Вторая жизнь «чернобыльских» земель

Институт радиологии в Гомеле из года в год ведет научные работы по реабилитации загрязненных территорий

Авария на Чернобыльской атомной станции для каждого из нас близкая история и жизнь сегодняшняя. Желаем мы того или нет, но эхо атомного взрыва тридцатилетней давности долго еще будет давать о себе знать. Нам же остается одно — продолжать жить здесь, на земле, которую опалил огонь самой страшной техногенной катастрофы мира. 


Посевная в Наровлянском районе на землях,
которые арендует мозырский совхоз-комбинат «Заря».
Фото Юрия МОЗОЛЕВСКОГО.

Мы это делаем. И много в этом преуспели. Ученые научились обеззараживать и возвращать в сельхозоборот загрязненные радионуклидами земли, аграрии выращивать на них чистую продукцию, врачи оказывать медицинскую помощь пострадавшим жителям. За белорусским опытом приезжают издалека.

Проделать такую огромную, титаническую работу по минимизации последствий чернобыльской аварии удалось благодаря тому, что государство всегда находило значительные средства. 

Особенно системно занимается этой работой Президент. Стало традицией, что он регулярно посещает районы, которых накрыло и коснулось крыло Чернобыля, встречается с его жителями, выясняет волнующие их проблемы. Сегодня Александр Лукашенко поедет к людям в Ельский район.

О том, что сделано по преодолению последствий Чернобыля, как развиваются районы, какие условия созданы там для жизни людей, — в теме номера «СГ», посвященной 30-й годовщине аварии на ЧАЭС.

Вовлеченные в оборот угодья находятся под жестким контролем


ИНСТИТУТ радиологии в Гомеле — первенец «чернобыльской» науки в стране, через два месяца ему исполнится тридцать лет.  Из года в год в его стенах ведутся научные работы по реабилитации загрязненных радионуклидами территорий и организации защитных мероприятий в сельхозпроизводстве. 

Что сделано за три десятка лет и что в перспективе — об этом  интервью заместителя директора по научной работе кандидата сельскохозяйственных наук, доцента Александра ПОДОЛЯКА.

— Эксперименты ученые-радиологи проводили и проводят в зонах отселения и отчуждения, берут там пробы почвы, воды, лесной и сельхозпродукции. От точности работы лаборатории зависит корректность выводов и разработок всего института. Главная забота — помочь сельчанам на загрязненных территориях получить нормативно чистую продукцию, реабилитировать экономику хозяйств и восстановить их жизнеспособность. За это время реализовано пять госпрограмм по преодолению последствий чернобыльской катастрофы, еще четыре выполнены по линии Союзного государства. Подготовлено и выпущено 80 рекомендаций для сельхозпроизводителей, работающих на загрязненных территориях. 

В первые годы после катастрофы мы осознали необходимость нового направления использования загрязненных территорий. Главной проблемой оставалось снижение концентрации радионуклидов в молоке, так как именно оно было основным дозообразующим продуктом для сельского населения. А потому пришлось оперативно разработать большой цикл рекомендаций использования непосредственно сорбентов, чтобы уменьшить поступление цезия в молоко. Препараты на основе ферроцена вводились в организм животного и сорбировали тот цезий, находящийся в кормах. Эффективный прием позволил получить продукцию, соответствующую нормативам.  Потом разработаны соответствующие комбикорма, технические условия на применение ферроценосодержащих препаратов. Эта тематика  сейчас профилирующая и исследуется в больших объемах. 

Изменена специализация почти шестидесяти сельхозпредприятий. С производства молока они вынуждены перейти на мясное скотоводство. Конечно, не всем оно по силам, но те, кто занимался племенной работой, и сейчас идут с плюсом. Например,  КСУП «Комаринский» Брагинского района — первопроходец этого дела в регионе по производству мяса КРС. Причем в отличие от других хозяйств оно приносит прибыли.

— Что делается учеными института по оптимизации растениеводства на загрязненных территориях? Какие меры наиболее эффективны для получения сельхозпродукции с допустимым содержанием радионуклидов?

— Основной контрмерой против накопления стронция остается  известкование кислых почв. Доказано, что оптимизация степени кислотности на фоне добавления минеральных удобрений позволяет не только повысить урожайность, но и сократить на 60—80 процентов поступление радионуклидов в сельхозкультуры. Кроме известкования, рекомендуем обогащать почвы органическими веществами — компостом, соломой, зеленым удобрением. Особое значение приобретают дополнительные дозы фосфорных и калийных удобрений: они не только снижают концентрацию радионуклидов, но и закладывают фундамент плодородия почв, гарантирующий производство нормативно чистой продукции на перспективу. К слову, всего за послеаварийный период на загрязненные территории внесено более 2,8 миллиона тонн К2O и 1 миллиона — Р2O5. 

У нас создана база данных по коэффициенту перехода радионуклидов и по обеспеченности кормов непосредственно микроэлементами. Разработаны рекомендации по сбалансированному рациону для высокопродуктивных животных за счет различных премиксов и добавок. Прорабатывается также применение кормовых добавок на основе местных запасов различных минерально-сырьевых ресурсов. Яркий пример тому — спецпроект ОАО «Лельчицкий агросервис», использующего сапропели в качестве наполнителя комбикормов. Они снижают цезий и поставляют в организм животных макро- и микроэлементы. 

— Наибольший переход радионуклидов из почвы в растения характерен для торфяников, которые как раз и преобладают в Полесском регионе. Существует ли стратегия восстановления таких земель?

— При одинаковой плотности загрязнения поступление цезия-137 и стронция-90 в растения на торфяных почвах в 4—10 раз выше, чем на минеральных. Поэтому введение их в сельхозоборот прежде всего должно опираться на исключение возделывания зерновых и пропашных культур. Заменить их высокопродуктивными сенокосами и пастбищами длительного пользования на основе злаково-бобовых травосмесей, которые позволяют получать корма в пределах санитарно-гигиенических нормативов. Если же земфонд составляют пески, что также имеет место в загрязненных радионуклидами районах Полесья, в севообороты, наряду с озимой рожью, овсом, картофелем и люпином, включают кормовые культуры — клевер и ячмень. В целом реализация научно-инновационных проектов позволяет не только получать нормативно чистую продукцию, но и обеспечить высокорентабельное производство. 

— Влияет ли методика обработки почв на снижение содержания в ней цезия и стронция?

— Основным фактором при выборе системы в условиях радиоактивного загрязнения выступают характер и глубина распределения радионуклидов в почве. При их высокой плотности мы рекомендуем комбинированную обработку, которая включает и одновременную заделку органических удобрений. В том случае, когда загрязнен верхний слой почвы, его необходимо переворачивать на дно борозды. Глубина такой обработки колеблется в пределах 20—25 сантиметров.

— Как изменилась экологическая обстановка на пострадавших территориях спустя 30 лет?

— Произошли значительные изменения: короткоживущие радиоизотопы распались, а концентрация долгоживущих — цезия-137 и стронция-90 — в почве в результате естественного распада снизилась в пределах 40—50 процентов. Об улучшении радиационной обстановки говорят и цифры: в пользование возвращено около 17,5 тысячи гектаров сельхозугодий. И это при том, что в 1986 году в «строю» недосчитались 264 тысяч — из оборота были изъяты земли с плотностью загрязнения 40 и более кюри на квадратный километр по цезию-137. Большая часть возвращенных земель пришлась на Гомельскую область — 14,6 тысячи гектаров. В Могилевской — этот показатель 2,7 тысячи, в Брестской — 99 гектаров. Больше всего земель возвращено в сельхозоборот в Добрушском и Буда-Кошелевском районах — почти по 3 тысячи гектаров в каждом. 

Но не только временной фактор расставил акценты: после аварии реализованы проекты по дезактивации пострадавших районов. В результате удалось добиться определенного улучшения радиационной обстановки. 

— Можно ли сегодня утверждать, что жизнь на реабилитированных землях безопасна? 

