Выше – только небо

Корреспондент «СГ» учился десантироваться в Рогачевском аэроклубе ДОСААФ

В ПОЗАПРОШЛОМ году Рогачевско-Жлобинскому аэроклубу ДОСААФ чуть не «обрезали крылья» — попал под ликвидацию. Причина? Не было денег на капремонт базы аэродрома. О проблеме узнал Президент, средства у местных властей нашлись, и немалые — два с половиной миллиарда рублей. Аэроклуб ожил. Сейчас здесь готовятся к летному сезону, который вот-вот откроется: проверяют технику, закупают топливо, приводят в порядок аэродром. Корреспондент «СГ» отправился к сельским укротителям воздушной стихии.


ГРУНТОВЫЙ аэродром  в очень удачном месте. Ближайшая деревня Гречухи — в километре, нет линий электропередачи, здесь не пасут скот, поэтому для спортсменов безопаснее прыгать с парашютом. Размеры летного поля позволяют за один заход десантировать сразу 10 курсантов.

В свое время на этом месте шумела березовая роща, но в начале 30-х сельчане деревья выкорчевали и подготовили площадку под будущий запасной военный аэродром Миньков (рядом одноименная деревня). С 1933 года здесь секретно дислоцировался авиаполк с советскими самолетами-разведчиками Р-3 и Р-5, а также истребителями И-15 и И-16. Бывало, что в небе над окрестностями для ударников-сельчан устраивали обзорные экскурсии. Летчики и обслуживающий персонал жили в пяти километрах, в бывшем поместье пана Хрущева возле деревни Заболотье. 

Начальник Рогачевского аэроклуба ДОСААФ Андрей БЫСТРОВ демонстрирует оборудование в стартовом командном пункте

В полдень 22 июня 1941 года тридцать бомбардировщиков вылетели с этого аэродрома атаковать немецкий аэродром Сувалки в Польше. Другая исправная техника перебазировалась на аэродромы Чернигово-Речицкой штурмовой и 282-й, 283-й истребительных авиационных дивизий 16-й воздушной армии. А самолеты, стоявшие без моторов, сожгли, чтобы не отдавать врагу. Обгоревшие корпуса после войны долго никто не трогал. Но нашлись энтузиасты, которые их переплавили в кухонную посуду и домашнюю утварь. До сих пор в местных деревенских хатах можно взять в руки тарелку или кастрюлю из легкого, но прочного дюралевого сплава. 

В НАШЕ время летное поле отошло к ДОСААФ. Сначала Миньков использовала эскадрилья Гомельского аэроклуба, позже взял под свое крыло Бобруйский аэроклуб «Сычково». Летали круглый год, даже зимой. Иногда устраивали всесоюзные соревнования.

Заместитель по инженерно-авиационной службе Александр КОЗЫРЬ проверяет работоспособность систем самолета «Вильга-35»

Ныне аэроклуб такими масштабными чемпионатами похвастаться не может. Однако здесь из молодежи от 15 лет до 21 года готовят спортсменов-планеристов и спортсменов-парашютистов. Позже, по наблюдениям начальника Рогачевского аэроклуба ДОСААФ Андрея Быстрова, эти ребята становятся если не спортсменами, то спасателями, уходят в военную или гражданскую авиацию.  

В распоряжении у планеристов два спортивных рекордных планера «Янтарь Стандарт» и четыре учебно-тренировочных L-13 «Бланик» . Легкомоторный самолет «Вильга-35» поднимает эти планеры в воздух на буксире. Для тренировок парашютистов на лето берут у Минского аэроклуба добровольного общества самолет Ан-2. 

В ДВУХ секциях сейчас занимается 35 человек, в основном школьники из Жлобина и Рогачева. Перед открытием летного сезона в апреле они проходят медкомиссию с почти «космическими» требованиями.

Учащиесяпланер секции Алина СВИРИДОВА, ИльяНЕДБАЙНИК, ВикторияКОМОРНИКОВА и Роман СВИРИДОВ возле учебно-тренировочного планера L-13 «Бланик»

Вместе с будущими спортсменами-планеристами решаю поучиться прыгать с парашютом. 11-классницы из рогачевской средней школы № 5 Алина Свиридова и Виктория Коморникова в аэроклубе второй год и спускались с неба под куполом не раз. 

