Всему учились понемногу

Во что хочет вложить пять миллиардов рублей сенненский землевладелец со стажем Николай Лапехо

ФЕРМЕРСКИЕ династии — понятие для нашей страны сравнительно новое. И неудивительно: всего-то 25 лет явлению. Тем не менее постепенно среди молодежи появляются желающие продолжать отцовское дело на родной земле. Десять лет назад на республиканских «Дажынках» чествовали фермера Николая ЛАПЕХО из Сенненского района. А уже в прошлом году — его старшего сына Дмитрия на областном празднике хлеборобов в Толочине. 



НИКОЛАЙ Анатольевич — один из первых фермеров в Беларуси. Впервые подсобное хозяйство в аренду взял еще в 1989 году на пару с другом. Именно тогда, еще в СССР, на законодательном уровне закрепили разнообразие форм собственности и видов хозяйствования в агропромышленном комплексе. Хотя само слово «фермер» еще не употреблялось: речь шла об арендных коллективах и крестьянских хозяйствах. 

Будущий фермер вырос в семье местной интеллигенции: отец работал заведующим районного Дома культуры, мать — воспитательницей в школе-интернате. Сын выбрал профессию водителя. Но деревенские корни свое брали: родители держали хозяйство — корову, свиней, выращивали картошку. Так что сельский труд для Николая был не в диковинку. 

Поэтому, когда в перестроечные времена встал вопрос, как жить и чем зарабатывать, Николай Анатольевич выбрал именно фермерство. 

Начинали вдвоем с другом. Гектары тогда резали по принципу «на тебе, Боже, что нам негоже». С другой стороны, никто особенно и не рассчитывал, что фермерам отдадут лучшие наделы. В Сенненском районе земли и так не очень плодородные, поэтому не приходится ждать урожайности, в особенности зерновых, как, скажем, на Гродненщине, Брестчине или Минщине. Разве на отдельных участках. А первые 50 гектаров начинающим фермерам дали вообще среди лесов и болот. 

В наличии было два бэушных трактора, которые приобрели и собрали чуть ли не по частям, комбайн, пара плугов. Позже, вспоминает Николай Анатольевич, получили кредит, благодаря которому удалось приобрести новые тракторы. Со временем начали давать технику в лизинг. Вот и недавно взяли два трактора с рассрочкой на семь лет. «Это выгодно для небольших хозяйств, значительное подспорье, — объясняет фермер. — Как ты иначе за миллиард купишь трактор? А за семь лет потихоньку, глядишь, и выплатишь. Так что сейчас и комбайн у нас есть, и тракторы. На оснащенность техникой не жалуемся».  

Но в начале девяностых ситуация была иная. Работали вдвоем с раннего утра и до поздней ночи. А опыта-то никакого. Первые годы делали все в прямом смысле на ощупь, как слепые котята. Выручили голландцы, которые приезжали в Беларусь с благотворительным проектом «Помоги людям». Они много сделали добрых дел и для местной школы-интерната, и для больницы. А начинающих фермеров пригласили в Нидерланды.

— Поначалу привозили нам практически все: от семян и химии до опрыскивателей и сеялок. Учили, как сеять, чем опрыскивать. Но у нас в первое время ничего не получалось. Они терпели, снова объясняли, рассказывали. Много чему научили. В том числе и получать хорошие урожаи. И не только по меркам Витебщины — всей Беларуси, — вспоминает первые шаги Николай Анатольевич. 

ЗА эти 25 лет фермеры пережили разные времена. Многое у частного бизнеса в аграрной сфере зависит от отношения к нему местной власти: кто благосклонен к фермерам — даст кусок земли. Другой прямо в лицо скажет, что терпеть их не может, и будет стараться поскорее стереть его хозяйство с лица земли. Возможно, именно поэтому из первых фермеров мало кто остался на плаву. 

Сейчас времена другие, делится наблюдениями Николай Лапехо: к фермерам относятся с пониманием, государство поддерживает. Нужно — и соляркой, и удобрениями. И на «Дажынках» чествуют, вот и заслуги сына заметили. 

Кстати, сыновей Николай Анатольевич себе в помощники или преемники не готовил. Работать на земле не заставлял — только по их желанию. Но, конечно, мальчишкам всегда интересна техника, а тут и тракторы, и комбайны… Так что время от времени мальцы помогали. Потом Дмитрий поступил в Смольянский аграрный техникум, взял землю, открыл свое хозяйство. Работы не боится. И технику берет, и землю. «Молодые — они посмелее. Оно, наверное, и хорошо», — говорит отец. Младший сын Александр сейчас получает профессию: выбрал для себя торговую сферу. 

Теперь у отца и сына на двоих примерно 250 гектаров. Основа — овощеводство. Хотя поначалу были попытки и животноводство развивать. Из соображений эффективности сократили посевы лука, свеклы, капусты, сделав упор на картофель и зерно — в первую очередь для севооборота. 

Картофель продают в Беларуси и России. Основные потребители — Москва и Санкт-Петербург, в планах искать и новые рынки, желательно поближе к Сенно. Чтобы доставлять товар клиентам, приобрели транспорт — уж больно бьет по карману работа с покупателями, планирующими самовывоз, норовят сбить цену до минимума.  

Белорусский картофель россияне берут с удовольствием, отмечает фермер. Но несмотря на то что российский рынок по нашим меркам огромен, конкуренция тоже несопоставима. Поэтому основа основ — качество продукта, а значит — неукоснительное соблюдение технологий, только лучшие сорта. Так повелось, что у Лапехо импортные сорта картофеля: голландские, немецкие. Однако сегодня они присматриваются и к отечественному производителю: говорят, что наш семенной фонд вышел на должный уровень.

Еще один важный показатель — товарный вид картофеля. Покупатель, особенно избалованный, московский и питерский, в первую очередь обращает внимание на цвет. Кто-то просит красный, другой — белый. Большим спросом пользуется первичная переработка — мойка и шлифовка. Мытая картошка уходит значительно быстрее обычной, и к тому же дороже на 50 процентов. Поэтому вкладывать средства в переработку, уверен Николай Анатольевич, просто необходимо. В результате планирует расширять линейку фасовки: кроме сеток по 30 килограммов, предоставить покупателю весь спектр — от одного до пятидесяти. 

В ПЛАНАХ — инвестпроект по переработке картофеля. Идея из  той же Голландии. Заинтересовала технология по отделению кожуры с помощью перепада температур — от кипятка до холодной воды. На выходе получается очищенный картофель, из которого лишь при необходимости остается удалить глазки. Затем несколько моек — и в вакуумную упаковку. Особенно хорошо подходит для мелкого картофеля, который в магазинах не в чести. В Голландии, говорит Николай Анатольевич, это самая дорогая картошка. Потому что хозяйке удобно: чистить не надо, сразу в кастрюлю.

Конечно, придется задуматься о рынках сбыта. Этот продукт не для сельчан или, скажем, жителей Сенно, а для крупных городов, Минска, областных центров, плюс экспортный потенциал — в России такой продукт, без сомнения, будет востребован. Дело за «малым»: цена вопроса — от трех до пяти миллиардов рублей. 

Не такие малые деньги. А тут еще недобросовестные покупатели годами не платят. Однако работать надо, бывали времена и похуже, признается Николай Анатольевич. В Сенненском районе с работой вообще непросто, промышленных предприятий практически нет. А Николай Лапехо создает рабочие места для жителей района. На постоянной основе у него трудится с десяток человек, да еще в охотничьем хозяйстве, которое он арендует, и построенной недавно агроусадьбе. Около двадцати ежегодно приглашает на сезонные работы.

Возможно, 2,5 тысячи фермерских хозяйств и порядка 2 процентов сельхозугодий, которые на них приходятся, — не такая уж большая ниша в масштабах страны, рассуждает сенненcкий земледелец со стажем. Но не такая уж и малая. Если есть желание — всегда есть возможность вести собственное дело, зарабатывать трудом на земле. 

bolshakova@sb.by

Фото автора
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Юлия БОЛЬШАКОВА
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости