Время притупило чувство боли

Житейскими университетами Жанны Пудиковой стали поле и ферма

УТРОМ к дому Жанны Николаевны в круглянской деревне Ракушево подъехал автомобиль с надписью «Пресса». Та невольно подумала: заблудились. Но нет, газетчики приехали точно по адресу. С новостью —  Президент наградил ее медалью «За трудовые заслуги». Тот день, как и само награждение, которое проходило под занавес 2016 года в минском Дворце Республики, Жанна Николаевна вспоминает часто. Сожалеет лишь об одном: успехам не может порадоваться мама... 


ВСТРЕТИТЬСЯ с Жанной Николаевной условились в Ракушево. Дом ее отыскать несложно — в деревне любой прохожий подскажет, где живет их героиня. И немудрено, ведь оператор машинного доения ЧСУП «Круглянский-Агро» в районе человек известный. Всегда на лучших позициях по надоям. За минувший год, например, от каждой коровы получила по 7626 килограммов молока, первая в районных конкурсах профмастерства, делегат пятого Всебелорусского народного собрания. Не так давно к списку достижений добавилась и медаль, которую Жанне Николаевне вручил Премьер-министр Андрей Кобяков. Однако сельчанка высокими наградами не кичится: рассуждает по-философски — в животноводстве, как и везде в сельском хозяйстве, труд нелегкий, но достойный и уважаемый. Эту аксиому ей пришлось усвоить еще в детстве:

— Мы, деревенские дети, рано становились самостоятельными. Мама, доярка в совхозе «Круглянский», допоздна пропадала на ферме, а на меня и старшую сестру Наталью ложились обязанности по дому: воды наносить, хозяйство обиходить. Старались, работали. Лучшей  благодарностью был ласковый мамин взгляд, ее усталая улыбка. Мы с сестрой часто вспоминаем то светлое время детства. Работали, учились в школе, мечтали…

Но в один момент беззаботная жизнь закончилась: девочкам пришлось быстро повзрослеть. Когда Жанне было десять лет, мамы не стало. Старшая сестра тогда жила и работала в Ленинграде. Пришлось Наталье все оставить и вернуться домой, она не позволила отдать сестру в интернат. 

Этот разговор даже спустя несколько десятков лет дается Жанне Николаевне непросто. Смахивая слезу, продолжает рассказ:

— Да, сестра меня вырастила. Она же и приучила к труду. Помню, как первый раз подвела к корове. Сейчас понимаю, что первотелки капризные, могут и ударить, но прежде никакого страха не было. Постепенно втягивалась и в домашние заботы. Работа притупляла чувство боли. Но о том, что буду всю жизнь в сельском хозяйстве, даже не думала. Любила кулинарить, в этом и видела свое призвание. Но все вышло иначе.  

ШКОЛУ Жанна окончила уже в Круглом. После уехала на учебу в Могилев, где в училище получила специальность кондитера. Закреплять умения на практике вернулась в райцентр, где устроилась в общепит. Затем перешла на птицефабрику, работала в цеху инкубации. Однако стали поговаривать о закрытии птицефабрики. Нужно было подыскивать новую работу.  

— В то время сестра трудилась на ферме, и как свободная минутка выдавалась, спешила к ней. Потом меня уговаривали набрать и себе телят на доращивание. Взяла группу в 55 голов. Так стала телятницей на Ракушевской ферме. Хлопот, конечно, было немало, домой приходила уставшая, но все же довольная тем, что дело ладится, — вспоминает Жанна Николаевна. — Меня и сестру мама многому научила. 

На ферме видели успехи молодой телятницы. Предложили перейти на дойку. Сельчанка признается, что всегда по-доброму завидовала дояркам — в сарае не страшен ни дождь, ни снег, корма привозят: «Мы же телятам траву собирали в поле, сами солому таскали, подстилали. Решила попробовать, набрала себе группу в 25 голов на раздой». 

С тех пор прошло уже больше двадцати лет. О том, что так сложилась жизнь, Жанна Николаевна не жалеет. Говорит, рада, что вернулась в деревню: «Здесь все мое — близкое и родное. Вспоминаю, как моя мама, Зоя Борисова, тоже на этой ферме дояркой трудилась, так всегда в числе лучших была. Всегда учила, что к животным нужно подходить с лаской. Я никогда не слышала, чтобы она повышала голос, всегда спокойно обращалась к буренкам, и они ее слушались. А в то время труд у доярок был куда сложнее, чем сейчас, многое вручную делать приходилось».

Принципу «к каждой корове свой подход»  следует оператор машинного доения и сейчас. Вспоминает смешной случай: как-то приболела, нужно было в больницу на прогревание ездить, так коров за нее бывшая заведующая доила. Была в группе одна буренка-привереда, которая никого к себе не подпускала. Так завфермой, подойдя к корове, даже пиджак «хозяйки» надевала, но какое там. А вернулась Жанна Николаевна, и подопечная снова стала покладистой. «Животные все чувствуют, — считает сельчанка, — поэтому кому песни пою, на кого и прикрикнуть могу. Подход здесь индивидуальный».  

Время подходит к вечерней дойке. В этом деле, как известно, не бывает выходных и отпусков. Жанна Николаевна говорит: «Одна надежда на себя. Если уйду на месяц, таких надоев потом не получу». 

У сельчанки двое детей: старшая Настя работает в Могилеве, сын Сергей учится на тракториста в Белыничах:

— Хочется, чтобы у них все сложилось. В моих силах дать детям то, чего самой так не хватало — материнское тепло. Оно и поможет им найти свое место в жизни. 

bizyk@sb.by

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?