Вскрытие показало: отрава – селедка

Документы, подтверждающие факт покупки, выбросил — не думал ведь, что так случится. А мясорубка-то дорогая. Что делать?»

Звонит знакомый из Витебского района, жалуется: «Купил жене на днях электромясорубку на рынке, а она пару дней поработала и сломалась. Обратился к продавцу, тот обменивать товар отказывается, деньги тоже возвращать не хочет.

Документы, подтверждающие факт покупки, выбросил — не думал ведь, что так случится. А мясорубка-то дорогая. Что делать?»

Этот случай безнадежный. Обращаться куда-либо бессмысленно. Нет документа на товар — доказать факт покупки невозможно, а значит, плакали отданные за нее денежки. Но меня здесь заинтересовало другое: беспечность человека, столь доверяющего торговцам, что даже чек не сохранил.

Вы себя когда-нибудь ловили на мысли, что если требуется доказать факт чего-либо, мы часто делаем это со стеснением, неловкостью или вовсе с неуверенностью?! «Извините, но ваши набойки отлетели на следующий день», — говорим мы в мастерской по ремонту обуви, хотя должны требовать, чтобы работника, недобросовестно выполнившего заказ, наказали. «Простите, но кажется у вас колбаса с истекшим сроком годности»,— произносим в магазине вместо того, чтобы опять же потребовать от местного товароведа с большим рвением следить за сроками реализации товара.

Часто ли наш сельский житель внимательно изучает информацию на упаковке? Всегда ли забирает чеки на товары в магазинах (и уж тем более на рынках)? Задаю эти вопросы Татьяне Петровой из Климовичей.

— Раз на раз не приходится, — рассказывает собеседница. — Недавно, к примеру, купила в одном из климовичских продуктовых магазинов филе сельди от одного очень известного производителя. Пришла домой, смотрю: срок годности у селедочки истек еще две недели назад. Пришлось возвращаться обратно в торговую точку. Мне даже было не столько жаль заплаченных денег, сколько тех, кто мог такой продукт купить и отравиться!

В магазине спорить с потребителем не стали: деньги вернули сразу. Причем извинились и пообещали изъять из продажи всю партию. Но что получается: две недели эту самую селедочку покупали и употребляли в пищу жители близлежащих улиц, не глядя на срок годности?! А в самом магазине «прозевали» эти две недели? Или, скорее, местные работники торговли, пользуясь доверчивостью и распространенной беспечностью сельчан в вопросах «изучения этикеток», пытались сбыть залежавшийся товар.

Хорошо, что селедочка все-таки «дождалась» добросовестного и бдительного потребителя, который, хоть и бросил ее сразу, не глядя, в корзинку, но, придя домой, все же поинтересовался, можно ли продукт есть? Насколько он безопасен для здоровья? А если бы и Татьяна не посмотрела на срок годности, съели бы всю партию до последней банки? А потом — на больничную койку?

Не зря все-таки Сэмюэл Джонсон, известный английский поэт и критик, еще в 18 веке говорил: «Мы склонны верить тем, кого не знаем, потому что они нас никогда не обманывали». До поры до времени, естественно. Как, к примеру, моего знакомого из Витебского района. Или — до ближайшей госпитализации с отравлением в больницу. Будем надеяться, что у покупателей злополучной селедочки из Климовичей все же обошлось без этого...

Елена КОВАЛЕВА, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?