Народная газета

Вынужденная посадка

Многие застройщики не торопятся компенсировать вырубленные деревья

В последние годы общественность все пристальнее следит за вырубкой деревьев в городах. Кстати, иные застройщики и рады бы сохранить зелень, как-никак это делает квадратные метры более рентабельными. Но куда деваться, если на месте аллеи запроектирована теплотрасса или парковка? Теоретически ущерб возмещается довольно изящно и более чем щедро — за каждое срубленное деревце строители обязуются высадить в среднем три новых. Но на практике все не так однозначно


В  Минске и других крупных городах страны, признают специалисты, осталось не так уж много площадок для новых посадок. Каждый клочок земли здесь на вес золота, и “тратить” ее на какие-то посадки вместо того, чтобы “воткнуть” здесь приносящий прибыль строительный объект, у некоторых добровольно, что называется, рука не поднимается.

С представителями Минского городского комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды и УП “Зеленстрой” едем в рейд по компенсационным посадкам. Цель — мониторинг ситуации.

Первый объект — зеленая зона вдоль проезжей части М9 (МКАД) в районе пересечения с улицей Ташкентской. Весной здесь появилось 20 молодых ясеней вместо ликвидированных при реконструкции теплосетей на улице Центральной. Придирчиво пересчитываю саженцы. Все на месте.

Едем дальше. На 14—16-м километре МКАД появились 162 ясеня. При строительстве второй очереди мемориального комплекса “Тростенец” было ликвидировано как минимум 54 дерева.

Далее — 14 кленов в обмен на вырубленные при реконструкции тепловых сетей на улице Карвата, 16 кленов за вырубки в квартале усадебной застройки на Дражне, 33 липы за тепловые сети в пределах улицы Захарова...

Всюду порядок. Усохших деревьев нет. Признаков вандализма тоже. Строительные организации, развернувшие деятельность на некогда озелененных территориях, выступили лишь заказчиками компенсационных посадок. Сами работы проводили сотрудники “Зеленстроя”. Специалисты выполнили работы профессионально. Какова здесь роль девелопера, из-за которого в различных частях городов исчезают полюбившиеся горожанам взрослые деревья? Начальник участка по благоустройству и текущему содержанию УП “Зеленстрой Московского района Минска” Галина Лаврова рассказала, что заказчик работы только финансирует — выделяет средства на закупку саженцев, оплачивает расходы “Зеленстроя” на посадки, уход за новыми деревцами и так далее. Правда, длиться такое попечительство будет не бесконечно:

— Гарантийный срок — 5 лет. Если какой-то из саженцев за это время усохнет или его сломают вандалы, застройщик обязуется за свой счет возместить потери.

Я как неспециалист задаюсь резонным вопросом: насколько равнозначна замена здорового взрослого дерева пусть и тремя, но тонкими 3—5-летними прутиками?

Ведущий научный сотрудник лаборатории оптимизации геосистем Института природопользования НАН Людмила Кравчук приводит данные исследований. Городские деревья набирают силу к 20-летнему возрасту. А угасать начинают после 60. Площадь листьев того же взрослого клена, который так любят озеленители, составляет 220 квадратных метров. За сезон в эту “ловушку” попадает 33 кг пыли из воздуха. Гектар распространенной в городах липы мелколистной в возрасте 10 лет способен нейтрализовать 2,5 тонны СО2 в год. Ждать, пока новые стройные красавцы начнут приносить соразмерную пользу, придется не один год. Что же, подождать можно. Но был бы результат. Ведь не всегда компенсационные посадки вообще появляются в установленных местах.

Начальник отдела контроля за охраной и использованием земель, лесов, животного и растительного мира Минского комитета природных ресурсов Татьяна Шеменкова говорит, что в стандартной ситуации застройщику попросту забыть об обязанности возместить потери не удастся. Дело в том, что законом о растительном мире предусмотрено обязательное выполнение новых посадок до ввода строящегося объекта в эксплуатацию. Иными словами, без появления обещанных деревьев и кустарников заказчику строительства не удастся получить необходимые документы. Правда, обещанного можно три года ждать. А можно и намного дольше:

— Выходя на площадку, застройщик первым делом проводит подготовку к строительству. В частности, удаляет насаждения, — говорит Татьяна Шеменкова. — Сколько будет длиться строительство? Годы. Как правило, застройщик выполняет компенсации по остаточному принципу, поэтому затягивает с этой обязанностью до последнего. А еще бывают случаи, когда строители по каким-либо причинам не доводят свое дело до конца. Объект превращается в долгострой или вовсе исчезает. А ведь вырубки уже стали фактом.

Например, сегодня экологи с тревогой следят за развитием событий на строительной площадке СООО “Техопрофитситиинвестмент” возле заказника “Лебяжий” в пределах минского проспекта Победителей. Землю под строительство гостиничного комплекса застройщику выделили еще в 2010 году. Но до сих пор там в вялотекущем режиме ведутся работы. Зелень вырубили больше 7 лет назад, а с компенсациями отнюдь не спешат. Еще один проблемный объект — спортивно-оздоровительный комплекс на ул. Некрасова. Здесь планировали торговые, административные и сервисные помещения, обслуживающий центр, пункт общественного питания, гаражи-стоянки. Да много чего планировало реализовать частное спортивно-оздоровительное унитарное предприятие “Олимпик-парк”. Вот только планы по каким-то причинам в жизнь воплощены не были, земельный участок изъяли, юрлицо было ликвидировано. В сухом остатке — задолженность по компенсационным посадкам 968 деревьев. Примеров, впрочем, хватает. По информации Минского комитета природных ресурсов, еще в 2013—2014 годах задолженности по посадкам в Минске составляли 2410 деревьев и 1195 кустарников.

Мне как среднестатистическому городскому жителю далеко не безразлично дальнейшее развитие ситуации. Где-то стало меньше деревьев, компенсации “зависли”. А дальше что?

Сегодня в Минске предлагают обязать застройщиков проводить ликвидации и компенсации зеленых насаждений в сжатые сроки:

— В договорах нужно рассматривать удаление объектов растительного мира в неразрывной связи с выполнением компенсационных посадок как единый вид работ, — приводит точку зрения Минского комитета природных ресурсов Татьяна Шеменкова. — При этом посадки должны выполняться в первый же возможный благоприятный период и “под ключ”. Простыми словами: срубил дерево — посади новое при первой же возможности, не затягивая сроки.

Тяжело дышать

Растения не только поглощают углекислый газ и вырабатывают кислород. Кроны деревьев и кустарников также являются отличными природными фильтрами, “отлавливая” в воздухе твердые частицы пыли.

В наших городах, увы, зелени отчаянно не хватает. В частности, по информации Белстата о размерах выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух от стационарных источников по разным городам страны, самым “грязным” вновь оказался Новополоцк, удерживающий сомнительное первенство на протяжении многих лет. Здесь на каждого жителя приходится 472 килограмма загрязняющих веществ. Впрочем, за последний год ситуация там изменилась к лучшему. А вот Жлобин, наоборот, рванул вперед, удерживая вторую позицию в “антиэкологическом” рейтинге со своими 129 килограммами разных распыленных в воздухе гадостей на душу населения.

В топ-10 самых грязных городов страны также входят Слуцк, Светлогорск, Гродно, Полоцк, Лида, Речица, Орша и Гомель. Причем, за редким исключением, выбросов в этих городах с каждым годом становится все больше.

1 гектар кленов  за год способен нейтрализовать 33 тонны пыли, примерно столько отфильтровывают ели и сосны.  Липовая или вязовая роща такой же площади может сделать воздух чище на 42 тонны пыли в год. Каждый гектар дубрав — до 55 тонн.

muravsky@sb.by

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Очередник в третьем поколении, Минск
Вот уж чего не стоит делать в наших реалиях, так это пенять на застройщиков за вырубленные кусты. Мы все в этом отчасти сами виноваты со своей гонкой за квадратными метрами. Положа руку на сердце: ну кто из тех, кто годами, если не десятилетиями, ждет шанс обзавестись жильем, копит на квартиру полжизни, отказывая себе во всем, будет оценивать подвернувшееся предложение с точки зрения озеленения? Мне кажется, на каждом углу кричат о беспределе “дровосеков” лишь те, кто уже давно имеет крышу над головой. “Бездомные” же лишь рады тому, что появился новый дом и они стали ближе к своей мечте.
Светлана Кривчук, Гродно
Как аукнется, так и откликнется. Когда начнем задыхаться в своих “человейниках” от пыли и газов, рады будем променять элитную квартиру на захудалый домик в деревне. Да, боюсь, поздно будет. Все “пригороды” расхватают более дальновидные люди.
P.S. Сама совершила счастливый побег поближе к деревьям и ничуть не жалею!
Анна Ермолюк, Витебск
Три новых дерева за одно старое? Как-то лихо нормативы скорректировали! Если не ошибаюсь, еще пару лет назад счет был десять к одному. Почему изменились нормы? Меньше дышать мы не стали, да и количество населения в городах растет.
Ваня, д. Копище
Зелень — хорошо, согласен. Но вот парадокс: излишек насаждений в городе тоже вреден. Угарный газ деревья не поглощают, его за пределы жилой застройки выносит лишь ветер. А где ветру разгуляться, если вместо двора — сплошной лес частоколом? Даешь широкие дворы и много свободного пространства!
Столичная штучка
Площадок для озеленения не осталось! Смешно, но факт. Автор метко подметил: зачем использовать оставшиеся “золотые” клочки городской земли для “бесполезного” озеленения, если там великолепно вписывается симпатичная, а главное — дорогостоящая высотка? Кстати, из-за этого дефицита перекосы случаются.
У меня под окнами была симпатичная зеленая аллея — любимое место для “выгула” грудничков. Я понимаю, что компенсационные посадки делать нужно, но кто додумался понатыкать дополнительные деревья именно на нашей аллее? Что — других, более “лысых” мест не нашлось?
В итоге на тропинке постоянно тень, а как результат — повышенная концентрация подозрительных личностей.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости