Минск
+4 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

В Березовском районе конфликт сельчан и арендатора озера дошел до криминальных разборок

Волна на Споровском озере

На гербе деревни Спорово в Березовском районе — два веселых ерша. На берегу сельского озера — лодки. Местные даже загадку про себя придумали: «На «сэ» начинается, на «цэ» кончается, рыбой питается». Ответ: «Споровэц». Споровец связан с водой крепкими многовековыми узами. Но в конце минувшего года уникальное озеро продали в аренду предпринимателю из Барановичей. И жизнь в Спорово вышла из мирного русла. Потекла, образуя криминальные ручейки, которые питаются людским недовольством и нежеланием бизнесмена искать пути разрешения конфликта.





В Спорово ехала, чтобы написать о «Споровской польке», внесенной в Список нематериального наследия. Однако с танцами не вышло. Сельчане моего интереса не поняли: «Разве вы не о памятнике приехали писать?»

Нет. Но придется.

В Спорово на одном из крутых поворотов улицы Школьной недавно стоял обелиск с табличкой, сообщающей, что в здешних краях базировался Брестский подпольный обком партии. Обелиск снесли. Споровцы подняли шум. Обвинили предпринимателя Анатолия Заблоцкого — того самого, который взял озеро в аренду.


Александр Мартысевич.

Председатель Споровского сельсовета Александр Мартысевич досады не скрывает:

— Это я его попросил помочь с демонтажем. Памятный знак разваливался. Было решение райисполкома о сносе.

Моральную сторону (как сделать такое накануне 70–летия Победы?) оставим в покое. Об этом уже все рассказали мои коллеги. Если сельсовет не найдет 28 миллионов рублей на новый знак (эскиз уже готов), то будет облагорожен старый и установлен на прежнее место.

Меня удивило, что полешуки так яростно защищают память о подпольном обкоме. Оказалось, тут своя предыстория, скрытая от посторонних глаз. Многие уверены, что обелиск с красной звездой мешал новому хозяину участка — Заблоцкому.


Анатолий Заблоцкий

Улица Школьная петляет по селу целых 4 километра. Дома стоят впритык. Новые, выросшие на месте старых, огорожены высокими заборами. В конце улицы — современное здание на возвышенности. Стройка не завершена, а стекла в окнах разбиты. Это дом Заблоцкого.

Первый мой вопрос к нему: кто разрешил строить в водоохранной зоне, на берегу озера, на древней стоянке времен неолита?

Но Анатолий Вячеславович хочет рассказать о многом. Накопилась обида. Выкладывает бумаги и фотографии, на которых он с бывшими чиновниками республиканского ранга.

И все же...

Заблоцкий утверждает, что никакой стоянки там нет:

— Я заплатил за исследования сотрудникам Академии наук. Ученые не подтверждают. Стоянка в другом месте.

Между тем в кабинете председателя сельсовета охранная табличка лежит. Не выбрасывает, намерен прикрепить на заборе дома, где живет Заблоцкий.

По признанию Анатолия Вячеславовича, в Спорово он влюбился много лет назад, когда в 1995–м отдыхал здесь с министром, банкиром и прокурором (все — уже бывшие). В 2000 году выкупил домик на 5 сотках, оформил землю в пожизненное наследуемое владение. Райисполком разрешил строительство на берегу.

Потом бизнесмен задумал большой проект: лодочные причалы, автостоянки, ресторан. В 2014 году Брестский облисполком продал право аренды озера Споровское Заблоцкому почти за 200 миллионов рублей. Ему довели квоты на промысловый лов, на платное любительское рыболовство. Но озеро в аренде полгода, а результата нет.

Предприниматель винит во всем группу сельчан–браконьеров. По ночам сам достает из озера сети:

— Пусть сушат сети. Меня обязывают навести порядок. Но я столкнулся с настоящей рыбной мафией. Написал около 20 заявлений в милицию. Окна в доме выбили, сожгли сарай, кошек моих отравили. Козы вытоптали сад, гуси съели траву...

Не знаю, понимает ли предприниматель, что озеро — не единственная достопримечательность края, в который он перебрался жить. Споровцы — тоже люди непростые. По одной из легенд, деревня получила свое название благодаря спорщикам–склочникам, которых ссылали в болотное место. Но споровцы легенду облагородили. Им больше нравится рассказывать, что когда–то по озеру ходили пароходы. И такая чудесная пристань была на берегу, что из–за нее судовладельцы ругались и спорили.

Почему нет? Разгорелся же нынче спор из–за озера.


Нина Пашкевич

В Спорово живут жизнерадостные люди. С 1996 года проводят областной фестиваль юмора «Спораўскiя жарты». Директор местного центра культуры и досуга Нина Пашкевич показывает мне музейную комнату, где собраны споровские «фишки». Какие весельчаки!

Рыба — их всё. Угостили. Слабосоленая, хрустящая, почти без костей. Чтобы такая получилась, нужно положить ее на противень, устланный околотом, — так в Спорово называют обмолоченную рожь. Между рыбой бросить пару пахучих веточек сухого укропа — и в печь. Печь остынет — рыба готова.

Анатолий Заблоцкий не учел (или не захотел учесть) менталитет споровцев. Он убежден, что действует по закону, а люди не хотят этот закон соблюдать.

Председатель Березовского райсовета Николай Чиж считает, что Заблоцкий достаточно помогает селу:

— Убрал прибрежную зону озера, спилил аварийные деревья на Школьной, выделил деньги на строительство новой церкви, подсыпал 300 метров улицы гравием и щебнем (до своего дома. — В.К.), на 150 метрах установил дорожный бордюр.


Спрашиваю у Заблоцкого, не желает ли выделить 28 миллионов на новый мемориальный знак. Улыбается:

— Споровцы не хотят брать мои деньги.

На работу к предпринимателю тоже идти никто не спешит.

Конфликт очевиден. Споровцы в свою жизнь нового человека впускать не желают. Не по душе пришелся. Говорят, обижает, не считается с их мнением. Как бизнесмен будет создавать бренд «Споровская кухня» без споровцев — большой вопрос.

Я только познакомилась с Заблоцким, а он мне — про очередной визит в милицию. Рассказал, что в выходной с друзьями после 21 часа на своем участке (считай, на берегу озера) слушал музыку. Явилась группа людей. Стали угрожать...

— Почему у вас не получается наладить контакты с сельчанами?

— У меня с ними конфликта нет. Это у них конфликт. Пусть знают: сетей на озере не будет.

Жизнь в Спорово складывалась веками. Озеро кормило круглый год. Теперь надо не только высушить сети, но также убрать с берегов лодки, запереть гусей в сараи, а на рыбалку ходить по путевкам. Кто подскажет, как людям болота научиться жить на суше?

И почему в этих спорах все забывают о ее величестве природе? О самом озере, которое — достояние страны, даже всей Европы, потому что является составной частью уникального низинного болота Споровское.

Справка «СБ»

Озеро Споровское расположено в Березовском и Дрогичинском районах. Площадь — более 11 квадратных километров. Озеро составляет единый природный комплекс с болотами и рекой Ясельдой, в составе республиканского заказника «Споровский».

Мнения по поводу

Евгений Тарасюк, заместитель председателя Березовского райисполкома:

— Предпринимателю выделен земельный участок на строительство рыбного кафе, изготовлена проектно–сметная документация на стоянки возле озера. Все законно. Одновременно и Спорово оживает. Все пустующие дома здесь выкуплены. Теперь перед нами стоит задача: помирить людей и предпринимателя. Другого выхода нет.

Александр Хутко, заместитель начальника Березовского райотдела милиции:

— Все обращения Анатолия Заблоцкого рассмотрены. По каждому дан аргументированный ответ. По одному заявлению возбуждено уголовное дело за хулиганство. Жители, в свою очередь, пишут обращения и жалобы. Их тоже не оставляем без внимания. Еженедельно направляем в Спорово рейдовые группы. Ситуация на контроле у нас, у председателя райисполкома, в прокуратуре и в УВД.

Фото автора

valentinak3@mail.ru

Советская Белоруссия № 84 (24714). Четверг, 7 мая 2015
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Валентина КОЗЛОВИЧ
3.44
Загрузка...