Минск
+10 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Хотите побывать одновременно в четырех эпохах? Отправляйтесь в деревню Забродье, что в ста километрах от Минска

Вселенная семьи Цитовичей

Почти полвека назад столичные жители — художник-график Борис Цитович и его жена режиссер телевидения Валентина — загорелись идеей поселиться в деревенском домике у речки. Исколесили в поисках живописного уголка немало мест, пока не забрели в Забродье Вилейского района..

Борис и Валентина Цитовичи превратили деревню в культурный центр.
Из личного архива
Сейчас тут не более 15 хат. Но практически все их обитатели на зиму уезжают в город. Кроме Цитовичей. Бросить деревню даже на время им кажется невозможным. Ведь Забродье стало не просто их домом. Благодаря усилиям Цитовичей превратилось в место памяти и культурный центр, куда ежегодно приезжает около 4 тысяч туристов.

— Можете себе представить, когда мы приехали в Забродье, здесь, на берегу Нарочанки, был просто выгон и паслись коровы, — рассказывает Валентина Петровна, стоя на облагороженной территории ботанического памятника природы местного значения “Реутка” с красивыми прудиками, мостиком и целым парком высоких деревьев. — Раньше ничего этого не было. Росло лишь несколько старых дубов. Под одним из них и провели первую ночь.

Потом Цитовичи, влюбленные в это место, купили хату у бабы Марины. Дом, к слову, оказался с историей — в следующем году отметит столетие. Хозяин хаты — участник Первой мировой войны, его сын — участник Великой Отечественной. И зная, куда потом завела судьба Цитовичей, это кажется очень символичным.

А началось все с... поиска грибов. Прогуливаясь в лесу у Забродья, Борис Борисович и Валентина Петровна обнаружили множество странных холмиков. Вернулись в деревню, стали расспрашивать местных. Как оказалось, в имении Реутка на берегу Нарочанки стоял штаб 29-й пехотной дивизии ХХ Армейского корпуса 2-й русской армии. В Забродье квартировали офицеры, а в лесу стоял дивизионный госпиталь. Холмики в лесу — лазаретное кладбище, о котором, как и о Первой мировой войне в целом, в советское время было не принято вспоминать.

— Для Советского Союза это была позорная империалистическая война, поэтому ее старались забыть, —
объясняет Валентина Петровна. — Но когда я сегодня слышу, что это не наша война, никак по-другому, как убогостью мысли и искаженного восприятия истории, такой посыл назвать не могу. На территории Беларуси 2,5 года стояла позиционная война, она вытравила эту землю... Но это было единое Отечество, и мы его защищали.

Слушая, с какой горечью и болью Валентина Петровна и Борис Борисович говорят о забытой войне, понимаешь, почему, загоревшись идеей восстановить кладбище у Забродья, они не смогли бросить начатую работу по реконструкции нашей памяти. Как грибы в окрестностях стали вырастать памятные знаки и памятники в местах захоронения погибших в годы Первой мировой войны. Сейчас их 26. Все созданы усилиями Бориса Цитовича и его помощников. Часовенка из бутового камня на лазаретном кладбище, 4-тонный памятный крест вблизи деревни Русское Село, надвратная часовня на кладбище в Вилейке... А памятник, ставший апогеем всей проделанной работы, — Борисо-Глебская часовня со звонницей, построенная по благословению владыки Филарета на берегу реки Нарочанки. На строительство часовни Борис Борисович пожертвовал полученную в 2004 году премию Президента “За духовное возрождение”. Остальные средства собирали, как говорится, всем миром. В притворе часовни расположилась экспозиция музея Первой мировой войны — к слову, единственного в Беларуси.

Винтовка Мосина, пулемет максим, моргенштерн (нем., “утренняя звезда”) — колотушка, с помощью которой немцы добивали солдат после газовой атаки. Много личных вещей — портсигары, фляжки, карандаши в гильзах... Сердце сжимается, когда думаешь, что какой-то солдат сидел в окопе и писал этим огрызком карандаша письмо своим родным.

Реконструкция поезда под эшелон периода Первой мировой войны — очередной проект Цитовичей.
Фото автора

Сегодня в музее около 2 тысяч экспонатов. Однако точного учета никто не ведет. Некому. В таком музее, говорят Цитовичи, должен быть целый штат сотрудников. Но держится он, по сути, на двух пожилых людях. Чего стоит только провести экскурсию для сотни гостей в день. А ведь хочется реализовать новые идеи — у Бориса Борисовича их много. Большой проект Цитовича — реконструкция поезда под эшелон периода Первой мировой войны. Вот он словно вырывается из леса в направлении часовни. В каждом из пяти вагонов разместится отдельная экспозиция: штабной вагон, теплушка, лазарет, офицерское собрание, тир.

Масштаб работы впечатляет, особенно когда знаешь, что собирался эшелон из отдельных старых гнилых вагонов. А чтобы установить его на железнодорожную ветку, пришлось нанимать два крана. Благо на техническую помощь откликаются многие организации Вилейского района. В 2012 году Цитовичи создали некоммерческую общественную организацию — благотворительный культурно-исторический фонд “Крокі”, который объединяет исследователей Первой мировой войны. Зарплату в фонде никто не получает — все собранные деньги идут на установку новых памятников или оплату строительных работ. Но Цитовичей волнует не материальный вопрос — они всегда умудрялись выкрутиться. Куда больше они переживают, чтобы все, что им удалось сделать, было сохранено потомками. Поэтому стараются увлечь историей молодежь. Проводят автопробеги, приуроченные ко дню окончания войны, —  11 ноября, организуют пленэры и фестивали, исторические приключенческие квесты и многое другое.


Память о Первой мировой — не единственное, ради чего стоит приехать в Забродье. Любители истории наверняка воодушевятся и палисадом Победы, заложенным еще в 1984 году в память о погибших родных в годы Великой Отечественной войны. Первые деревья были посажены выдающимися людьми — графиком и живописцем академиком Георгием Поплавским, писателями Василем Быковым и Алесем Адамовичем. С тех пор здесь уже 34 года подряд празднуется День Победы. Собираются 300—400 человек.

А за заборчиком палисада — еще одна эпоха. Здесь уже заведуют сын Цитовичей Данила и их невестка Екатерина. Пять лет назад они перебрались из столицы поближе к родителям — помогать восстанавливать историческое прошлое. Данила — скульптор, реставратор и коллекционер. Его страсть — старые машины, от 1930-х до 1990-х годов. Их в его коллекции уже более сотни. Он не просто гоняется за редкой техникой, но и восстанавливает ее, готовит к киносъемкам — машины Данилы снялись уже в 80 с лишним фильмах, в основном российских: “Последний бронепоезд”, “Стиляги”, “Утомленные солнцем 2”, “Сваты 7” и многих других.


Данила открывает гараж. Здесь самые ценные экземпляры: советский “джип” ГАЗ 1926 года, с которого началось его увлечение, Opel Kadett конца 1930-х годов, оригинальный “Черный ворон”, единственная в стране Audi 1936 года.

— Машин много. И когда мы переехали сюда, подумали, почему бы не показать их туристам и не организовать Музей ретро-техники, — рассказывает Екатерина. — Теперь восстанавливаем дом в советском стиле — собираемся полностью отразить здесь дух той эпохи. Историческое место вдохновило нас на еще один проект — Музей сельского быта.  Купили дом в деревне, в котором никто не жил с 1930-х годов. Там даже пол глиняный сохранился! Здание как будто законсервировало само время. Мебель, посуда — весь антураж не тронут. Рядом старые хозяйственные постройки, в том числе прототип современного холодильника — ледовня... Уникальность места в том, что это все натуральное, никто ничего специально не возводил, как это зачастую бывает в музейных комплексах.

Фото автора и из личного архива героев.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4.81
Загрузка...