— Радионуклиды присутствуют в нашей жизни. Но мы работаем для того, чтобы минимизировать их воздействие на человека. И на этом пути делаем успехи. Скажу больше, именно у нас в Беларуси требования к безопасности продукции самые строгие. А воздействие радиации на жизнедеятельность человека сегодня минимально. 

Вовлечение в оборот земель с высоким уровнем загрязнения не означает, что на них будет выращиваться загрязненная продукция и она будет поставляться на стол белорусов. Речь идет об упорядочении использования этих земель под жестким радиологическим контролем. На таких землях мы уже выращиваем кормовые культуры, даже, можно сказать, экзотические для наших широт, тем не менее показавшие хорошую выносливость в условиях нынешней засухи. Проводим испытания, отслеживая безопасность цепочки корм — животное — человек, апробируем ее, даем свое заключение, и только после этого на таких землях может вестись хоздеятельность.

— Но все-таки каким образом на «грязной» земле получается чистая продукция? 

— К примеру, на реабилитированных землях выращиваются семена трав, картофеля, зерновых. Территория работает, но продукция не идет непосредственно к человеку, а используется еще раз, что снижает содержание радионуклидов в продуктах растениеводства. Или смена направления специализации некоторых СПК с производства молока на мясное скотоводство — мраморное мясо. Отмечу, по сравнению с другими странами в Беларуси нормативы по содержанию радионуклидов в продуктах питания  одни из самых жестких в мире. Поэтому даже в случае возврата загрязненных земель в агросектор продукция, произведенная на них, никак не сможет попасть напрямую в магазины. Нужно понимать: все, что выращено на территориях, введенных в сельхозоборот, предназначено для ограниченного использования. Это положение закреплено и на законодательном уровне, и в рекомендациях, разработанных нашим институтом. 

— Тогда, возможно, через какое-то время и территория Полесского радиационно-экологического заповедника снова вернется к сельскому хозяйству? 

— Не думаю. Разве что через сотни лет. Сегодня Полесский заповедник — это своего рода международная лаборатория, где проводят контроль за изменением радиационной обстановки, экологические мониторинги, радиобиологические и экспериментальные исследования, оценивают влияние радиоактивного загрязнения на животный и растительный мир. А вот Гомель по прогнозам после 2020 года может изменить свой статус. Будут проводиться тщательные измерения по цезию, стронцию, трансуранам — плутонию-238, -239 и -240. Плотность радиационного загрязнения должна быть меньше 1 кюри на квадратный километр. Учитываться будет также суммарная эквивалентная годовая доза. Но если хоть по одному из этих показателей будут превышения — статус останется прежним.  

К сожалению, наша страна еще не скоро избавится от последствий чернобыльской катастрофы. Но жизнь продолжается, и, я уверен, у Гомельщины большое будущее.

Наталья ВАКУЛИЧ, «СГ»

Nvakulich2016@mail.ru 

Возвращение в Конотоп


Корреспондент «СГ» увидела, чем живет деревня на том краю Гомельщины, за которым — колючая проволока зоны отселения и отчуждения


Еще пять лет назад журналистам в Конотопе Наровлянского района показывали, как сносят старые дома, а местная жительница Нина Дубенок не могла сдержать слез. Но жизнь идет, и сегодня на их местах хозяева закладывают фундаменты новых родовых гнезд. После Чернобыля прошло 30 лет, но сердце Полесья, как поется в песне, «остановилось, задержалось немного и снова пошло». 

Вода


Подъезжаешь к Набережной улице Конотопа, и дыхание замирает от вида весенней красавицы-Припяти: она будто поглаживает золотистыми волнами пологий берег, на котором приютились дома. С удочкой на берегу — неизменная фигура рыбака. Сразу вспомнились многочисленные хитроумные приспособления для лова, в том числе уникальные поплавки из бересты для сетей, которыми полешуки веками черпали из живой речной воды рыбу. Их много в Наровлянском этнографическом музее. Эти места — колыбель славянской цивилизации, своеобразный этнографический заповедник. Элементы традиционного наряда с вышивкой местные сельчанки носили даже в конце XX века. Но сейчас экспозиция в местном музее начинается с потрепанной бурями и ветрами двери хаты. На ее деревянной натруженной спине — пожелтевший отрывной календарь с навечно застывшей датой: 26 апреля 1986 года. Войдешь — и содрогнешься от зала с черными траурными лентами на дереве в память о захороненных деревнях района.

 Марина КРИВОРОГ с сыном Артемкой.
Фото Юрия МОЗОЛЕВСКОГО.

А здесь, в Конотопе, ярким контрастом — солнце, простор и свежее дыхание реки. Не пугает ли сейчас радиация местных жителей, интересуюсь у рыбака Александра Синицкого. Тот только машет рукой: мол, много раз улов проверяли — чист. Еще и друзья, и соседи просят угостить. С  утра наловил уже два десятка окуней и густерок, даже карась попался. В Конотоп  некоторое время назад пускали только по пропускам, но сейчас здесь оживленное движение. Проведали про богатые рыболовные угодья и россияне, и столичные жители, и гомельчане. И недаром: Александр свидетельствует, что поймать  70-килограммового гиганта-сома здесь вполне реально.

25-летняя местная жительница Марина Криворог вспоминает рассказы мамы: в свое время эти места планировали развивать как курортную зону не хуже нарочанского края. Все карты спутал Чернобыль. Многие в то время уехали.  Родители Марины тоже — в 1986 году ее мама была беременна старшим братом. 14 лет прожили в Казахстане. Но еще Скорина не зря написал, что «рыбы, плавающие по морю и в реках, чуют виры своя… тако ж и люди, и где зродилися и ускормлены суть по бозе, к тому месту великую ласку имають». Вернулись к родной Припяти, выдали подросшую дочку замуж, а сельсовет дал молодой семье дом в Конотопе, неподалеку от родителей. Годовалый Артемка учился ходить уже на тропинках, которые сотни лет до этого мерили натруженными стопами его предки.  «Детские» платят хорошие. Муж работает трактористом в Полесском радиационно-экологическом заповеднике. 

Заведующая местным фельдшерско-акушерским пунктом Оксана Заяц рада провести экскурсию по кабинетам — ФАП в Конотопе новый, просторный. Первый мой вопрос чисто «мамский» — много ли в деревне детей и как у них со здоровьем? Оказалось, малышей 11, есть под наблюдением и беременные будущие мамочки. Болеют дети не чаще, чем в среднем по району, никаких «чернобыльских» синдромов тут не наблюдается. Кстати, в Наровлянском районе обязательную диспансеризацию дважды в год проходят дети и один раз в год — взрослые.

Земля


Председатель Наровлянского сельсовета Марина Альховик рассуждает реальными категориями. Конотоп никогда не выселяли в обязательном порядке, но примерно через десять лет после аварии  оставалось около 35 человек. Сейчас постоянно живет людей как минимум в три раза больше. И это не только старики, вернувшиеся «доживать», но и молодежь. В прошлом году под строительство взяли шесть участков, фундаменты уже заложены. А как с работой? Во-первых, местные сельхозпредприятия. В этом ввели в эксплуатацию новую свиноферму в агрогородке Завойть. В Физенках — молочно-товарная ферма и частное предприятие по переработке древесины. Многие добираются на работу и в райцентр.

Жительница деревни Конотоп Евгения Ефимовна КОВАЛЬЧУК
беседует с председателем Наровлянского сельсовета Мариной АЛЬХОВИК

Есть также агроусадьбы и фермеры, которые занимаются молочным скотоводством. В Завойти стадо Александра Бурмеля — уже около 20 голов, Дмитрий Сейвальдт завел подобное хозяйство в прошлом году, у него 8 буренок. Заодно взял свободный участок под овощи и уже реализовывал прошлой осенью на рынке картошку. Молоко у фермеров забирает Мозырский молокозавод. Сейчас прорабатывается возможность создать небольшое фермерское хозяйство в Калиничах. Один из местных «дачников» планирует на пенсии перебраться в деревню насовсем.

— Старые дома, если они не соответствуют санитарным нормам, сносим, а освободившиеся участки используем, — пояснила председатель сельсовета. — Если они находятся в центре деревни между двумя хорошими домами, есть два варианта. Либо включаем в перечень свободных участков под строительство — они доступны на сайте райисполкома, либо передаем для ведения личного подсобного хозяйства, к примеру, соседям. Если на окраине деревни — в гослесфонд или под сельскохозяйственные земли.

