Минск
+5 oC
USD: 2.58
EUR: 2.84

Профилактика неплатежей: как Генпрокуратура помогает сокращать внешнюю просроченную дебиторскую задолженность

Внешняя сторона долга

В прошлом году внешнеторговый оборот товаров, произведенных в нашей стране, составил 72,278 млрд долларов, в том числе на экспорт пришлось 32,936 млрд. Вместе с тем реалии таковы, что наряду с продажами увеличились и долги, в том числе просроченные. На сегодня партнеры по ту сторону границ сообща должны нашим предприятиям ошеломительную сумму — около 500 млн долларов. Президент еще в 2015 году перед органами прокуратуры поставил задачу: держать на постоянном контроле вопросы сокращения внешней просроченной дебиторской задолженности и возврата валютной выручки в страну. Что сегодня делается для повышения дисциплины расчетов и почему проб­лема не теряет актуальности? Об этом «Р» поговорила с заместителем начальника отдела по надзору за исполнением законодательства в сфере экономики управления Генпрокуратуры по надзору за исполнением законодательства и законностью правовых актов Русланом Новиком.

pixabay.com

Программа-минимум 

— Руслан Николаевич, почему проблема просроченной внешней дебиторской задолженности не теряет своей актуальности и какая роль отводится органам прокуратуры в решении этой задачи?

— Изучая проблему просроченной внешней дебиторской задолженности и увидев большие долги, мы поняли, что можем влиять на эти процессы. И влиять в первую очередь через профилактику. Ведь не допустить образования долгов гораздо проще, чем потом их возвращать. Работая на предприятиях, мы столкнулись вот с какой проблемой: мало где было четко определено, какие службы занимаются этими вопросами. Где-то занимались юридические службы, где-то — экономические. Не было и конкретных распределений обязанностей у заместителей руководителей — один отвечал за экспорт и отгрузки, у другого в подчинении были юрслужбы, а по факту контроля за исполнением не было. Поэтому совместно с Научно-практическим центром при Генпрокуратуре мы подготовили методические рекомендации для использования на предприятиях при заключении внешнеторговых договоров. Они сейчас находятся в открытом доступе и размещены на сайте нашего ведомства. Многие управленцы начали пользоваться этим документом. Это позволило структурировать работу.

Если же говорить об основных причинах образования внешней просроченной дебиторской задолженности, то в основном это происходит из-за поверхностного ненадлежащего отношения ответственных лиц при заключении внешнеторговых договоров. Самая главная стадия — проверка контрагента. В интернете есть специализированная российская база «Спарк», которая позволяет в том числе белорусским субъектам хозяйствования проводить проверки потенциальных партнеров в России, Казахстане и Украине. 

— Есть ли необходимость создания белорусской базы проверки контрагентов либо же единого ресурса в рамках ЕАЭС?

— На самом деле таких баз хватает. В том числе есть базы судебных, налоговых органов. Подобную базу ненадежных контрагентов ведет наше посольство в Москве. И легко проверить контрагента, например, посмотреть, ведутся ли в отношении его исполнительные производства, есть ли долги перед бюджетом и т.д. Существует более десятка информационных ресурсов, где можно проверить контрагента. Было бы желание.

Черным по белому 

— А озвученные выше меры носят только рекомендательный характер?

— Мы понимаем, что рекомендации носят профилактический характер, да и волю сторон по договору никто не отменял. Добросовестные юристы ознакомятся и упорядочат работу, а некоторые — нет. Поэтому было принято дополнительное решение. С Минэкономики мы разработали критерии к локальным актам, и по поручению Правительства был установлен срок, до которого надо было пересмотреть локальные акты, регулирующие вопросы внешнеэкономической деятельности на предприятиях, и издать новые с использованием этих критериев. Они начинаются с того, что прежде чем заключить контракт, нужно проверить контрагента. 

Еще один важный момент. Чтобы не было злоупотреблений при заключении внешнеторговых сделок, предложено, что если ранее контрагент не рассчитывался с предприятием, то единоличное решение о повторной отгрузке руководитель принимать не может. Она может быть проведена только с разрешения вышестоящего органа общества, например, общего собрания акционеров или наблюдательного совета. Это позволяет значительно уменьшить риски. Опять же предложили определить критерии крупной сделки в контексте внешнеэкономической деятельности. И если сделка превышает определенный порог, а неисполнение ее может повлиять на финансовые результаты предприятия, то эти сделки должны проводиться также с разрешения вышестоящего органа. Это опять же один из способов профилактики.

