Вокруг собственной оси

Некоторые рассуждения о геополитических перспективах Союза Беларуси и России.
Уважаемая редакция!

Хочу поделиться с читателями уважаемой газеты «Советская Белоруссия» некоторыми рассуждениями о геополитических перспективах Союза Беларуси и России.

Распад СССР оказался колоссальной геополитической и стратегической катастрофой, в результате чего было расчленено не только государство, но и единое цивилизационное пространство.

При распаде СССР произошел концептуальный сбой: двухполярная система должна была смениться многополярной — т.е. симметричным отходом двух сверхдержав и их блоков из Европы и Азии. СССР со своей стороны выполнил это, но США, воспользовавшись этим, вероломно установили однополярный мир. Это и стало источником всех проблем в нынешнем мире нестабильности, хаоса, несправедливости и войн.

В этом контексте наступления однополярной американоцентричной модели на Евразию — в широком смысле — следует рассматривать актуальные российско–белорусские отношения.

Четыре зоны

Просто сожалеть об СССР и двухполюсном мире бессмысленно. Эта ностальгия не оперативна. И даже если эмоционально ее можно понять, то в отношении будущего она бессодержательна. Поэтому вместо оплакивания геополитики прошлого следует стремиться к созданию геополитики будущего.

Евразия должна настаивать на многополярном мире. И этот тезис фундаментален. Именно в таком качестве и необходимо оценивать российско–белорусские отношения и укрепление российско–белорусского Союзного государства.

Проект многополярности заключается в следующем: вместо прошлого двухполюсного мира и настоящего однополюсного создается будущий — многополюсный мир, в котором несущей конструкцией становятся четыре полюса. Это американский полюс, евроафриканский, евразийский и тихоокеанский полюс. Четыре зоны, каждая из которых обладает относительной автономией в стратегическом, геополитическом, экономическом и индустриальном смыслах. Нас из этих зон интересуют две — евразийская и европейская.

Евразийская зона предполагает интеграцию постсоветского пространства, а также установление тесного стратегического партнерства с азиатскими странами Евразийского материка — в первую очередь с Ираном и Индией, с определенными оговорками — Пакистаном и Турцией. Китай отнесен к тихоокеанской зоне и представляет собой отдельный случай.

Интеграция постсоветского пространства предполагает воссоединение стран СНГ в единый славяно–тюркский, православно–мусульманский Евразийский союз. По сути, наличие или отсутствие этого Евразийского союза — критично для многополярности. Стратегический, позиционный, цивилизационный, военный, ресурсный и экономический потенциал стран СНГ позволяет не только образовать самостоятельную геополитическую зону, но и обеспечить ряд важнейших силовых преимуществ для образования геополитически полноценного Евросоюза и тихоокеанской зоны. Дело в том, что Россия и страны СНГ обладают критически важным запасом природных ресурсов (в первую очередь нефть и газ) и ядерным потенциалом, что позволяет снабдить партнеров по многополярности — Европу и Тихоокеанский регион (Китай, Японию, другие страны АТР) — жизненно важными элементами для обеспечения нового типа суверенности в ХХI веке. Доступ к континентальным запасам нефти и газа в Евразии через сухопутные маршруты доставки и организация общеконтинентальной системы ядерной безопасности делают перспективы развития Европы и Тихоокеанского региона устойчивыми и гарантированными, выводя их из–под жесткого геополитического и экономического диктата США.

Роль российско-белорусской интеграции в контексте создания евразийского полюса

В таком контексте роль российско–белорусской интеграции огромна. Это действенный шаг в сторону реорганизации всего планетарного пространства на новых основаниях. И те деятели наших стран, которые настаивают на этом плане и его осуществляют, — в первую очередь Президент Республики Беларусь Александр Григорьевич Лукашенко, — творят великое историческое деяние. Есть много элементов, которые оправдывают наше сближение в прошлом. У нас общие корни, общая культура, общая традиция, общая государственность, общая история. Но еще больше сближает нас будущее, так как у нас общая судьба и общий проект. По мере реального становления Союзного государства России и Беларуси на свет появляется новая геополитическая сущность — Евразия, новый полюс, что влияет не только на нас, но и на другие полюсы, в первую очередь на Европу.