Огонь и воздух


Проезжая по улице, обращаю внимание на дом с ярко украшенными клумбами и детским велосипедом. Сады на самом юге страны уже охвачены белым и розовым буйством ароматных лепестков. Хозяйка Любовь Мицкевич, заведующая местным клубом, жалеет, что нагрянули в гости слишком рано — летом на ее подворье распускается до 60 видов цветов. Хозяин, сторож совхоза-комбината «Заря» Валентин Мицкевич выставляет на стол местные деликатесы — копченую и вяленую рыбу. Приобнимает жену и начинает нахваливать. Мол, и поет — организовала в местном клубе целый коллектив, и праздники устраивает, и детей обучает секретам местных трав, песням и исконным традициям. Разговор заходит о том, чтобы повторить в июне прошлогоднюю масштабную встречу выпускников местной школы. Кстати, есть здесь и долгожители — Евгении Ковальчук 87 лет, Марии Соловей —  90! Прошлым летом в июне в родные места приехали около сотни уроженцев деревни. В этом тоже есть жизнеутверждающее веяние времени: собираться в родных местах на Наровлянщине не только весной на Радоницу у могил предков, но и в жаркие летние дни, идеальные для отдыха.

Сама Любовь Мицкевич с первым мужем также переселялась на время из деревни. Дети остались на новом месте, в Житковичском районе, но часто выбираются на отдых к родителям, и маленьких внуков привозят.

— Мы им еще и продуктами помогаем, — есть чем гордиться  Валентину Николаевичу. — Мне от предприятия в месяц выделяют 120 яиц, 20 килограммов мяса, 40—45 литров молока, так что свое хозяйство не держим — нам хватает.

Недавно у Мицкевичей гостила сестра хозяина с мужем-англичанином. Говорят, первый вопрос очутившегося впервые на Полесье мистера Данкана Ричардса: сколько стоит у вас земля? В Великобритании за такое богатство просили бы безумные деньги. А еще одна знакомая Мицкевичей, Валентина Прокопчик (она живет в Кобрине), прошлым летом организовала для друзей сплав на плотах от Пинска до Конотопа, где у нее дом. Тринадцатидневный отпуск на воде стал незабываемым приключением.

…От Мицкевичей уходить не хочется — так уютно потрескивает огонь в печи. Но мы решаем проведать хозяйку местной агроусадьбы Нину Дубенок. Недавно она вместе с дочерьми наняла рабочих — те сделали пристройку к дому. Ремонт идет полным ходом, чтобы самый взыскательный турист не придрался к отсутствию удобств. Тут вам и банька, рядом и столы над рекой, место для палаточного городка… Честно сказать, так и манит в сезон вернуться в эти места. Что же, не будем загадывать, вздохнем полной грудью и продолжим жить.

КОМПЕТЕНТНО

Председатель Наровлянского райисполкома Валерий ШЛЯГА:

— Наровлянский район относится к наиболее пострадавшим от чернобыльской катастрофы. Если в 1996—1997 годах в Наровле жило около пяти, то сейчас у нас более 8 тысяч горожан. В сельской местности проживает 2680 человек. Радиационная обстановка практически стабилизировалась. К нам приезжает молодежь, и кадры остаются. В 2014 году молодым специалистам предоставили 29 жилых помещений, построенных за счет средств, направляемых на ликвидацию последствий катастрофы на ЧАЭС. В прошлом году — еще 21 жилое помещение.

В целом за последние пять лет в Наровле построено три многоквартирных жилых дома, благоустроены улицы на площади более 62 тысяч квадратных метров. Меняем водопроводные сети, строим канализационно-насосную станцию на улице Минской. Уже эксплуатируется площадка по выгулу скота мясной породы в КСУП «Братство», свинотоварная ферма на 12 тысяч голов совхоза-комбината «Заря» в Завойти, построены две новые молочно-товарные фермы. За последние пять лет провели реконструкцию средних школ № 2 и № 3 , завершается очередной этап реконструкции гимназии в Наровле, капитальный ремонт сделан в Доме культуры, школе искусств, построен новый ФАП и Дом культуры в Конотопе. Уже второй инвестиционный проект завершается на фабрике «Красный Мозырянин»: идут пусконаладочные работы на новой линии пастилы. Но главная «сладкая» изюминка нашего региона — туристические возможности. Я уверен, что прекрасная природа не оставит равнодушным ни одного гостя района, а мы приложим все усилия, чтобы предоставить ему безопасный отдых в удивительных полесских местах.

Алена ЯСКО, «СГ»

yasko@sb.by

Новый бизнес дает новые рабочие места


По Указу Президента «О социально- экономическом развитии юго-восточного региона Могилевщины» семи районам предоставлены различные льготы и преференции


Леонид ХАЛЕЕВ трудится в деревообрабатывающем цехе в деревне Гайшин


ИМИ смогут воспользоваться инвесторы, работодатели, люди, желающие жить и работать на этой территории. Проектом программы предусмотрено создание новых и повышение эффективности действующих предприятий всех отраслей экономики, в том числе «завязанных» на переработке местных природных ресурсов и сырья. Как работает на деле указ, создаются новые рабочие места, строится льготное — под 1 процент годовых — жилье? Отправляемся в Славгородский район.

СЛАВГОРОДЧИНА — край красивый. С богатой природой и историей. Чернобыльская трагедия сильно подкорректировала его биографию... Но жизнь продолжается, села возрождаются, люди работают, создают семьи, рожают детей. На местной бирже труда всего 69 человек. При этом в банке данных столько же и вакансий.

Председатель райисполкома Павел Найден уверяет, что проблем с трудоустройством нет: все, кто хочет работать, работают. Трудятся 450 пенсионеров, которые не пожелали уходить на покой. Есть разные курсы — обучение, переобучение, так что даже люди в солидном возрасте осваивают новые профессии. Нет и оттока кадров. В том числе в строительной отрасли. Во всяком случае, 25 человек, которые еще в прошлом году шабашили на стройках России, сегодня официально работают в местной ПМК. В районе возводится на льготных условиях жилье. Новый указ дал стимул и развитию предпринимательства, созданию новых малых предприятий, появлению новых рабочих мест. Радует, что уроженцы этих мест, волею судьбы оказавшиеся в других городах, открывают бизнес в родных краях. Проявляют к Славгородчине интерес и инвесторы из России, Украины. Одни хотят открыть ресторан, другие строят агроэкоусадьбу в деревне Гайшин, получившей после аварии статус «с правом на отселение».

Местная ПМК-274 работой обеспечена на полтора года вперед: строительство и реконструкция молочно-товарных ферм, реконструкция СШ № 1, а еще новые высотные дома, которые возводятся по льготному кредиту, предусмотренному указом. Один дом сдан, заложили следующий.

Среди тех, кто построился таким образом, Марина Гончарова, мама двоих ребятишек. У семьи двухкомнатная квартира, 60 квадратов. В месяц платят около 1 миллиона 900 тысяч рублей кредита. При семейном доходе в десять миллионов сумма вполне подъемная. 

У СЛАВГОРОДЧАНИНА Михаила Ермоленко, которому еще не исполнилось и сорока, есть и жилье, и собственное дело, и подрастают трое ребятишек. Руководитель ОАО «Славгородское лесозаготовительное предприятие» расширяет производство, обеспечивая земляков работой. Начинал свое дело он в 2001 году, когда открыл цех по обработке древесины в пяти километрах от райцентра. Теперь вот еще один, в деревне Гайшин. С аукциона приобрел добротное, правда, без окон и дверей, здание, некогда принадлежавшее колхозу имени Ленина и давно пустующее. Привел его в порядок, купил деревообрабатывающие станки. Сегодня тут около трех десятков работников. А всего Ермоленко обеспечил работой около полусотни земляков.

В цеху пахнет свежей стружкой — кругом аккуратно уложена шлифованная доска. Около 90 процентов древесины уходит на экспорт — в Германию. И сегодня Михаил уже подумывает о расширении производства: надо еще один цех открывать, пеллеты из древесных отходов делать. 

Кстати, деревня Гайшин, где работает лесоперерабатывающий цех, заинтересовала и других бизнесменов. Здесь, на берегу Сожа, в нескольких километрах от уникального памятника республиканского значения — Голубой криницы, которую за год посещает около 100 тысяч паломников, — возводятся сразу три агроэкоусадьбы. Одну из них строит славгородчанин, другую — могилевчанин, третью — россиянин. И все они потом объединятся в комплекс — этнографическую деревню.

Еще одно частное предприятие — «Мясков-МПП» — работает в Новой Слободе. Крепкие парни разгружают мясные туши — свинину и говядину. Здесь занимаются обвалкой и разделкой туш. Мясо поставляют на белорусский и российский рынки. Когда-то на этом месте был цех райпо, который несколько лет простаивал. Предприниматель Евгений Моисеенко выкупил здание, поставил там оборудование и обеспечил работой жителей окрестных деревень Новая Слобода, Ржавка, Свенск. Сейчас Моисеенко собирается открыть цех по производству полуфабрикатов и колбасных изделий. Это еще минимум 10 новых рабочих мест к тем 27, которые уже есть.

Замечу: основные направления развития района — это не только сельское хозяйство, малый и средний бизнес. На Славгородчине реализуется много проектов при поддержке ПРООН и Глобального экологического фонда. Недавно удалось выиграть грант — 490 тысяч евро — на развитие туризма, и скоро 12 человек получат мини-гранты от 1 до 5 тысяч евро на реализацию своих проектов.

СЛОВОМ, Славгородчина живет и развивается. Второй год подряд растет рождаемость, а в 2015-м она впервые за много лет превысила смертность. Возрождаются села, ремесла, традиции. Идей у славгородчан еще много. А с принятием президентского указа о развитии юго-восточного региона Могилевщины появились новые возможности и для их реализации. И, как показывает практика, они воплощаются.

Ольга КИСЛЯК

Olgak53@mail.ru 

Фото автора

Регистр здоровья на 1,5 миллиона жителей всех регионов


В НАЧАЛЕ 90-х, когда масштабы чернобыльской катастрофы приобрели по-настоящему реалистичные очертания, медики в один голос заговорили о необходимости строительства специализированного центра союзного масштаба. Современное медицинское учреждение призвано было прийти на помощь пострадавшему населению Беларуси, Украины и России. Однако так уж случилось, что нужную как воздух идею белорусам пришлось реализовывать самим. Так, в Гомеле в декабре 2002 года открылся  Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека. Сегодня ему нет аналогов на постсоветском пространстве. Проблемы, достижения, научные исследования в области здоровья постчернобыльской жизни сосредоточены здесь. Именно здесь могут рассчитывать на медицинскую помощь высокого класса жители сельской глубинки.

Прием в кабинете нейрохирургии глаза.

ПОДНИМАЮСЬ по ступеням, по которым ежедневно сюда приезжают сотни людей не только из разных уголков Беларуси, но также из России и Украины.  Центр радиационной медицины выглядит как клиника будущего — современный, подтянутый, динамичный. А еще беспрецедентно многопрофильный: гематология, офтальмология, эндокринология, трансплантация органов, иммунопатология и аллергология... Медицинская помощь оказывается по 21 врачебной специальности.  Столько направлений, сколько поддерживается и развивается здесь, в других подобных центрах СНГ не найти. Еще одна отличительная особенность — самое современное оборудование, позволяющее внедрять передовые технологии.

 За годы в этих стенах сложился мощный научно-медицинский комплекс, в состав которого входит консультативная поликлиника, стационар и научный блок. Основная роль такого триединства — восстановление здоровья населения, пострадавшего от аварии на Чернобыльской атомной станции, предупреждение и минимизация рисков. 

