В агрогородке Друя, что на Браславщине, помнят историю и делают ставку на туризм

Второе дыхание Друи

Аванпост на границе Браславщины и соседней Латвии, окно в Европу — все это о красавице Друе. Что может местная власть и где брать деньги на строительство.

С видом на туризм

У Друи — славное прошлое. О точной дате основания поселения до сих пор спорят. В «Хронике польской, литовской, жмудской и всей Руси» указан 1386 год, в других источниках — начало XV века. В 1620 году Друя получила Магдебургское право и официальный герб. На протяжении веков здесь возводили уникальные храмы и здания, вели бойкую торговлю, растили хлеб — словом, жили и писали историю.

Сегодня Друя — тихий уютный агрогородок с населением чуть более 900 человек. Из предприятий и организаций — ОАО «Друйский», школа, больница, дистанция пути… Казалось бы, финансовые возможности не самые завидные. Но при желании и правильном подходе возможно многое. Такого мнения придерживается председатель сельисполкома Михаил Бакевич. Полгода назад он вернулся к истокам из Новополоцка и надеется на второе дыхание для малой родины. В сентябре 2021-го Друе исполнится 635 лет, говорит Михаил Игнатьевич:

— В моем детстве это был крупный горпоселок, известный во всем СССР. Чего только стоили всесоюзные соревнования экскаваторщиков, проходившие на базе нашего колледжа. Сегодня не осталось ни его, ни прежнего статуса, но надежда есть. Для промышленности нужны рабочие места и, самое главное, квалифицированные кадры. А для развития туризма важен культурно-исторический потенциал. С этим у нас все в порядке.


Летом в Друе все больше гостей, отдыхающих, а агроусадеб недостаточно. Нужна гостиница, рассуждает собеседник:

— Комнаты для ночлега хотим оборудовать на втором этаже в здании бывшего горсовета. Первый этаж отведем под зал для торжеств и других мероприятий.

Как опытный турист Михаил Игнатьевич горит идеей организовать водный маршрут с начальной точкой на озере Снуды или Струсто и дальше вниз по Друйке. Отдельное внимание — истории, продолжает Михаил Бакевич:

— Черная страница местечка — Великая Отечественная война и трагедия Друйского гетто. Памятник на месте гибели его узников необходимо отреставрировать, кроме того, сделать к нему подход от здания бывшей синагоги. Красивая, многолюдная, с добротными домами улица, которая вела к ней, превратилась в пепел. Уцелели лишь камни старой брусчатки. Есть задумка создать здесь музей памяти под открытым небом.


В планах — и прекрасный детский парк. Добрый почин уже есть: местный скульптор-самоучка Эдгар Милошевич сделал для него симпатичную черепаху. Даже песочница тут будет необычной формы, рапортует Михаил Игнатьевич:

— В виде корабля. Во-первых, это очень красиво. А во-вторых, когда-то через Друю проходил путь «из варяг в греки».

Каждую неделю в городе бойко шла торговля на трех ярмарках. А с Европой его связывали почтовые тракты Санкт-Петербург — Вена и Санкт-Петербург — Варшава.

 Храмы глядят в небо

Когда-то в Друе насчитывалось более 20 храмовых объектов. Костелы, церкви, синагоги — жизнь бурлила, и вряд ли тогда кто-то думал, что однажды все будет иначе. Сегодня сохранившиеся духовные центры легко пересчитать по пальцам. Архитектурная доминанта — барочный Троицкий костел, возведенный в XVII веке. Его башня пронзает серое осеннее небо. Белоснежный храм, построенный когда-то меценатами Сапегами, — часть комплекса монастыря бернардинцев, знакового места, при котором в свое время было не только учебное заведение, но и типография. 

С белорусского берега Западной Двины как на ладони виден соседний латвийский поселок Пиедруя. У нашего Троицкого костела есть латвийский близнец, говорит Михаил Игнатьевич:

— Когда-то местечко было одним целым, и до сих пор нас многое связывает.


Председатель сельисполкома продолжает делиться новостями. Площадку возле Троицкого костела благоустраивают. Асфальтируют стоянку, делают удобный съезд, клумбы, тротуар… Заработали на это сами, продавая земельные участки. Перемены со знаком плюс ждут и почти разрушенный Петропавловский храм. Возле него стоят леса. Михаил Бакевич верит, что всем миром сумеют восстановить церковь:

— В ближайших планах сделать кровлю колокольни. С деньгами помогли спонсоры.

Как выглядел храм в лучшие годы, известно благодаря Дмитрию Струкову, русскому художнику-реставратору, археологу, запечатлевшему Петропавловскую церковь на картине 1864 года.


— А что вы знаете про Друйское Евангелие? — продолжает тему наш провожатый. — Это артефакт, один из шедевров белорусской рукописной книги, который хранится в Санкт-Петербурге.

Следующая точка маршрута — Благовещенская православная церковь XVIII—XIX веков. Она состоит из двух частей — действующей новой и полуразрушенной старой. Внутри руин верующие восстановили алтарь и проводят богослужения. Возле церкви застаем местного жителя прихожанина Михаила Чапинского и Павла Попова из Новополоцка. Они наводят порядок на территории. Забот хватает, признается Михаил Чапинский:

— Не так давно разбирали кирпичи и обнаружили колонны прежнего храма. Все это — часть нашей истории, которую необходимо сберечь.



Кино и Высоцкий

Камерная Друя — находка для натур тонких, творческих. Живописные места, в которых все дышит историей, колоритные пейзажи — это настраивает на свою волну. Недавно в окрестностях провели творческий пленэр. На три дня он собрал художников, фотографов, журналистов. Для многих из них Друя стала открытием, признается Михаил Бакевич:

— Некоторые люди не могли представить, что в тихом агрогородке с видом на Европу столько всего интересного.


Пока в небе над рекой плывет серый журавлиный клин, мы говорим о разном. О фирменной узкоколейной дороге Друя — Дукштас, памятный знак в честь которой установлен местными энтузиастами. Ведем разговор о кино и Друе. В многострадальном местечке, не раз становившемся ареной боевых действий, хватит материала не на одну киноленту. Именно тут снимали «Войну под крышами» и «Сыновья уходят в бой» по мотивам известного партизанского романа Алеся Адамовича. Местечко жило съемками, участвовало в них, делится собеседник:

— Шутка ли, вживую увидеть, познакомиться со звездами экрана. Например, с тем же Владимиром Высоцким. Мой старший брат рассказывал, что у нас в квартире располагались гримеры, костюмеры. А еще была фотография, где я маленький сижу у Высоцкого на коленях. Сельчане активно участвовали в массовке. Такса — три рубля за день. Для тех, кто привел корову, — 15 рублей.


К слову, домик, в котором был определен на постой Высоцкий, сохранился. Прямо во время пленэра родилась идея разместить на его стене портрет актера. Тоже вклад в туристический имидж местечка.

ДОСЬЕ «НГ»

Друя — одно из немногих мест, где бывали Сапеги и Огинские, Стефан Баторий, художники Наполеон Орда и Дмитрий Струков… Городок видел императора Петра I и Екатерину Великую. Недалеко от Друи есть деревушка Яя. Любопытный топоним местные краеведы связывают с венценосной особой, которая, как известно, была немкой. Якобы, проезжая мимо, она сказала: «Я-я, хорошая деревня!» Название прижилось.


ЧТО ПОСМОТРЕТЬ?

Борисов камень. Огромный валун с надписями XII века расколот на несколько частей. Он был выловлен в реке Друйке в 2002 году и до 2011-го лежал на высоком берегу. Сейчас исполин установлен на центральной площади.

Еврейское кладбище XVI века. Старые надгробия расположены на холмистой местности.

Усадебный дом Сапегов. Сегодня в нем местная больница. О былом величии напомнит парковая зона.

Могила сына Марины Цветаевой. Сын Цветаевой и Сергея Эфрона был призван на фронт со второго курса Литературного института. В июле 1944 года, участвуя в боевых действиях на первом Белорусском фронте, Георгий Эфрон был тяжело ранен. Его не стало в 19-летнем возрасте.

naumova@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Антон СТЕПАНИЩЕВ