Время для

Как мы осваиваем отпущенное нам время

Поезд выехал из пункта А в пункт Б — дальше мы, школьники, крутились как хотели между t, V и s. Знала бы я, что это не просто задачка из учебника по арифметике, а жизненная дилемма, сразу бы коротко сформулировала встречный вопрос:

— Зачем?

И учитель бы, конечно, заплакал. От беспомощности.

Нам отвели время, и теперь мы его осваиваем. Время детства, молодости, активных лет. Время старости.

Помню, как t было длинным и таким плотным, что через него невозможно было увидеть завтра, не то что потом.

— Все, на море уже следующим летом поедем!

Значит — никогда. Я плачу, хочу лежать на камнях и сушить купальник, чтобы меня снова отпустили прыгать на волнах.

— Пока трусы не высохнут, лежи — грейся!

Как же долго сохнут трусы!

Долго ждать, пока зарумянится в духовке яблочный пирог. Долго тянется урок до перемены, долго отрастают волосы.

Я купила в магазине синтетические нитки, коричневые, и заплела две толстые косы, которые пришила к шапке.

— Машка! Выходи, у меня волосы выросли.

— Класс! А как ты это сделала?

Машке с пятого этажа кажется, что у меня настоящие косы с большими белыми бантами. И вот мы уже несемся в «Хозяйственный» за нитками. Теперь мы обе с прической, бегаем по оврагу, моя собака с нами.

— М–м–м–м! Как же я хочу собаку... Мне только в следующем году подарят. Если закончу на одни пятерки.

Следующий год — не из этой жизни. Он скрыт за стеной детского времени, которое уходит за горизонт и там еще продолжается. Как это можно вообще себе представить...

«Я больше никогда не полюблю!» — пишу я в своем первом дневнике.

Мне четырнадцать. Я больше никогда не полюблю, потому что разочаровалась в любви. Он, кажется, не поздоровался. Или даже сказал про меня какую–то гадость. Я уже обещала никогда не есть кашу, не дружить с Машкой и не откладывать на завтра все! Я готова отрезать из своей истории неугодные моменты. Чик! Время дрожит и путается. Что теперь — спать, есть, и почему у меня все время слезы на глазах? Какой отвратительный нос! Да, он сказал, что я не умею целоваться. Прощайте все!

Я полюбила! А, нет... Опять полюбила! Нет–нет, ошиблась... Вот теперь полюбила. Время раскатывает перед глазами холст с картинами моего будущего. Как Добрая Фея.

— Хочешь так? Или так?

Чего же я хочу? Как мне прожить жизнь? Кем быть? Все сбудется, я знаю.

— Да, — смеется Фея, исчезая.

Все сбудется, сбудется! Время на моей стороне.

Мы стали ближе. Я и время. Делю на него расстояние, чтобы вычислить нужную скорость. Много успеть. Быстрее бежать. Румяная просыпаюсь — поберегись! Мой приятель бросил курить, говорит, появилось столько времени и сил, что можно запросто дубы валить.

— Не надо! — прошу. — Дубы не виноваты.

Но мы активны и молоды, энергия растрачивается во все стороны, хаотично и бездумно. Можно гулять всю ночь и сдать утром сложный экзамен, чтобы пойти отмечать.

Вот это было время! Еще эти девяностые, в них деньги были в настоящем времени. И возможности под ногами. Или мне так кажется спустя годы. О ранней молодости всегда лучшие воспоминания, плохое выпарилось.

Слой за слоем я осваиваю свое время. Время полного погружения в счастье труда, поиск своего предназначения. Время семьи и рождения детей — особенное, волшебное, наполненное миллионом страхов и радостей. Почему он так долго спит? Почему сегодня не спит? Что ж это за прыщи на попе? Але, «скорая»! Пошел! Смотри, сам...

И снова время. И счастье от того, что жизнь продолжается и есть еще силы, а дети подрастают.

— Мама, давай посмотрим этот фильм?

— «Любовь»?

Дочь увидела постер ленты Михаэля Ханеке, на котором Жан–Луи Трентиньян держит руками голову Эммануэль Рива.

— Что бы ты сказал, если бы никто не пришел на твои похороны?

— Ничего, по всей вероятности.

Мы досмотрели фильм до конца, Даша считает, что «это ужас — такая старость». А я говорю, что старость — счастье. Не каждый доживает. И искренне шепчу о ценности любого времени:

— Помнишь строки из песни «Две вечности сошлись в один короткий день»? Я думаю, это о рождении и смерти человека. Душа искала себя в бесконечности и внезапно воплотилась, на миг. Но и его достаточно для счастья.

Но так быстро. Или нет?..

Т.С.

sulimovna@rambler.ru
ТЕГИ:
Версия для печати
Александр,53,Бобруйск
.........призрачно всё в этом мире бушующем,есть только миг,за него и держись,а для звезды............,мигом одним,только мигом одним........ А может быть и по другому,как там у  барона Мюнхгаузена---на Мадагаскаре,в Колумбии,Сахаре,я всю- ду побывал,я видел белый свет,в Финляндии и Швеции,в Австралии и Греции,все скажут,что находчивей,находчивей Мюн-  хгаузена нет...........
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости