Анатолию Алаю – 80. Вместе с известным белорусским режиссером-документалистом вспоминаем его самые знаковые работы

Время Алая

В его маленьком кабинете на «Беларусьфильме», где на столе высятся стопки газет и хранятся десятки сценариев, есть старый черно-белый снимок. На нем — молодой мужчина, в фуражке и гимнастерке. Это Иван Алай, отец титулованного режиссера-документалиста Анатолия Алая. В начале 1960-х он пришел в кинематограф с одной лишь целью — найти человека на фото, пропавшего без вести в годы Великой Отечественной войны. И все получилось. Алай не только выполнил сыновний долг, отыскав сведения об отце, но и снял об этой истории свою самую, пожалуй, известную картину — документальную ленту «Черный ворон».

Завтра непререкаемому авторитету отечественной документалистики, лауреату многочисленных премий, народному артисту Беларуси — 80. Мы поздравляем Анатолия Ивановича с красивой юбилейной датой и вместе с именинником вспоминаем его самые знаковые работы.

«Не плачьте обо мне», 1988 год

Имевший в свое время большой кассовый успех, этот хроникально-документальный кинофильм повествует о трагической судьбе художника из Речицы Александра Исачева. Картина стала дебютной для Анатолия Алая в качестве режиссера: до этого он работал исключительно как осветитель и оператор.

— Сколько счастливых минут я пережил благодаря этому фильму! В Минске, помню, люди выстраивались в очередь, чтобы посмотреть картину… Тему, кстати, нашел с помощью «Советской Белоруссии». Как-то, листая газету, остановился на статье о талантливом речицком парне Саше Исачеве, которого исключили из художественного училища за то, что он перекрасил волосы в рыжий цвет. Несколько недель он ходил под окнами как неприкаянный. А потом плюнул на все и уехал в родную Речицу. Оттуда в Ленинград. Там за короткое время Исачев написал более 500 картин, участвовал в выставках, его работы охотно покупали зарубежные коллекционеры. Ажиотаж был огромный, и в 1987 году в речицком Доме культуры организовали его первую выставку. Я поехал туда, сделал пробное интервью с художником. Хотел показать худсовету, чтобы потом, если одобрят, записать более подробную беседу. Когда вернулся в Минск, узнал, что Исачев умер... На премьере фильма очень нервничал, ждал реакции зрителей. И когда зал начал аплодировать, я заплакал…

«Отверженный», 1993 год

Картина посвящена русскому комбату Александру Сапрыкину, Герою Советского Союза, участнику освобождения Дубровенского района.

— Я вижу это своим долгом: реабилитировать тех, кто пострадал, и тех, кто достоин носить звание героя войны. Для меня это важно. По сути, это моя попытка стереть белые пятна в истории. Но на все, конечно, нужны силы и время. Например, много времени ушло на то, чтобы восстановить честное имя русского комбата Александра Сапрыкина. В Великую Отечественную в бою под Дубровно он вызвал огонь артиллерии на себя и был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза. Тогда он считался погибшим. А потом оказалось, что Сапрыкин выжил и иммигрировал в Канаду. Его посчитали изменником Родины, лишили звания… Я отправился в Канаду, чтобы его разыскать. Но не успел, Сапрыкин умер. Однако остались друзья, которые рассказали мне, как сильно он переживал и как любил свою Родину. Их рассказы и легли в основу полнометражного фильма «Отверженный».
В творчестве, уверен Анатолий Алай, побеждает только тот, чье сердце умеет сохранить непрестанное ощущение новизны.

«Черный ворон», 2017 год

Главный фильм Алая, связанный с историей его семьи. Режиссер рассказывает зрителям историю долгих поисков отца, пропавшего в годы Великой Отечественной войны.

— Когда началась война, на фронт в нашей семье отправились два человека — мой отец Иван и его брат Михаил. Михаил дошел до Берлина, вернулся домой. А мой отец попал в плен под Столбцами 2 июля 1941-го. И больше о нем ничего не было слышно. Единственное письмо получила мать в начале того же года. Я все время думал об отце. Искал следы по всему миру, объездил архивы, обращался в газеты, печатал фотографии… Как-то раздался звонок от моего двоюродного брата Толи. Он сказал, что звонил человек по фамилии Корабельский, который разыскивал Акулину Семеновну — это мать отца, моя бабушка. Выяснилось, что Семен Корабельский был узником в концлагере, где отец работал врачом. Именно он поставил Корабельскому ложный диагноз — туберкулез, что позволило тому выжить. И отец попросил: «Если спасешься, прошу, доберись до деревни Усохи, разыщи Акулину Семеновну и скажи, что ее сын Ванечка жив». Увы, выполнить эту просьбу он смог только спустя много лет, когда бабушки уже не было в живых…

«Доктор Шуба», 2019 год

Последний на сегодня фильм режиссера. В центре повествования — судьба выдающегося белорусского хирурга, бывшего главного врача 1-й клинической больницы Минска Алексея Шубы. Лента создана на основе архивных материалов.

— Мои родители были врачами. И они учились вместе с героем фильма Алексеем Ивановичем Шубой. Пару лет назад, уже на склоне лет, мне вдруг подумалось, что это мой гражданский долг — рассказать о врачах. Доктор Шуба — человек с интереснейшей судьбой, участник советско-финской и Великой Отечественной войны, командир партизанского отряда и бригады. Но война сыграла в его судьбе и драматическую роль. Она наложила свой отпечаток на послевоенную карьеру врача, под руководством которого восстанавливалось разрушенное войной медицинское хозяйство белорусской столицы, строились новые медучреждения… Много известно и о наградах, регалиях и заслугах доктора Шубы, но мало кто знает о тяжелых для него временах репрессий, лишения званий, исключения из партии и отстранения от общественной жизни. Зато обо всем этом в ленте рассказывается достаточно подробно.

leonovich@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Владимир ШЛАПАК