Впусковой крючок

Об иммиграционной политике в Евросоюзе

Едва въехав во дворец Киджи (к слову сказать, уже в третий раз за свою политическую карьеру), Сильвио Берлускони приступил к выполнению предвыборных обещаний. Победу на недавних парламентских выборах ему, как известно, обеспечил союз с крайне правыми партиями вроде «Социальной альтернативы» внучки Муссолини Алессандры или, скажем, «Лиги Севера». Лидер последнего националистического движения Умберто Босси запомнился предложением «палить из пушек» по судам с нелегальными иммигрантами, подплывающими к итальянскому побережью. От таких мер новые старые власти пока воздерживаются, но ужесточить иммиграционную политику намерены. В частности, таким образом попытаются снизить преступность в стране.


В римских ресторанчиках за тарелкой пасты и бокалом кьянти сегодня только и разговоров, что о двух изнасилованиях, произошедших в эти выходные в городе. В обоих случаях подозреваются иностранцы. В одном случае — это египтянин. Во втором — румын. Ко второму подозреваемому особое внимание, поскольку Румыния с недавних пор — член Европейского союза и через несколько лет должна присоединиться к шенгенскому пространству. Уже сейчас в Италии проживает до полумиллиона румынских иммигрантов. Бывший министр иностранных дел Джанфранко Фини, сейчас также претендующий на высокий пост, во время развернувшихся в Италии дебатов не исключил возвращения к практике выдачи виз для жителей других стран Eвросоюза...


Нельзя сказать, что проблему с иммигрантами в Италии заметили только сейчас, когда к власти пришли правые. Например, в прошлом году левоцентристское правительство Романо Проди было вынуждено инициировать принятие закона, который упростил процедуру депортации иностранцев — выходцев из ЕС. Поводом для этого послужило задержание молодого румына по подозрению в убийстве 47–летней жительницы Рима. Однако впервые под сомнение ставится такое важнейшее достижение европейской интеграции, как абсолютная свобода передвижения. Кто бывал в Евросоюзе, знает, что никакой четко обозначенной границы между Германией и Францией или между Польшей и Литвой не существует, иногда о переезде из одной страны в другую догадываешься только по языку указателей.


Правда, отмена внутренних границ внутри ЕС привела к тому, что максимально усложнилось пересечение его внешней границы. Белорусы испытали это на себе, когда наши соседи — Латвия, Литва и Польша — вступили в шенгенскую зону. То, что общая евросоюзовская граница укрепляется, — это, можно сказать, естественный процесс. Со своей стороны — в буквальном смысле слова — Беларусь также много делает, чтобы остановить поток нелегальной миграции, наркотрафик и прочие крайне нежелательные на Западе элементы, в том числе потенциальных террористов. Даже беглого взгляда на сводки пограничного и таможенного ведомств достаточно, чтобы убедиться в этом. Удручает то, что поездка за Буг стала более хлопотным предприятием и, что еще более важно, дорогим. Одно дело — римские каникулы и другое — поездка, возможно, прощальная, к больной тетке в Белосток. Недавно были озвучены такие данные: Польша, Латвия и Литва ежегодно выдавали белорусам около 400 тысяч виз, что в три раза больше, чем все страны старой Европы. Все попытки белорусского МИДа подать пример снижения стоимости виз пока не увенчались успехом. Зайти с другой стороны, по негосударственной линии, как показали недавние дебаты в Европарламенте по вопросу стоимости шенгенских виз для белорусов, также не удалось. Поэтому, когда европейские политики говорят об отсутствии разграничительных линий в Европе, они несколько лукавят. Визовый забор, конечно, не Берлинская стена, но тоже препятствие труднопреодолимое.


В Евросоюзе об этом, кстати, прекрасно знают. Разделили граждан ЕС на первый и второй сорт американские иммиграционные власти. Невзирая ни на какие авторитеты, вроде шенгенского соглашения, США до сих пор соглашаются на безвизовый режим лишь с частью евросоюзных стран, в основном это западноевропейские государства. Четырехлетние переговоры между Брюсселем и Вашингтоном ни к чему не привели, и тогда некоторые восточноевропейские государства решили договариваться напрямую. Первой подала пример Чехия. Официально назывались сразу несколько причин, почему Праге были даны такие преференции. Но чешский министр Александр Вондра, отвечающий за связи с Евросоюзом и Америкой, среди прочего отмечал: «Трудно представить себе ситуацию, при которой на нашей земле будет размещена американская радиолокационная станция, а молодым чехам для поездки в Америку пришлось бы по–прежнему запрашивать визы на условиях, гораздо хуже тех, которые предоставлены немцам или французам». Польша, правда, до сих пор не может добиться от США этой уступки...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...