Выше радуги

Павел Селиверстов поменял "танчики" на мечту, или Какая высота по силам белорусским прыгунам?

Разбег. Толчок. Описав дугу в воздухе, Павел Селиверстов изящно причесал планку телом и стремительно рухнул вниз. Планка задрожала, подумала и, видимо, решив, что комфортнее ей будет в объятиях спортсмена, нерешительно скользнула следом. «Высота — дама капризная», — задумчиво изрек Валентин Курдюк и улыбнулся. У него целый куст воспитанников, но Паша на нем, пожалуй, главная ягода. Валентин Васильевич в профессии уже очень давно, но и он со своей высокой тренерской колокольни замечает, что после некоторого затишья (хотя лично я назвал бы это другим словом — «запустение») в белорусских прыжках в высоту появилась богатая плеяда талантливых спортсменов, которые уже сейчас, конкурируя между собой, готовы замахнуться на серьезные результаты. Хотя подружиться с высотой и расположить ее к себе — дело очень непростое. Она любит талантливых, веселых и усердных.

Валентин Курдюк.

Селиверстов еще долго обхаживал капризную даму (с переменным успехом), потом выполнил кучу других сопутствующих упражнений, после чего, собрав вещи, сел на велосипед и укатил. А пока к тренировке готовились другие воспитанники Курдюка, пришло время для моих попыток штурмовать свою высоту — задавать вопросы.

— Вы знаете, в НБА был уникум — Спад Уэбб. Этот парень, рост которого всего 170 см, в потрясающем стиле умудрился выиграть на Матче всех звезд конкурс бросков сверху в 1986 году. А между тем кольцо в баскетболе находится на уровне трех метров и пяти сантиметров над паркетом. Какая–то просто невообразимая, фантастическая прыгучесть!

— Мы тоже стараемся в отборе делать ставку на детей изначально прыгучих. Есть специальное тестирование, разработанное еще при СССР. Оно и сейчас актуально. Даже элементарный прыжок в длину с разбега. Уже все видно. Или с места. Вроде ребята ровесники. И физические данные почти одинаковые. А один дальше другого на 30 сантиметров прыгает. Понятно, что задатки у него лучше и потенциал выше.

— В прыжках в высоту, как я понимаю, главные уникумы — это Франклин Джекобс и Стефан Хольм. Можем мы так их назвать? Первый — малыш ростом 173 см смог взять планку на высоте 2.32, что выше его собственного роста на 59 сантиметров! Второй его достижение повторил.

Павел Селиверстов
ФОТО ЮРИЯ МОЗОЛЕВСКОГО
— У любого таланта задатки нужно развивать. И главная задача тренера — не навредить. Не испортить. И Джекобс, и Хольм были потрясающе прыгучи от природы. И удачно развились. Франклин, кстати, больших побед не достиг, он просто попал в Книгу рекордов Гиннесcа за свое достижение. А Хольм, тот был повыше — 181 сантиметр и высоту брал соответственно более приличную — 2.40! — стал чемпионом мира, выиграл Олимпийские игры. И вот это уже серьезно, потому что рост 1.81 для прыжков в высоту — это малыш. Вон мой Паша Селиверстов — 197 сантиметров!

— У него идеальные, надо сказать, данные — почти как у рекордсмена мира кубинца Хавьера Сотомайора! У Паши ведь родители, если я ничего не путаю, тоже в молодости прыжками занимались?

— Да. И папа, и мама прыгали на уровне кандидатов в мастера. Но после юниорского возраста закончили. А потом Пашу отец за ручку привел в манеж. Ему запретили из–за проблем со зрением футболом заниматься, и мы совершенно случайно в вестибюле столкнулись. «Вот, — говорит, — хочу своего пацана пристроить в легкую атлетику!» — «Так тебя мне сам Господь послал, — сказал я. — Давай его мне». С тех пор и занимаемся.

— Правда, что был момент, когда Селиверстов всерьез думал о том, чтобы посвятить жизнь компьютерным играм, а не прыжкам?

— Да, Паша в свое время входил в сборную СНГ по игре World of Tanks. Чуть ли не ведущий игрок в мире был. Даже фильм про него снимали, приходили к нам в манеж года три назад. Но однажды я ему сказал: «Нужно определяться. Нельзя одним выстрелом двух зайцев убить, а прыжки и «танчики» — это две вещи, которые друг другу мешают. Я в тебе вижу перспективу. Ты уже мастер спорта, хотя еще совсем пацан, юниор». Я не давил, позволил ему самому сделать выбор, определиться. И он сделал: пришел на тренировку и продолжил прыгать.

— Российский прыгун Иван Ухов добавил прыжкам в высоту популярности?


— Безусловно!

— Я имею в виду не его титулы — чемпиона Олимпийских игр и мира, а знаменитый пьяный прыжок, который до сих пор собирает на YouTube кучу просмотров.

— Ситуация двоякая. С одной стороны, благодаря этой ситуации люди узнали о нашем виде спорта. А с другой — Ухов показал, как делать не надо. Кем бы ты ни был, как бы ни складывались обстоятельства, эмоции необходимо контролировать, всегда держать себя в руках. А вообще, Ухов спортсмен очень одаренный. Его личный рекорд — 2.42, а это очень близко к мировому рекорду. Величайший спортсмен. И многогранный, ведь он перешел в прыжки в высоту из метания диска. И это доставляет ему своеобразный шарм.

Карина Таранда
ФОТО ЮРИЯ МОЗОЛЕВСКОГО
— Сейчас в легкой атлетике и прыжках в высоту много громких имен, но обыватель, рядовой любитель спорта вряд ли с ходу назовет хотя бы одну фамилию. А вот Валерия Брумеля знают многие. Он стал первым советским рекордсменом и чемпионом в прыжках в высоту, прервал долгую гегемонию американских спортсменов. Но ведь прошло уже более полувека, а о нем помнят до сих пор. В чем секрет?

— В то время, когда прыгал Брумель, популярность легкой атлетики была гораздо выше. К тому же шел самый разгар холодной войны, спорт был очень политизирован, и любая победа советских спортсменов представлялась героическим подвигом и общенациональным достижением. Матчи СССР — США являли собой величайшее событие. Зрители валом шли, в «Лужниках» яблоку негде было упасть. И если на глазах переполненной арены устанавливался мировой рекорд, спортсмен сразу становился фигурой культовой, его носили на руках и возводили в ранг кумира. В том числе и потому, что был очень сильный патриотизм. Нам его сейчас, мне кажется, очень сильно не хватает.

— Еще такой вопрос. И у мужчин, и у женщин в прыжках в высоту рекорды мира относятся к разряду так называемых «вечных». Сотомайор установил свой (2.45) в сентябре 1993 года, а у дам Стефка Костадинова сиганула на 2.09 в августе 1987–го. Более трех десятков лет назад! Мир с тех пор изменился почти до неузнаваемости, а прыгнуть выше хоть на сантиметрик никто так и не сумел. Парадокс!

— Есть и другие виды в легкой атлетике, где рекорды тоже с огромной седой бородой. Что тут сказать? Во–первых, имеется все же предел человеческих возможностей. Во–вторых, не забывайте, что сейчас гораздо активнее действует допинговое законодательство. А к числу запрещенных нынче относят даже те препараты, которые раньше вполне легально использовались. Гайки закрутили до невозможности и настолько иной раз неоправданно, что иногда это выбивает из колеи. История с мельдонием как раз из этого разряда. Спортсмен сегодня чувствует постоянную опасность, его везде и всюду проверяют, в чем–то хотят уличить, заведомо считая виноватым. Это вносит огромный психологический дискомфорт и тоже, конечно, сказывается на результатах.

— Румынка Иоланда Балаш в середине прошлого века три года штамповала рекорды, улучшив свои достижения за это время аж на 11 сантиметров — с 1.80 до 1.92! Это как возможно вообще?


— Про Балаш ходят разговоры, что в гендерном плане у нее не все было в порядке. Как сейчас у бегуньи Кастер Семеня — это истории одного порядка. А рост результатов? Тут ничего особо удивительного нет. Я не считаю, что 11 сантиметров за три года — это так уж много. У меня Карина Таранда за прошлый сезон добавила 9 сантиметров! И теперь у нее личный рекорд 1.89.

— Прилично! Еще один интересный момент. Рекорды Беларуси в прыжках в высоту тоже держатся довольно долго. Мужской принадлежит Андрею Санковичу — 2.34. Женский — Татьяне Шевчик — 2.00. Оба были поставлены аж в 1993 году. И, что любопытно, на одном и том же соревновании в Гомеле. Это как понимать? Проделки волшебника, как в известном советском фильме «Выше радуги», который в тот день высадился на стадионе?

— Я был свидетелем обоих этих результатов. Мой ученик Олег Жуковский тогда тоже прыгал. Он, кстати, рекордсмен Беларуси в закрытых помещениях, и рекорд этот тоже давний, датированный 1995 годом. Олег в Гомеле тогда прыгнул 2.31 и стал вторым. Что сказать? Уровень прыгунов тогда был у нас очень приличный. И я с радостью хочу заметить, что сейчас мы к этой планке снова подошли очень близко.

— А откуда вдруг возник этот куст, новая плеяда молодых и звонких прыгунов: Недосеков, Селиверстов, Чурило, Набоков... Ведь долгое время вообще никого не было!

— Это говорит о том, что белорусская легкая атлетика жива. И тренеры работают. Ведь все эти спортсмены не в вазоне на окне вдруг выросли, их вели, с ними занимались. Причем тренеры в разных концах страны. А такая конкуренция теперь подстегивает и самих ребят. У нас на летний чемпионат Европы уже сейчас норматив выполнили 4 человека, хотя согласно квоте мы можем отправить туда лишь трех. Борьба за место в составе ожидается очень нешуточная. А значит, есть надежда на то, что и рекорды Беларуси отнюдь не вечны...


s_kanashyts@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
2.93
Загрузка...
Новости