Война длиной в четыре класса

С ПЕРВЫХ дней оккупации в белорусских чащах обосновались партизаны. Невидимые. Внезапные. Неуловимые. Болота и леса защищали их надежней брони. Вслед за ними устремились семьи и целые деревни. Люди обустраивались, налаживали быт. Всех желающих партизанские отряды, безусловно, принять не могли, так как постоянно воевали и вели преимущественно кочевую жизнь. А как же быть со стариками, женщинами и особенно с детьми? Подумали командиры и начали создавать так называемые семейные лагеря. Их оборудовали, как правило, в глубине лесных массивов и болот, между озерами, по краям которых обычно располагались партизанские отряды. Для охраны этих лагерей выделялись небольшие группы партизан.

Кто и зачем открывал лесные школы в тылу врага

С ПЕРВЫХ дней оккупации в белорусских чащах обосновались партизаны. Невидимые. Внезапные. Неуловимые. Болота и леса защищали их надежней брони. Вслед за ними устремились семьи и целые деревни. Люди обустраивались, налаживали быт. Всех желающих партизанские отряды, безусловно, принять не могли, так как постоянно воевали и вели преимущественно кочевую жизнь. А как же быть со стариками, женщинами и особенно с детьми? Подумали командиры и начали создавать так называемые семейные лагеря. Их оборудовали, как правило, в глубине лесных массивов и болот, между озерами, по краям которых обычно располагались партизанские отряды. Для охраны этих лагерей выделялись небольшие группы партизан.

ДЕТИ дошкольного и школьного возраста, находившиеся в семейных лагерях, наравне со взрослыми стойко переносили все трудности и лишения партизанской жизни.

Во многих семейных лагерях действовали уникальные лесные партизанские школы. Вот что писал организатор партизанского движения в Белоруссии Кирилл Мазуров в книге «Незабываемое»: «Несмотря на трудности, создание школ в лесах шло полным ходом. Первыми подхватили призыв о создании школ для обучения детей в партизанских зонах (в деревнях и лесных лагерях для населения) комсомольцы Полесской области. Почин позже распространился в Минской, Пинской и других областях. Создание в тылу врага советских школ… служило не только объединению и воспитанию детей, но и вселяло веру людей в неизбежное изгнание гитлеровцев».

Наибольшее распространение лесные учебные заведения получили в Брестской и Барановичской областях. Здесь при партизанских отрядах работали около двадцати школ. Достоверно известно, что первая из них была организована на Брестчине осенью 1943 года при отряде имени М. Калинина, где в трех классах обучались 50 детей. В семейном лагере отряда имени А. Жданова бригады имени Я. Свердлова начальным обучением были охвачены 38 детей.

Уже к маю 1944 года в Брестской области в таких школах обучались 490 детей. Все лесные школы были начальными, то есть с четырьмя классами обучения. Размещались они, как правило, в землянках. Не было учебников, тетрадей, бумаги, наглядных пособий… Выручали смекалка и мудрость партизан. Так, для первоклассников буквы для азбуки вырезали из коры дуба и березы, классные счеты делали из веток, кусочки березовой коры использовали для письма. Народные умельцы нашли способ изготовления чернил, когда в отвар из дубовых желудей бросали ржавый гвоздь или кусок железа.

Классных досок не было, вместо этого учащиеся писали выстроганными палочками на земле и песке. Нередко для счета использовали гильзы патронов, шишки и желуди. Педагоги обучали детей, используя имевшуюся в отрядах политическую литературу, а также приказы Верховного Главнокомандующего, тексты из газет, брошюр или листовок-сводок Совинформбюро.

В БЕЛОРУССКОМ государственном музее истории Великой Отечественной войны находится письмо секретаря ЦК ЛКСМБ К. Мазурова первому секретарю Центрального Комитета комсомола Белоруссии М. Зимянину, датированное 22 ноября 1942 года: «…Комсомольцы отряда Николая Розова ходили в разные деревни и собрали 150 карандашей, несколько учебников, несколько десятков тетрадей. В Октябрьском районе 14.09 провели конференцию учителей, 15.09 — родительское собрание. 16 сентября школы начали работу. Количество обучающихся в них — 271 человек. Карпиловская школа — 47 детей, Рудобельская —10, Рудницкая — 20, Старо-Дубровская — 26, Ново-Дубровская — 52».

В некоторых партизанских бригадах существовали пионерские организации. Из воспоминаний бывшей ученицы школы № 2 при партизанском отряде имени М. Калинина бригады имени Ф. Дзержинского Т. Кот, после войны работавшей учительницей в школах Брестской области: «Командование отряда разрешило нам сшить из парашютного полотна пионерскую форму. Мы сделали себе также пионерские галстуки. Особенно кропотливо и внимательно вышивали всем коллективом пионерское знамя. Вскоре в торжественной обстановке были приняты в пионеры еще 28 детей. После этого избрали штаб пионерской дружины».

Многие пионерские организации выпускали стенгазеты, некоторые из них — «Наша учеба» и «Пионер» — хранятся в фондах Белгосмузея.

Занятия часто начинались со сводок Совинформбюро. По ним писали диктанты, изучали географию. В свободное время дети помогали маскировать и благоустраивать лагерь, заготавливали дрова, грибы и ягоды…

В стихотворении «Занятия под сосною», написанном в январе 1944 года М. Шляхтенко, есть такие незамысловатые строки:

Только солнце встает над землею

И рассеется серый туман,

Под кудрявой зеленой сосною

Учатся дети семей партизан.

Одним из отрядов в брестских лесах командовал лейтенант Евгений Макаревич. Он стал инициатором создания лесной школы, где обучались 98 детей. После гибели Евгения Георгиевича в июне 1943 года отряд бригады имени Я. Свердлова назван именем командира. В фондах Белгосмузея хранится отчет о воспитательной работе среди детей школьного возраста 4-го семейного лагеря этого отряда за июнь 1944 года. В отчете указывается, что «в семейном лагере школу посещают 46 детей, из них первого класса — 24, второго — 13, третьего — 9 человек. На уроках изучаются следующие предметы: русский язык, арифметика, пение. Ребята выучили наизусть стихотворения «Взвилась ракета боевая», «Ведут народы бой», «Наша славная земля». Во внеурочное время проведены беседы «О действиях партизан», «О помощи населения партизанам», «О героических действиях партизанки Тани», а также… отработаны упражнения по гранатометанию, изучению устройства винтовки, тренировки с макетами стрелкового оружия. В лесной школе имелись кружки художественной самодеятельности и детских работ. Ребята ухаживали за школьным огородом, за сезон собрали цветов ландыша — 0,5, листьев папоротника — 6, цветов ромашки — 1, корней валерианы — 4, липового цвету — 1,5 килограмма».

Занятия в лесных школах вели учителя из числа партизан или местных жителей. М. Мартиновича — наставника 123-й партизанской бригады Полесской области, секретаря Октябрьского подпольного РК ЛКСМБ, Я. Чернявскую и В. Осипову, преподававших в семейном лагере отряда имени А. Жданова бригады имени Я. Свердлова, ученики военной поры вспоминают со слезами на глазах. Ведь очень часто вместе с мужьями и мужчинами-партизанами они с оружием в руках отстаивали свои лагеря. А такие, как М. Шляхтенко и Л. Грицова из отряда имени С. Кирова Брестской области, в июле 1944 года геройски погибли в неравном бою с немецкими оккупантами.

СПРАВКА «СГ»

Во время фашистской оккупации на территории Беларуси работало около 3 тысяч школ, в которых обучались 270 тысяч детей. По количеству школ это в 4 раза меньше, чем до войны, а по количеству учеников — в 6,6 раза. Среди них преобладали начальные школы. Большинство зданий, а также школьное оборудование были почти полностью уничтожены, многое просто пошло на дрова. Чтобы восстановить работу школ, нужно было отремонтировать или заново построить школьные здания, наладить выпуск школьного оборудования, учебной литературы, подготовить учителей.

Уже в 1945/46 учебном году в Беларуси было введено в действие 80 процентов довоенного количества школ. Половина из них была восстановлена учителями, учениками и родителями. Чтобы привлечь к учебе детей, которые в связи с войной не посещали школу в течение трех лет и стали переростками, в начальные школы принимали детей до 15-летнего возраста, а в первый и второй классы — 11-летних. Многие школы еще не имели своих зданий и продолжали работать в частных домах, а в первые послевоенные годы — даже в землянках.

В 1950/51 учебном году школьная сеть в республике превысила довоенную. В эти годы активно строились средние школы, преобразовывались семилетние в средние, их количество выросло за эти годы с 761 до 1447, а контингент учеников вырос с 429900 до 632 600 человек, улучшился состав учительских кадров. Если в 1944/45 учебном году в школах Беларуси работало лишь 19,7 процента учителей с высшим и неполным высшим образованием, то в 1950 — 1957 — уже 30,2 процента, а в 1955—1956 учебном году такое образование имели около 50 процентов учителей.

Тем не менее в школьном строительстве было много недостатков. В 1955—1956 учебном году 7 260 школ еще размещались в приспособленных и 2088 — в наемных зданиях. Почти половина школ работала в две смены. На низком уровне велось преподавание многих предметов. Восстанавливалось и развивалось среднее специальное образование — техникумы и училища. В 1955 году их насчитывалось 123. За послевоенное десятилетие было подготовлено около 90 тысяч специалистов среднего звена.

Предпринимались меры для восстановления педагогических кадров. Многие учителя возвращались из восточных районов страны, в школы на работу направлялись демобилизованные из армии бывшие учителя. В результате уже к 1946 году количество учителей в Беларуси составило более 80 процентов от довоенного. Преодолевая многочисленные трудности первых послевоенных лет, общеобразовательная школа Беларуси в сжатые сроки обеспечила всеобщее начальное образование. А в течение 1949—1952 годов вводилось обязательное семилетнее образование.

Николай ШЕВЧЕНКО, член Белорусского союза журналистов, Валерий ПИНЧУК, «СГ»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости