Вредные мысли для плохих

Вообще, каждый с детства помнит, что девочка должна быть хорошей. Так приговаривают все встречные. А если не оправдываешь доверие, скажем, кашу тайком отдаешь коту, сразу ПЛОХАЯ. Все бы ничего, если бы эти определения были о чем-нибудь. А так...  НИ О ЧЕМ!

— Это что?! — врач посмотрела на меня сурово.

Что-что, думала я про себя, таблетки.

Их выдавали по целому стакану. До еды. И по стакану после. Девочка-соседка научила меня складывать их в салфетку и выносить в санузел. И вот я, растяпа, не успела уничтожить препараты и стала плохой.

— Уколы хочешь?

Пульмонологическое отделение было не тем местом, где можно спорить с врачом.

— Будут уколы!

Так я навсегда запомнила важное правило: если тебя не поймали, ты все еще хорошая. Попалась — стала плохой. И научилась тщательнее следить за тем, чтобы таблетки были вовремя утилизированы. Как ни странно, мое воспаление легких прошло и без них, что упрочило меня в мысли — соблюдать некоторые правила вовсе не обязательно. И если никто не узнает.

Однако разделы “Хорошая девочка” и “Плохая девочка” прочно засели в моей голове, потому как каждый шаг с самого рождения классифицировался. Хорошие отметки, примерное поведение, успехи в спорте, помощь по дому записывали Таню Сулимову в “хорошие”. Соответственно взорвавшаяся банка от сгущенки, кол за контрольную и коробка бездомных котят на диване отправляли ту же Таню в “ужасные люди”. У меня не было мыслей, как же это один человек может быть и хорошим, и плохим, дети принимают все как есть. Это не поступки плохие, это я! 

Дни стали делиться на те, когда я была белая и темная. Помню, сижу на диване и не нарадуюсь на себя, даже банку с хомяком прибрала. Фея! А однажды вышла незадача — я упала в лужу в новом платье. Ждала во дворе родителей, чтобы ехать в гости, не удержалась — решила перепрыгнуть через лужу, не хватило высоты. Тогда я поняла, что все равно уже буду “плохая” и рванула на стройку, где маячила красная майка друга-соседа. Ух, мы и повеселились!

— Плохая! Будешь наказана.

Хоть было за что.

В последнее время у моего сына часто возникает вопрос:

— Мама, я — хороший?

— Да, — говорю. — Я тебя люблю!

— А теперь? — уточняет он, хватая собаку за хвост.

Что стоит за этим? Проверка границ дозволенного? Крепости моего чувства? Почему ему нужно попасть в одну из классификаций? Вокруг все этим промаслено, вот и он туда же. Ну так ведь!

Но что бывает с людьми, слишком серьезно воспринимающими эти понятия? Я знаю женщин, которые “на износ мамы”, “24/7 хозяйки” и “надежные подруги”. Их используют, и это естественно, ведь они всем своим видом просят подтверждения своей хорошести. Как не дать повод?

— Помоги, а?

— Конечно!

Свое бросила, понеслась. Зато мысли нет обращаться к плохим, тем, что на страже своих интересов. Никому неохота получить отказ — где сядешь, там и слезешь. Так с годами я открыла для себя одну из самых коварных ловушек любого общества — под видом благого воспитания в детей вживляют кнопку, на которую потом всегда можно нажать и получить покорного слугу. Ведь только некоторые способны разобраться, что к чему, остальные так и будут стараться выглядеть хорошими мужьями, сотрудниками и гражданами. Устанут. Впадут в депрессию. И, если не пустят себе пулю в лоб, может, наконец поймут — многое, что “плохим” называется, совсем не есть плохо. И, напротив, под маркой хорошего нам часто подсовывают ужасные вещи.

Стоит грузин на рынке с бидоном.

— У вас что там, молоко или сметана?

— М-м-м... такое.

В этом мире все такое. Но это пожить нужно. Или попасть в детскую больницу, где какая-нибудь девочка обязательно научит тебя смывать в унитаз горькие таблетки. Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.25
Новости