Европа — это большая проблема для евразийства, но и большая надежда. Дело в том, что в Европе еще очень слабы геополитическое самосознание, понимание собственных интересов во всем их объеме, осознание стремительно растущего расхождения жизненных интересов с их бывшим заокеанским партнером, США. И в то же время еще очень сильны мифы «холодной войны», атлантистские стратегические клише, которые изображают Россию как главного врага, а друзей России — как пособников этого врага. В этом весь парадокс сегодняшнего момента: Европе, ратующей за многополярность, за геополитическую самостоятельность, жизненно необходима сильная, стабильная и процветающая Евразия, и она теоретически должна была бы не только поддерживать российско–белорусский союз, но и активно ему способствовать. В интересах Евросоюза иметь на своей восточной границе предсказуемого интегрированного евразийского партнера в лице российско–белорусского, шире — российско–белорусско–украинского союза. Но в действительности это далеко не так. После первого проблеска геополитической адекватности, который проявился во время создания оси Париж — Берлин — Москва во время начала войны в Ираке, Евросоюз снова вернулся к устарелым антиевразийским, атлантистским клише. На их основании Европа совершенно неадекватно прореагировала и на жесткий ответ Владимира Путина на вызов Беслана, и на недавние парламентские выборы и референдум в Беларуси. Как реагировать Москве и Минску на такое парадоксальное поведение Европы, которая идет против своих собственных геополитических интересов?

Европу надо понять. Умом

Я убежден, что в данной ситуации России и Беларуси следует проявить геополитическую мудрость и выдержку. Надо понять Европу: она слишком долго жила под атлантистским прессом в плену антиславянского, антирусского и антисоветского мифа. Культура Европы, ее технологический и социальный уклад, ее традиции действительно сильно отличаются от наших — русских и белорусских, евразийских, а с американцами у европейцев много общего. Но вместе с тем у Евросоюза и США с каждым годом геополитические, стратегические и экономические интересы расходятся все больше. Американские политологи — Кэплан, Кэгэн, Капчин, Барнет — со своей стороны все чаще выдвигают радикальный тезис: «forget Europe» (забыть Европу). И напротив, эти европейские интересы каждый день сближаются с интересами России и Беларуси, шире — Евразии. Лишь историческая инерция да активное действие атлантистского ультралиберального проамериканского лобби не позволяют европейцам ясно осознать это положение вещей и по–настоящему повернуться лицом к нам. Но этот зазор будет постепенно сходить на нет по объективным причинам, и нашим странам следует в такой ситуации последовательно двигаться своим курсом интеграции, терпеливо относиться к евроатлантистской истерике по нашему поводу, которая каждую мелочь готова принять за «нарушение прав человека» или «рецидивы тоталитаризма», и настойчиво, с чувством собственного достоинства продолжать терпеливо объяснять европейцам нашу геополитическую евразийскую логику, ориентированность нашего курса на многополярность, структуру наших интеграционных проектов. Крайне важно добиться от Европы понимания. Это не значит, что надо идти в Европу, — это невозможно. Это значит, что мы должны объяснить Европе свою позицию, логическими и рациональными доводами из арсенала геополитической дисциплины и евразийской философии убедить ее в нашей правоте. Мы должны всерьез заняться созданием экспортного образа евразийской интеграции. Российско–белорусское Союзное государство должно обрести свои символические черты, приемлемые для восприятия европейцев. Не надо подделываться под их вкусы, надо ясными и спокойными, рациональными приемами объяснить им наше отличие и нашу взаимодополняемость. Если угодно, стоит выдвинуть тезис: Евразийский союз — это то же самое, что Европейский союз, только на восточном пространстве того же континента.

Объединение в Союз России и Беларуси, а также других стран Евразийского союза должно быть прозрачным, осмысленным и открытым, а не стихийным и полуподпольным. Нам надо найти для интеграции правильные слова и четкие термины, выверенные формулы и убедительные символы. Интеграция должна быть привлекательна, притягательна, аргументированна, духовно оправданна и экономически соблазнительна. Необходим PR интеграции.

Ключ в Астане

Объединение русских и белорусов в единое государство по факту является объединением братских славянских народов. Это вполне понятно и естественно. Но принцип нашего кровного родства, родства языка и культуры не следует выдвигать на первый план. Это может как оттолкнуть от нас тюркско–мусульманские страны СНГ, так и вселить чувство опасения в россиян и белорусов неславянского происхождения и неправославного вероисповедания. Кроме того, для слишком чуткой к угрозе нацизма и расизма Европы (неудивительно, ведь расизм и нацизм — это европейское порождение!) акцент на принципе крови выглядит заведомо подозрительным. И тут снова нам на помощь приходят евразийская философия и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Евразийство мыслит и действует в категориях геополитических интересов, славяно–тюркского и православно–мусульманского исторического союза, и тем самым остается полностью в рамках «политкорректности», к которой не придерется самый взыскательный критик. На наш взгляд, евразийство — это единственный абсолютный ответ на все сложности интеграции и в российско–белорусских отношениях.

Казахстан — вот тот ключ, который сделает интеграцию необратимой, а российско–белорусский союз — нерушимым. В таком случае и Украина примкнет к этому альянсу, а ЕЭП станет остовом полноценного и нерушимого Евразийского союза. Каким бы большим ни было значение нашего российско–белорусского государства, два здесь еще недостаточно. Необходимо как минимум три. Тогда автоматически появляется четвертый, а на самом деле — и все остальные. В этом проекте нет ничего утопического. Мы все видели, с какой симпатией относятся друг к другу президенты Беларуси и Казахстана, какое взаимопонимание существует между этими двумя выдающимися людьми, которые являются настоящими моторами интеграции, а следовательно, евразийства.

Источник наших проблем — за океаном

На основании геополитического анализа можно без сомнений определить, что главным противником интеграции России и Беларуси, а также других стран СНГ, был и остается внешний фактор, атлантистская геополитическая стратегия, американские проекты по единоличному управлению всем миром, установлению планетарной гегемонии и подавлению несогласных прямой силой, без каких–либо санкций и оправданий. США на основе крайне агрессивных и воинственных проектов неоконсерваторов всерьез взялись за строительство «мировой империи», «нового мирового порядка». Югославия, Македония, Афганистан, Ирак, завтра, вероятно, Иран и Сирия, а послезавтра, не исключено, что и Россия, Беларусь, Казахстан и Украина — вот уже реализованные или только намеченные цели американской неоимпериалистической поступи. В своем докладе теоретик ястребов Пол Волфовиц еще в 1992 году сформулировал главную стратегическую цель США в ХХI веке: «Недопущение создания в пространстве Евразии военно–политического и стратегического союза, способного ограничить реализацию интересов США в этом регионе». Это откровенное объявление войны Евразии, интеграционным проектам, причем американские стратеги не останавливаются на предотвращении интеграции, Збигнев Бжезинский открыто прогнозирует дальнейший распад и самой России, все еще «слишком обширной и богатой ресурсами» для того, чтобы стать американской колонией. Итак, у евразийства есть противник, и противник суровый, могущественный и решительный: это атлантизм и американская геополитика.

США действуют против нас не только прямо, но чаще всего косвенно, через посредников. Именно США и американофильское лобби подталкивает Евросоюз к давлению на Россию и Беларусь по многим позициям, а вновь принятые в Евросоюз и НАТО страны Восточной Европы выполняют роль «провокаторов», исполняющих скорее американскую волю и функции «санитарного кордона», нежели отстаивающих собственно европейские интересы. Это старая практика англичан: создание пограничной «полосы раздора» между континентальными державами Россией и Германией, чтобы не допустить их стратегического союза против морской Англии. Более того, Брюссель в какой–то степени хуже настроен в отношении России и Беларуси, нежели Париж и Берлин, моторы европейской интеграции и страны, где новое европейское геополитическое сознание развивается быстрее, чем в других местах Европы.

В такой ситуации Москва и Минск должны проводить консолидированную дипломатическую стратегию в отношении Европы с учетом атлантистского давления и подчас просто игнорировать некоторые заявления и действия Брюсселя, которые приносят ущерб не только нам, но и самой Европе. Если мы будем ясно понимать, в чем состоят суть и цели атлантистской провокации, мы сможем более адекватно на них реагировать.

Атлантистское лобби в России и Беларуси

Атлантистские агенты влияния есть, увы, и внутри наших стран. Именно эти политические силы ответственны за кощунственные, необоснованные и многолетние нападки российской прессы на Президента Беларуси, на наш братский народ, на Союзное государство, на наше братство. Понятно, как это может шокировать, ввергать в уныние белорусов, искренне стремящихся к единству и единению. Но здесь следует также понимать, что и русский народ, русское государство, наши ценности и устои столь же ненавистны внутренним атлантистам, младореформаторам, что и белорусы. Еще больше. Это геополитическое атлантистское лобби, увы, сильно не только в СМИ, но и в экспертном сообществе, к сожалению, влияющем на многие внешнеполитические решения. Не так давно мимикрировавшие под «патриотизм», вскормленные американскими фондами российские либеральные советники и эксперты до сих пор проверяются на отношении к Беларуси и российско–белорусскому государству. Тут они не могут скрыть своей ненависти, злорадства, когда возникают трудности, или, напротив, паники всякий раз, когда в наших отношениях намечается реальный прогресс. Есть основания думать, что ряд трений между президентами России и Беларуси, которые имели место недавно, не являются чем–то серьезным и объективным, но результатом этой атлантистской наводки, атлантистской индукции, в которой часть российских журналистов и экспертов, увы, солидарны.

Есть свои проблемы с атлантистами и в Беларуси. Политическая оппозиция Президенту Лукашенко и его курсу лишь прикрывается национализмом. Если бы они были искренними поборниками белорусской идеи, они должны были поддержать Лукашенко, при котором происходит настоящее национальное возрождение. Но они действуют в геополитических интересах атлантизма. Причем их проевропейские лозунги самой Европе не нужны, опасны и неуместны. Это истерические кликуши «санитарного кордона», хотя наверняка среди оппозиции есть и искренне заблуждающиеся люди, с которыми надо работать терпеливо и основательно.

В определенный момент Минск — под воздействием обстоятельств — выработал несколько неточную тактику взаимодействия с политическими силами в России, предпочитая поддерживать верные по форме, но совершенно недееспособные и подчас провокационные по результатам политические группы. По крайней мере, на данном этапе это дает скорее отрицательный результат. Если политическая оппозиция Ельцину была во многом оправданна, то политическая оппозиция Путину несостоятельна и бессмысленна. Евразийцы в России поддерживают Президента и его линию.

Евразийский взгляд на Беларусь

Евразийская Беларусь — это Беларусь, единая в самой себе и единая с Россией и другими странами Евразийского союза, демократичная и бурно развивающаяся экономически, процветающая, обеспеченная, свободная, сохраняющая свою национальную культуру, свой прекрасный сладостный славянский язык, свою неповторимость, свою традицию. Это дружественная и открытая для Европы в экономике и социальном устройстве страна, развивающая свои отношения не только с федеральным центром России, но и с регионами, а также со странами СНГ, исследующая и покоряющая своей продукцией новые рынки — в том числе азиатские. Такова Беларусь евразийская.

Александр ДУГИН, доктор политологических наук.


От редакции. Публикуя поступивший в газету материал известного российского философа и политолога Александра Дугина, приглашаем вас, уважаемые читатели, высказать и свое мнение по спектру геополитических проблем, очерченных автором.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?