Центр является головной организацией в стране по предоставлению специализированной медицинской помощи пострадавшему населению. Он оказывает организационную и методическую помощь медицинским учреждениям на пострадавших территориях. На базе центра функционирует Государственный регистр лиц, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии на ЧАЭС, других радиационных аварий. Под его началом в областях республики действуют 224 отделения, которые аккумулируют данные о состоянии здоровья наблюдаемых категорий. А это более 1,5 миллиона жителей, подлежащих диспансерному наблюдению, которые проходят динамическое обследование. Речь идет о нескольких группах первичного учета: ликвидаторах, эвакуированных, проживавших в зоне отселения и покинувших ее, дети ликвидаторов и жителей зон отселения и отчуждения, а также население территорий с периодическим радиационным контролем. На эти категории и нацелено первоочередное внимание.  

 Первый и обязательный пункт в поддержании здоровья — регулярное профилактическое обследование. Это дает возможность отслеживать перемены в состоянии организма  и диагностировать заболевания на самой ранней стадии. Даже тогда, когда клинических проявлений болезни еще нет и в помине. А это, в свою очередь, позволяет реально помочь пациенту по максимуму. Ведь чем раньше, тем выше шансы избавиться от недуга без серьезных последствий. Тем временем полученный объем информации постоянно анализируется для того, чтобы оперативно корректировать ведущие в этой теме медицинские направления.  Главный результат сложившейся за десятилетия постчернобыльской системы оказания врачебной помощи заключается в том, что удалось добиться устойчивых показателей заболеваемости среди пострадавшего населения по отношению к аналогичным показателям незагрязненных районов республики. И по первичной заболеваемости эти показатели в центре ниже уровня общереспубликанских. Тенденции к росту также нет. 

Похожая картина и по онкологии. Правильно выстроенная система оказания медицинской помощи пострадавшему населению позволила выявлять заболевания на ранних стадиях, поэтому если сравнивать показатели онкологической заболеваемости среди пострадавшего населения со среднереспубликанскими, они примерно на одном уровне. 

Заместитель директора по поликлинической работе Республиканского научно-практического
центра Анжелика ЖАРИКОВА

РАЗУМЕЕТСЯ, и треть века для радиации — практически ничего. Делать выводы о последствиях радиоактивного удара по здоровью белорусов пока не возьмется никто. Поэтому научные исследования в стенах РНПЦ не просто продолжаются. Они идут по нарастающей, с прицелом на опережение. Там, где есть шанс распознать и спрогнозировать будущее заболевание, гомельские ученые-медики стремятся приложить максимум своих возможностей. Ежегодно сотрудники центра получают десятки патентов на изобретения. Сейчас специалисты РНПЦ реализуют 13 научных проектов по 7 государственным научно-техническим и инновационным программам, в том числе два международных.

 Но что, пожалуй, действительно важно: здесь наука — не отвлеченное понятие. На вооружение берутся не только последние мировые достижения, но и собственные разработки. Потому так стремительно развиваются все новые и новые направления. Здесь создан и действует Республиканский центр иммунопатологии. Уникальнейшие операции проводят специалисты офтальмологического отделения микрохирургии глаза. Два года назад именно специалисты РНПЦ радиационной медицины и экологии человека провели первые в Гомельском регионе операции по трансплантации почки. Сегодня внедряется трансплантации красного костного мозга при гематологических заболеваниях крови. Основной упор в развитии центра делается на внедрение высокотехнологичной и специализированной медицинской  помощи. Идет время, пострадавшее население стареет, и возникают возрастные медицинские проблемы, которые тоже надо эффективно решать. 

Республиканский научно-практический центр радиационной медицины и экологии человека давно вышел за рамки Беларуси. Сегодня сюда приезжают не только жители российского и украинского приграничья, как и задумывалось когда-то. В прошлом году, например, специалисты РНПЦ помогли восстановить здоровье пациентам более чем из 20 стран ближнего и дальнего зарубежья, которые предпочли гомельскую клинику многим другим.

Виолетта ДРАЛЮК

dralukk73@mail.ru 

Фото автора

Пудовня заменила Бахань


У ДРИБИНСКОГО района — удивительная биография. Создавался он трижды, в последний раз — двадцать шесть лет назад. Уже в новом статусе Дрибинщина в начале девяностых принимала пересел
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости