Вот где собаки зарыты

Шок: кто ответит за нелегальный могильник для домашних животных под Мозырем

Это нелегальное кладбище животных обнаружил мозырянин Игорь Мелешкин.
Эта новость шокировала жителей райцентра: в конце марта недалеко от Мозыря в лесополосе нашли около десяти трупов собак. Проведенная милицией проверка показала: туда своих умерших или очень больных питомцев свозили местные жители.


Мозырянин Руслан Шаргай в воскресенье выбрался на велосипедную прогулку вместе со своим другом. Парни катались по пригороду, когда и обнаружили последнее пристанище собак. Зрелище, вспоминают, не для слабонервных. В нескольких метрах от железнодорожного переезда, неподалеку от городского кладбища, в лесу были разбросаны трупы животных. В общей сложности — больше десятка, группами и поодиночке. Некоторые останки совсем свежие, другим — по виду больше года. Руслан снял увиденное на телефон и разместил в соцсетях. Мозыряне разделились во мнениях: одни винили во всем коммунальные службы, которые, мол, могли таким нехитрым способом избавиться от трупов отстреленных животных, другие узрели в произошедшем дело рук сатанистов. За дело взялась милиция.

— Версия с ритуальными обрядами не нашла подтверждения, — рассказала старший инспектор отдела охраны правопорядка и профилактики Мозырского районного отдела внутренних дел Виктория Рябкова. — На трупах не было признаков насильственной смерти. Не видно и дротиков, которыми могли стрелять в животных работники коммунальных служб. Жители соседней деревни Дрозды говорили, что видели, как из Мозыря приезжали люди. В тот лес из машин выбрасывали или умирающих, или недоразвитых собак.

Жители Дроздов и работники находящегося рядом кладбища в большинстве случаев разводят руками: номеров приезжающих машин никто не запоминал. Предъявить претензии конкретному лицу невозможно. Учитывая выводы милиции, остается предположить, что месторасположение стихийного могильника для животных передавалось из уст в уста.

Впрочем, нелегальные захоронения не редкость. Мозырянин Игорь Мелешкин рассказал, как, идя на дачу, обнаружил еще одно мини-кладбище для животных. Правда, там были устроены вполне цивилизованные могилки, а на нескольких имелись гранитные надгробия и кресты. А как-то Игорь стал свидетелем из ряда вон выходящего случая. На пляж возле местной гребной базы приехал мужчина с детьми, лопатками они выкопали ямку, собаку завернули в полиэтилен. Похоронили животное возле самой кромки воды, неподалеку от купающихся в Припяти людей.

Вместе с тем все зарытые в лесочке, а уж тем более выброшенные в кусты собачки и кошечки — действия незаконные. Правила содержания домашних собак, кошек, а также отлова безнадзорных животных в населенных пунктах, утвержденные постановлением Совмина, гласят: хоронить животных можно только в местах, предназначенных для этих целей. Ямка под сосной к таковым не относится. За нарушение — штраф от 1 до 15 базовых величин. Ведь зарытое в землю животное может стать причиной реальной опасности. Неизвестно, от чего оно умерло, а рядом могут быть грунтовые воды. Есть риск, что трупный яд попадет в реку, колодец, озеро, соседнюю лужу.

Как поступать с умершими животными, определяют местные власти. В Мозырском райжилкомхозе система их утилизации отработана годами. На участке по отлову и временному содержанию безнадзорных животных пояснили, что отстрелянных собак вывозят в специализированную биотермическую яму возле деревни Провтюки — в сооружении использован влаго- и термостойкий материал для обеззараживания.

В Гомеле, к примеру, предлагают и другой вариант. Как рассказал заместитель генерального директора КПУП «Гомельское городское ЖКХ» Григорий Туровец, найденные на улице трупы животных и павшую сельскохозяйственную живность отправляют на кремацию в поселок Большевик — на Гомельский белково-жировой завод. Тонны переработанного «сырья» на выходе дают технический жир и мясокостную муку, которую добавляют в корм для животных. Умерших домашних животных принимает КУП «Спецкоммунтранс». Если хомячка, собачку, котика усыпили в ветлечебнице, тело могут сдать сами ветеринары. В ином случае придется поехать в конец города, заплатить за услугу и успеть сдать тушку до 12 дня. Набирается контейнер — его отправляют на предприятие в Буда-Кошелевский район. Выпаривание, сушка, кремация, измельчение — и вот останки животного в пакете с кормом.

Трупы собак скидывали в этот лесок, рядом с железнодорожным переездом, напротив кладбища.

Теоретически организовать кладбище для домашних животных закон не запрещает. Вот только с инициативой местные власти не спешат.

— Нужно много средств, — разводит руками Григорий Туровец. — Необходимо найти специальный участок. А кто будет оплачивать содержание?

Зоозащитники тем временем в идею верят.

— Нормальные хозяева не будут против платного кладбища, — уверена лидер гомельского волонтерского зоодвижения «Подари им шанс» Светлана Лаппо. — Бесплатных могилок не надо. Я бы не пожалела денег, чтобы похоронить питомца цивилизованно.

Ну а мозырский могильник милиция пока взяла под контроль. Только, скорее всего, владельцы домашних животных просто найдут другую опушку для упокоения барбосов.

В тему


Когда-то из-за отсутствия возможности легально похоронить питомца минский предприниматель Сергей Дудко решил открыть собственный крематорий для животных. У Сергея умер доберман. Животное он вынужден был сдать в организацию, которая занимается утилизацией биологических отходов. Предприниматель вспоминает:

— Это был обыкновенный скотомогильник. Знали бы вы, как перед собакой было стыдно… Тогда я начал продумывать другие варианты. Кремация — хороший способ. Купили с приятелем печь, потом еще одну, благодаря которой отходы горения не попадают в воздух. Появились красивые урны для праха, экологические боксы, которые разлагаются в земле через год-два. Год на получение разрешений, около 15 тысяч долларов на оборудование — и крематорий заработал. Кремация — от 25 до 215 рублей. Несмотря на высокий ценник, бизнес прибыльным так и не стал.

— Причина — в менталитете наших людей, — считает Сергей Дудко. — По аналогии с людьми собак и кошек мы предпочитаем зарывать в землю.

Зимой, когда землю копать сложно, в месяц Сергей проводит до 30 кремаций, летом — от трех до восьми. Предпринимателю едва удается держать бизнес на плаву. Но если у минских жителей есть хотя бы такой способ попрощаться с любимой собачкой, то в областных центрах ситуация бесперспективная. Из того же Гомеля Сергею пару раз звонили бизнесмены, советовались, стоит ли открывать крематорий для животных. Минчанин с радостью консультировал. Но те исчезали, как только слышали, что разбогатеть на этом не удастся.

valchencko@mail.ru

Фото автора и из соцсетей

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Пользователь, Tide
 факты подтверждают десятилетиями бездействие муниципальных служб  и схем взаимодействия в сфере "люди-животные"..  Если в столице/или местном городе умирает домашний питомец его куда? люди не знают .. делают что могут.. А в сельской местности, куда умерших питомцев?  - разве в город везти утилизировать?..
платно??..
а если собаки сбиваются в стаи и живут стаями на пригородных или сельских территориях , то это опасно составляет угрозу укусов жизни и здоровью людей.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?