— Когда прыгала первый раз, от волнения чуть не забыла про кольцо для раскрытия парашюта, — вспоминает Вика. — Приземлилась без проблем, даже не ушиблась. Почему занимаюсь планеризмом? Хочу стать профессиональной спортсменкой.

Парашютный городок состоит из невысокой тумбы и трехметрового турникета, на котором крепится подвесная система. Отрабатываем момент отделения от самолета и действия после раскрытия основного парашюта. Занятием руководит начальник парашютно-десантной службы Сергей Гурин.

На меня надевают подвесную систему, которая имитирует реальную. Инструктор просит занять исходное положение, будто выпрыгиваю из самолета. Приседаю и, отталкиваясь, готовлюсь к прыжку. Воспитанники смеются. Сергей Иванович объясняет мою ошибку:

— Дверной проем в Ан-2 невелик. Высокие люди проникают в него согнувшись. Иначе вы рискуете удариться головой. Правильное исходное положение: левая нога на краю обреза двери, правая немного отведена назад. Обе руки должны находиться на левой грудной лямке, а колени — чуть согнуты. По моей команде отталкиваетесь левой ногой и прыгаете.

Прыгаю с тумбы. Теперь я, словно парашютист, вишу на ремнях. По правилам, нужно отсчитать три секунды (человек за это время опускается где-то на сто метров), например, «501, 502, 503». Дернуть кольцо. На четвертой секунде посмотреть, правильно ли раскрылся парашют. На пятой — расчековать фал страхующего прибора запасного парашюта, а не то раскроется в 400 метрах от земли. Тогда может начаться авторотация (аэродинамическое вращение), приземлиться целым и невредимым сложнее. 

Сергей Гурин, инструктируя, предполагает не самые удачные варианты развития событий. Что, например, делать, если порвался купол? Открывать запасной?

— Сначала оцениваем глубину порыва, — дает мастер-класс инструктор. — Если порыв не заходит за ленты усилительного каркаса купола и не происходит никакого вращения, то можно плюнуть. Если слюна летит вверх, то снижение быстрее допустимого, и необходимо воспользоваться запаской. Капля — вниз? Можно не беспокоиться — снижение с безопасной скоростью. 

Можно еще «зависнуть» за самолетом (случаи редкие, но бывают), зацепившись стропами за стабилизатор. Это, как правило, происходит, если дернул за вытяжное кольцо раньше времени или что-то помешало выйти парашюту из ранца либо чехла. Иногда парашютисту приходится приводняться. При касании ногами водной глади нужно успеть «выскользнуть» из подвесной системы и, находясь в воде, быстро отплыть в сторону. А не то накроет куполом, и можно в нем запутаться. И таких предполагаемых ЧП в Рогачевском аэроклубе отрабатывается больше двадцати. Воспитанники сдают зачеты.  

Десятиклассник из Жлобина Роман Свиридов, помимо спорта, мечтает о столичном командно-инженерном институте  МЧС. Спасатель должен уметь выйти из любой экстремальной ситуации без потерь. Старше всех, пожалуй, 21-летний жлобинчанин Илья Недбайник. Он работает на металлургическом заводе слесарем-гидравликом и учится в секции с января. 

— Мечтаю увидеть землю с высоты. Про то, что возле Рогачева есть аэроклуб, не знал. Думал даже ехать в Минск и платить за прыжок с парашютом большие деньги. А здесь, если занимаешься в секции, все бесплатно.

СПРАВКА «СГ»

Всего в стране действует 6 аэроклубов ДОСААФ: в Минске, Могилеве, Витебске, Бресте, Бобруйске и Рогачеве. В авиации добровольного общества — высокопрофессиональные летчики-инструкторы (77 процентов летного состава — летчики первого класса). В год здесь проходят подготовку около 130 человек летного состава, примерно половина — курсанты авиационного факультета Военной академии Беларуси. 

В ТЕМУ

Брестский аэроклуб  ДОСААФ — единственный в структуре добровольного общества, у которого пока нет своего летного поля. На «вооружении» у него только самолет Ан-2 и 20 парашютов. Учебный класс авиаторы снимают, а крылатая машина — на арендной стоянке в Брестском аэропорту. Однако, по предварительной информации начальника Брестского аэроклуба ДОСААФ Алексея Мойсевича, уже нашли подходящее место неподалеку от областного центра площадью около 54 гектаров. 

matelenok_2011@mail.ru

Фото автора
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости