Минск
+5 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35
Источник: Знамя юности
Знамя юности

«Камбэк». «Никому нельзя было говорить о том, что ты качаешься»: каким был ЗОЖ в 1980-х – начале 1990-х

Вместо гантелей – бутылки с водой, вместо степов – стопка книг

«Спортивных залов должно быть не меньше, чем газетных ларьков», – не уставала повторять в интервью первая белорусская фитнес-леди Наталья Новожилова. Тогда, в начале девяностых, когда никто еще не слышал о степах и фитболах, а едва ли не единственным снарядом для потенциальных качков были дворовые турники, это казалось настолько нереальным, как если бы Наталья призывала активнее осваивать Марс. Как жилось любителям ЗОЖ, когда спортивной инфраструктуры не было от слова «совсем»? Кто был завсегдатаем подвальных качалок? И почему Наталье Новожиловой, ведущей первой в истории белорусского телевидения фитнес-программы, писали письма разгневанные барышни, которых мужья заставляли вставать с дивана и заниматься? Обо всем этом – в новом редакционном проекте «Камбэк», где мы рассказываем молодежи о неизвестных, но, надеемся, интересных ей вещах и явлениях.

Первое правило клуба: никому не рассказывать о клубе

Мода на четко прорисованный пресс и накачанные бицепсы зародилась еще в 1950–1960 годы. Правда, не у нас, а в Америке: уже тогда там появились журналы о культуризме, конкурс «Мистер Вселенная» и, конечно, тренажерные залы, где вся эта красота наращивалась, отшлифовывалась и доводилась до идеала. В Минске же первая подпольная качалка, расположенная в жилом доме по проспекту Независимости, открылась в 1973 году: она так и называлась – «Клуб 73». Владимир Александрович, председатель Белорусской федерации бодибилдинга и фитнеса и один из первых в стране обладателей звания мастера спорта по культуризму, был ее завсегдатаем:


– Помимо подвального помещения на 40 «квадратов» и коллекции самодельных тренажеров у «клубовцев» был строгий свод правил. Одно из них – не приводить на занятия никого: ни друга, ни брата, ни жену. Ведь чем меньше людей знают о зале, тем больше шансов, что его не закроют. 

Почему же советским бодибилдерам приходилось скрываться?

– Все просто: занятие культуризмом считалось подражанием Западу и строго наказывалось. Сложно подсчитать, сколько раз нас выгоняли с тренировок, а зал опечатывали. Сколько раз перед поездками на соревнования (которые тоже проводились неофициально, тайно) снимали с поездов, тем более что вычислить культуриста в толпе несложно. Никому нельзя было говорить, что ты качаешься. А когда нас с приятелями спрашивали: «Ребят, откуда вы такие крепкие? Чем занимаетесь?», не моргнув глазом, отвечали: «Танцами!»

Газеты соревновались в остроумии, представляя качков тупыми и огра­ниченными хулиганами. Владимир вспоминает заметку о культуристе, который, чтобы продвинуться в очереди, якобы поднял впереди стоящую бабушку и поставил за собой:


– Когда рассказываю обо всем этом, молодежь обычно удивляется: как можно бороться не с пьянством, не с наркоманией, а со спортом? Но так оно и было. Хотя занятия в тренажерном зале – самый гармоничный способ улучшить фигуру и поправить здоровье. Мне всегда нравилось в бодибилдинге то, что здесь ты борешься не с соперником и не с чужой командой, а сам с собой, со своими слабостями и недостатками. 

В 1980-х Владимир Александрович выигрывал один чемпионат за другим: сначала нелегальные, которые обычно проходили в Прибалтике («там к культуристам было меньше претензий»), затем уже официальные. Кстати, первый Кубок СССР по культуризму увезла с собой сборная Белорусской Советской Социалистической Рес­публики. 

В 1990-х маховик фитнес-индустрии начал потихоньку набирать обороты: стали появляться первые залы и первые магазинные тренажеры, а облавы и визиты в участок остались в прошлом. 

– Если бы вам тогда сказали, что настанет время, когда тренажерный зал будет на каждой улице, поверили бы?

– Я всегда в это верил, даже когда нас выгоняли и опечатывали. И рад, что ждать этого момента пришлось недолго.

Батон, молоко, творог – это и был наш спортпит

Вслед за Минском стали подтягиваться и регионы. Преподаватель физкультуры Молодечненского торгово-экономического колледжа Белкоопсоюза Александр Клинцевич хорошо помнит, как в городе в конце 1980-х появилась первая качалка. 

– Это был подвал в жилом доме недалеко от рынка. Спустя пару лет тренажерка переехала в район музучилища, в помещение чуть получше – полуподвальное, с окнами, через которые во время тренировки можно было наблюдать ноги прохожих. Сырость, проблемы с вентиляцией, периодические затопления канализационными водами – мы в полной мере познали все прелести нижнего этажа. Но все равно приходили сюда с радостью: когда ты действительно настроен заниматься, бытовые неудобства уходят на второй план. 


Местный ФОК, на балансе которого значилась качалка, снабдил спортсменов гантелями и штангами – все остальное приходилось раздобывать самим:

– «Автором» большинства тренажеров стал мой друг Виктор Григорьев: он сделал скамью для пресса, стойку для жима и приседаний. Готовых чертежей, понятное дело, не было. Но в то время уже начали ходить по рукам первые заграничные журналы о бодибилдинге – из них и черпали идеи. Там же находили комплексы упражнений, статьи о спортивном питании. Правда, рекомендованную в журналах диету бодибилдера в тогдашних реалиях соблюдать было невозможно, поэтому после тренировки, вместо того чтобы выпить протеиновый коктейль, мы дружно шли в магазин и покупали батон, творог, молоко – это и был наш спортпит. 

Завсегдатаев тренажерки в городе называли качками – «О, смотри, качки идут!», вспоминает Александр:

– Помимо «качков» были еще «турники» – ребята, которые тренировались на дворовых турниках и брусьях. Сейчас это называется модным словом «воркаут».


С тех пор изменилось многое, а вернее, практически все: тренажерные залы перестали быть редкостью, а самодельные снаряды перешли в разряд раритетов вместе с черно-белыми телевизорами и бобинными проигрывателями.

– А еще в качалки начали массово ходить девушки. За годы тренировок (а я занимался три-четыре раза в неделю на протяжении многих лет) встретил лишь двух или трех барышень, которые были не против потягать «железо». Мне нравится, что сейчас этот вид спорта доступен всем. И что больше никто не будет смотреть на тебя косо и советовать бросить штангу и записаться на танцы просто потому, что ты девочка.

Самодельная груша для олимпийского чемпиона

Похожая подвальная качалка была и в жизни олимпийского чемпиона Александра Богдановича, чье детство прошло в поселке Елизово Осиповичского района:


– Не надеясь на чью-либо помощь, люди для себя и своих детей оборудовали тренажерные залы в гаражах и подвалах, объединяя в одно помещение несколько отсеков для хранения закаток и кар­тошки. Была такая качалка и в моем подъезде: на стенах – плакаты с культуристами, к потолку прикреплена самодельная боксерская груша, сшитая из мешковины и набитая опилками. А вместо лежака под штангу – доски с наброшенным сверху покрывалом. Сейчас, когда все привыкли к хорошим условиям, ни один родитель ребенка в такую качалку не отдаст. А наши отпускали – понимали, что подросткам нужно давать возможность выплеснуть энергию. 

С 10 лет и до 13, до поступления в Бобруйское государственное училище олимпийского резерва, Александр прибегал в импровизированную тренажерку при любом удобном случае: и вечером, сделав домашку, и на каникулах:

– Конечно, вряд ли можно сказать, что я бы не стал олимпийским чемпионом, не будь в моей жизни этой качалки. Но это было одно из важных слагаемых.


И хотя приятели, вместе с которыми маленький Саша таскал самодельные штанги, не связали жизнь с профессиональным спортом, привычка к физнагрузке у них осталась: все ходят в качалку, поддерживают себя в форме. 

– Жаль только, что фотографий с тех времен нет. Но это и понятно: мы ходили в зал заниматься, а не селфи в зеркале «пилить».

На тренировку – к телевизору

Если для парней существовала атлетическая гимнастика, то для девушек – гимнастика ритмическая, она же аэробика, она же фитнес. Лицом белорусского фитнеса по праву считается спортсменка и телеведущая Наталья Новожилова, которая на протяжении семи лет заставляла соотечественниц вставать с дивана и делать перед экраном приставные шаги, махи ногами и выпады. Впрочем, от славы первопроходца Наталья открещивается:


– Ритмическая гимнастика существовала и до появления «Уроков Натальи Новожиловой». Знаю, что в Белорусском национальном техническом университете такие занятия вела гимнастка Софья Анципорович, и на них всегда был аншлаг. Это было что-то принципиально новое – не обычный урок физкультуры из серии «встал-присел-отжался», а грациозные движения, да еще и под современную динамичную музыку.

Но доступ в зал был только у студенток. А как быть работающим дамам или молодым мамам, которым тоже хотелось тонкую талию, стройные ноги и хорошую осанку? «Уроки Натальи Новожиловой» решали эту проблему. Три раза в неделю (по понедельникам, средам и пятницам) женщины замирали у экранов, ожидая появления своего телетренера в новом ярком купальнике. Кстати, форму, в которой Наталья впервые вышла в эфир – розовый спортивный комбинезон, фитнес-леди «законсервировала», поместив под стекло.

– Откуда брала упражнения? Очень выручали видеокассеты с Джейн Фондой – американской актрисой, которую называют «мамой» аэробики. Все записи были засмотрены до дыр, так что по экрану бежали полосы, а цветная картинка периодически пропадала, уступая место черно-белой. Несмотря на ужасное изображение, профессиональный опыт (Наталья – мастер спорта по спортивной гимнастике, призер чемпионатов СССР, выпускница Белорусского государственного университета физической культуры. – Прим. «ЗН») помогал быстро «считывать» движения, повторять их и адаптировать к потребностям телезрительниц. 

Чтобы записать 25-минутную тренировку, Наталья и ее помощники репетировали каждую программу по две недели. А отсняв, сразу начинали готовить новую. Понимая, что начало 1990-х – время тотального дефицита, когда в магазинах не было даже самого необходимого, спортсменка максимально приближала тренировки к постсоветским реалиям:

– Например, вместо гантелей предлагала использовать пластиковые бутылки с водой, а вместо степов – сложенные горкой книги.


И хотя передача давно пропала с экранов, Наталью по-прежнему узнают на улице, рассказывая, как спешили домой с работы, чтобы успеть позаниматься в ее компании:

– А еще мне слали письма: благодарили, присылали фотографии «до» и «после», демонстрируя постройневшую фигуру. Хотя встречались и гневные отзывы: например, одна дама писала, что, глядя на меня и моих подтянутых помощниц, муж заставлял ее вставать с дивана и заниматься, чтобы быть «как вон та, с экрана».

На волне успеха Наталья основала первый в Минске фитнес-клуб. И уже в день открытия, когда вместо запланированных 80 человек пришло 300, стало понятно: именно этого всем и не хватало. 

– Сейчас всегда можно найти зал если не на своей улице, то на соседней – точно. А тогда люди приезжали на занятия с самых окраин, добираясь до клуба на нескольких видах транспорта. 

Конечно, за последние 20–25 лет эта сфера претерпела огромные изменения: появились сотни новых залов и десятки новых видов фитнеса, от шейпинга и стретчинга до бодифлекса и пилатеса. 

– Не могу не заметить, что в последние годы белорусы стали более спортивными, начали внимательнее относиться к своему здоровью, питанию. И когда в кафе кто-нибудь спрашивает у официанта: «А чем вы заправляли салат?» – на него больше не смотрят, как на инопланетянина. Сейчас все чем-то занимаются: кто качается, кто ходит на фитнес, кто предпочитает йогу или скандинавскую ходьбу. Конечно, не всем хватает терпения и мотивации, чтобы делать это постоянно, систематически. Но уже есть четкое понимание – это нужно!

Подслушано в сети

Levap: Если ты заходил в гости к приятелю и спотыкался о валяющийся в коридоре кусок рельса, сразу становилось понятно: в семье кто-то качается. Почему рельс? Потому что настоящих снарядов было не купить, а знакомый железнодорожник имелся у каждого .

Елена Широкова: В нашей компании гантели никто не вытачивал: в школьной секции по туризму они всегда были в свободном доступе. А вот нунчаки одноклассники, насмотревшиеся первых боевиков с элементами карате, действительно отливали – ради этого, думаю, и учили химию. Прочность состава и мастерство владения снарядом обычно проверяли на школьных люстрах.

Наталья: Те, кто жалуется, что занимались аэробикой по затертой до дыр видеокассете, на самом деле счастливчики. Лично у нас была пластинка с гордой надписью «Ритмическая гимнастика». До сих пор помню бодрый голос ведущей, которая командовала: «Вдох», «Выдох», «Еще раз». Кстати, аэробика проникла и в гардеробы: лосины, повязки и гетры носили даже те, кто никогда ею не занимался. 

Elenka: В каждой уважающей себя семье был диск «Здоровье». Считалось, что, если вращаться на нем по 15 минут в день, это укрепит вестибюлярный аппарат, поможет сбросить вес и «нарисовать» талию. Может, оно и так, но мы с братом обычно использовали его в качестве карусели.

Blowin_in_the_wind: Каждый день нам с приятелями приходилось делать сложный выбор: на какие турники пойти – на зеленые, в своем дворе, или на красные, в соседнем? Других снарядов не было, но и этих хватало: подтягивались, делали «циркуль» и «маятник». Когда хожу мимо современных площадок для воркаута, всегда думаю: эх, почему я не родился лет на 20 позже?

krupenk@gmail.com

Фото Алексея МАТЮША, Дарьи ТИТОВОЙ, Артура ПРУПАСА, из личного архива героев.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.67
Загрузка...