр, бельгийский шоколад, кофе в зернах и прочие деликатесы. Литр «Мартини» стоил около четырех условных единиц. Впрочем, тогда никаких «у.е.» не было, были доллары США и немецкие марки. Причем марка была почти в два раза дешевле доллара.

Кстати, эти самые дойчмарки, неизвестные современному поколению, поскольку их, как и другие европейские денежные единицы, сменила общая европейская валюта евро, тогда были популярнее долларов США. И доступнее. Может, это объясняется тем, что перегонщики возили машины в основном из Германии.

Товары из сельмагов — в Польшу

1993 год запомнился появлением на белорусских дорогах большого количества иномарок. Появились на улицах и дети, моющие авто — этакий признак перехода к рынку. Иномарки переставали быть диковинкой и начали понемногу вытеснять с белорусских дорог советские авто. И цены на б/у продукцию советского автопрома существенно упали. Например, знаменитую «копейку» или «тринадцатую» модель «Жигулей» в 93-м можно было купить за 900—1000 бундесмарок. А однокомнатная квартира в центре Минска стоила 4—5 тысяч долларов.

Именно в 1993 году в белорусской ГАИ было сформировано элитное подразделение «Стрела», которое занимается в основном эскортированием делегаций, слежением за работой других подразделений ГАИ, пресечением нарушений ПДД, в том числе и злостных превышений скорости. Это сейчас сотрудники «Стрелы» передвигаются на самых «крутых» автомобилях из автопарка МВД, а тогда все начиналось с ВАЗ-2109.

Самый популярный маршрут был в то время в Польшу. В крупных универмагах и сельских магазинах массово скупали товары хозяйственного назначения, а из Польши везли доллары, одежду, продукты. Тогда же появились синтетические блестящие спортивные костюмы а-ля «Адидас». Это было покруче, чем смокинг. В них ходили в школу, на дискотеку, в гости.

А мода какая была: кожи, дубленки считались верхом крутизны, особенно в сочетании с норковой шапкой. Для небогатых на рынках предлагали дерматиновую куртку с железными бляхами и дерматиновые кроссовки «Ripook» с обязательными белыми носками. Другим неотъемлемым атрибутом тех времен был малиновый пиджак.

Тогда же, в 1993 году в Минске начала работать сотовая связь — в мае начала предоставлять коммерческие услуги и компания «БелСел». Правда, мобильные телефоны были размером и весом с силикатный кирпич.

А еще в 93-м появилось НТВ. Это был совершенно иной уровень телевидения с отличными программами. И самое главное — новости на НТВ тогда были правдивыми. Поэтому на такие мелочи, как реклама «МММ» с Леней Голубковым, который собирался купить жене сапоги, внимания обращали мало. Хотя детище Сергея Мавроди было одной из самых масштабных финансовых пирамид того времени.

Кстати, в 1993 году стал массово развиваться еще один рынок — рынок «Гербалайфа». Это был просто массовый психоз. Не успеешь выставить из кабинета одного распространителя, как тут же приходит следующий. Они еще носили самопальные значки, на которых было написано: «Хочешь похудеть — спроси меня как».

Правильно все же говорят, что у каждого времени свое лицо.

Александр ШЕВКО, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?