На сегодня локальные акты на предприятиях приняты. Надо сказать, и правоохранительным органам стало проще работать. Когда проверяющий приходит на предприятие и видит, что локальный акт запрещал либо требовал разрешение дирекции, а этого не было и стадия была пропущена, — то это прямое злоупотребление либо превышение полномочий должностного лица.

Неоправданные риски 

— В каких сферах больше всего образуется внешняя дебиторка?

— Наиболее актуальна эта проблема для предприятий Минпрома, на которые приходится почти половина всей внешней просроченной дебиторской задолженности. Надо сказать, что проблема со сбытом актуальна для всех предприятий. Когда приходишь на завод, там говорят: Президент поручил разгрузить склады. Но ведь поручение было разгрузить, а не отдать бесплатно! Производитель должен понимать, кому он отгружает продукцию, будут ли потом расчеты. Опять же, необходимо страховать риски, проверять, а не бездумно выдавать «товарные кредиты». Но есть дебиторская задолженность, в которой изначально заинтересованы две стороны, — это криминальная задолженность. Ее немного, но тем не менее такие факты мы вскрываем. Есть ряд приговоров и по прошлому году. Например, по поставкам молочной продукции. Осуждены директор белорусского холдинга и директор торгового дома в Москве. Речь идет о крупных суммах ущерба. Если продукцию Минпрома надо продвигать, то за молочкой  очередь стоит. И на молочке заработать дебиторку больше 10 млн долларов — исключительно криминальный след.

— Проблема внешней просроченной дебиторской задолженности актуальна лишь для предприятий государственной формы собственности? 

— В самом начале, когда проводилась вся эта работа, мы столкнулись с тем, что был ослаблен владельческий надзор и плохо была налажена работа представителей государства в органах управления. Сегодня треть всей просроченной дебиторской задолженности — на предприятиях частной формы собственности. За январь — декабрь прошлого года их внешняя просроченная дебиторская задолженность выросла на 33,6 процента. Доля внешней просроченной дебиторской задолженности организаций с частным капиталом составляет почти 33 процента от всей задолженности. Мы не отстраняемся от частников, поскольку понимаем: могут возникнуть проблемы с выплатами в бюджет, в тот же ФСЗН, с выплатой зарплат и так далее.

Говоря о предприятиях государственной собственности, одно из решений вопроса для них — уход от доведения целевых показателей по экспорту. Его можно использовать для исследований, но для оценки эффективности деятельности самого предприятия надо оценивать в первую очередь количество завершенных внешнеторговых операций, грубо говоря — поступление валюты в страну. Вот это надо анализировать. 

Есть выход 

— А насколько тяжело взыскать долги и какие советы можете дать руководителям предприятий?

— Предприятиям госсектора прокуратура может помочь, если на стадии заключения договоров грамотно сформулирована арбитражная оговорка. Если условиями договора предусмотрено, что споры будут рассматриваться в экономических судах республики, то прокурор при установлении нарушений законодательства наделен правом предъявления иска в интересах госпредприятия. Это позволит сэкономить госпошлину за подачу искового заявления. К сожалению, зачастую, когда образуется дебиторская задолженность, предприятие не может обратиться за судебной защитой, потому что нет денег на уплату пошлины. Юристы скажут, что пошлина потом взыскивается с должника. Да, но она возвращается, если возможно что-либо взыскать. А если контрагент банкрот, то не только ничего не взыщешь, но еще и пошлину потеряешь. Есть случаи, когда пошлина доходит до 300 000 долларов. А эти деньги можно использовать на развитие предприятия, на зарплаты и так далее. Но этим не стоит злоупотреблять. Прокуроры не будут повально подменять юридические службы предприятий. С каждым обращением мы будем разбираться индивидуально и проверять в том числе качество проведенной на предприятии преддоговорной и договорной работы.

Хотелось бы также еще обратить внимание, что с Россией есть упрощенная процедура взаимного исполнения судебных актов хозяйственных судов Беларуси и арбитражных судов России. 

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

Прокуроры с момента поручения Президента провели 553 проверки, по их результатам внесли 464 акта надзора, инициировали привлечение 555 лиц к дисциплинарной и материальной ответственности, предъявили в суды более 400 исков. Это позволило вернуть в хозяйственный оборот белорусских предприятий 151,6 млн долларов.

ФАКТ

По фактам криминального образования задолженности осуществляется уголовное преследование причастных лиц. С 2015 г. возбуждено 101 уголовное дело, из которых 62 — в отношении должностных лиц белорусских субъектов хозяйствования, 37 — зарубежных.

sichevich@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...