Виргиния Балтрайтиене, министр сельского хозяйства Литвы: «Молочный кризис у нас затянулся»

Министр сельского хозяйства Литвы Виргиния Балтрайтиене: «Молочный кризис у нас затянулся»

АПК Литвы и Беларуси во многом схожи. Как и в нашей стране, сельское хозяйство в стране-соседке традиционно занимает сильные позиции
АГРОПРОМЫШЛЕННЫЕ комплексы Литвы и Беларуси во многом схожи. Как и в нашей стране, сельское хозяйство в стране-соседке традиционно занимает сильные позиции. Достаточно сказать, что из общей площади земельного фонда 61 процент составляют сельхозугодья. По-прежнему ли эта отрасль — надежная опора экономики страны? Как справляются с потрясениями в молочном секторе и последствиями российского эмбарго на продукты питания из стран ЕС? Насколько успешно идет торговля сельхозпродукцией между нашими странами?

Ответы на эти вопросы — в интервью «СГ» с министром сельского хозяйства Литвы Виргинией БАЛТРАЙТИЕНЕ.

— Сельское хозяйство было и остается одним из приоритетных секторов Литвы, выполняющих важную экономическую, социальную и экологическую роль, — начала разговор Виргиния Балтрайтиене. – Сельхозпродукции за весь прошлый год произвели на 2,48 миллиарда евро. В последнее время большую ее часть составляла именно продукция растениеводства (более 60 процентов). В 2015-м собрали рекордный урожай — 6,5 миллиона тонн зерна, для Литвы это очень высокий показатель. Для сравнения: производство молока составляет около пятой части всей сельхозпродукции в Литве.

В последнее десятилетие в структуре продукции уменьшалась животноводческая ее часть. А растениеводческая, напротив, выросла. В первую очередь благодаря зерновым и рапсу. Почему так произошло? Дело в том, что здесь требуется меньшее вложение труда, чем в выращивание животных. Да и закупочные цены на продукцию растениеводства продолжали неизменно подниматься вплоть до 2012 года. За последние годы объемы урожая выросли вдвое. Такой подъем стал возможен благодаря и установившемуся хорошему климату, и активному притоку инвестиций. Земледельцы смогли вкладывать поступившие деньги в современные тракторы, комбайны и орудия труда.

— Госпожа Балтрайтиене, после вступления в Евросоюз получил ли сельский сектор новый импульс к развитию? С какими проблемами пришлось столкнуться? 

— Да, стала поступать помощь для поддержки сельского хозяйства. С 2007 по 2013 год только прямые выплаты в эту отрасль составили 1,88 миллиарда евро, а в новый финансовый период 2014—2020 годов это уже будет около 3,24 миллиарда евро.

Конечно же, для того чтобы она дошла до земледельцев, нам следовало принять определенные обязательства, связанные с администрированием средств, учреждением системы контроля. Ведь общая политика сельского хозяйства ЕС регулируется жесткими правилами. Что я имею в виду? Страны — члены ЕС не только получают финансовую помощь для развития сельского хозяйства, но и принимают определенные обязательства. Это трудно, затратно, но справляемся.

К примеру, есть конкретные требования к охране окружающей среды, которые обязаны соблюдать земледельцы, претендующие на прямые выплаты. В противном случае (если требования нарушаются) сумма помощи уменьшается, а то и не выделяется совсем.

— Давайте поговорим о потрясениях, которые переживала и переживает молочная отрасль Литвы. Дело дошло до того, что в начале мая этого года у вас в стране утвержден план ее спасения. Какие конкретные меры предлагаются? 

 — Несмотря на все потрясения последних лет, производство молока остается важной сельскохозяйственной отраслью Литвы. И с самого начала кризиса мы применяли различные меры (как ЕС, так и национальные) для ее поддержки. Приведу такую красноречивую цифру: в этом году производителям молока будет выделено из бюджета страны более 60 миллионов евро. Хозяйствам выплачивались и прямые дотации от ЕС.

Так получилось, что молочный кризис в Литве затянулся дольше обычного. Поэтому, кроме продолжительных мер помощи, в этом году мы предоставили помощь производителям молока из национального бюджета. Что предусмотрено для стабилизации сферы в 2016-м? Например, для мелких хозяйств (от 3 до 5 коров) предлагается инвестиционная помощь в размере 15 000 евро, немалая поддержка определена для сельхозкооперативов…

— Нередко пишут, что запрет на ввоз из стран Евросоюза в РФ сельскохозяйственной продукции привел к тому, что молочный сектор оказался на грани разорения. В реальности, насколько сильно страна пострадала от эмбарго? Находят ли ваши производители мяса и молочной продукции новые рынки?

— После того как Российская Федерация ввела запрет, мы потеряли около трети экспортного рынка для их сбыта. Но были и другие факторы: рост молочного производства в ЕС в связи с отменой квот на молоко, общий дисбаланс предложения-спроса на такие продукты в мире, геополитическая ситуация, снижение цен на нефть.

Экспорт, конечно, очень важен, так как более половины молока, переработанного в различные продукты, Литва поставляет в другие страны. Но раз уж закрылся российский рынок, ищем другие. В первом квартале 2016 года наши предприятия экспортировали продукцию в 66 стран. Сотрудничаем со странами Азии, Южной Америки, Африки и другими государствами, расширяется экспорт в США. В этом году Литва получила разрешение на экспорт в Китай. 

— Ваши переработчики и мясо вывозили в РФ в больших количествах — от 40 до 60 процентов всего производимого в стране. И что теперь? 

— И здесь переориентировались. Переработчики сменили российский рынок, причем не на рынки третьих стран, а стран — членов ЕС. Для сравнения приведу такие цифры. Если за январь—август 2014 года (до введения эмбарго) экспорт мяса из Литвы состоял из таких пропорций: в страны ЕС – 53 процента, в Россию – 40, в третьи страны – 7, то за тот же период 2015-го мяса вывезено даже примерно на 12 процентов больше, а структура экспорта перегруппировалась. Каким образом? В ЕС вывезли 91 процент, в Россию – ничего, а в третьи страны — 9 процентов. Та же тенденция направлений экспорта сохранилась до конца прошлого года и продолжилась в первом квартале нынешнего.

Правда, есть одно «но». Любой новый найденный рынок открывает перед переработчиками страны возможности для экспорта, однако нельзя сбрасывать со счетов фактор приучения потребителя к непривычным для них продуктам. И здесь не стоит надеяться на какую-либо ощутимую выгоду в тот же миг. Ситуация такая: сегодня новые рынки третьих стран из-за недостаточной финансовой выгоды, слишком больших маркетинговых и логистических затрат не могут быть освоены столь стремительно, как хотелось бы литовским производителям. Это больше вопрос долгосрочной перспективы.

— Госпожа Балтрайтиене, какие продукты Литва экспортирует в Беларусь? Что импортирует? Как развивается торговля сельхозпродукцией между нашими странами?

— Между Литвой и Беларусью давно существуют тесные торговые связи в области сельскохозяйственных продуктов и продуктов питания. В 2015-м их экспорт в вашу страну достигал 4 466,9 миллиона евро, импорт – 3 568 миллионов. Это 19,4 процента всего экспорта и 14 процентов всего импорта литовских товаров. В январе—марте этого года экспорт сельскохозяйственных продуктов и продуктов питания из Литвы составил 1 027,1 миллиона евро, импорт – 795,7 миллиона. Это неплохие показатели, но резервы роста есть.

Если посмотреть на итоги прошлого года, то экспорт продовольствия литовского происхождения в Беларусь по большей части состоял из хлеба и другой выпечки, замороженного мяса и рыбы, продуктов, используемых для кормов скота, сыров и творога. А импортировали в основном рапсовое масло (52 процента всего импорта), чернику, выжимку из масляных растений, солодовое пиво, водку. И в январе—марте этого года ввозили в основном то же: животные или растительные жиры и масло, водку и солодовое пиво, еще продукты или консервы из рыбы.

— И Беларусь, и Литва последние два года принимают все возможные меры, чтобы справиться свиноводческой отрасли с АЧС. Что у вас в стране сделано для минимизации последствий распространения опасной болезни?

— Вы правы, это была большая проблема для наших стран, но мы делаем все возможное, чтобы с ней справиться. В ЕС Литва стала важной буферной зоной, которая защищает от распространения АЧС в другие европейские государства. И вот каков итог: прошло уже 19 месяцев с того момента, как АЧС не давала о себе знать в местах содержания свиней. Безусловно, это хорошая новость. Ситуация у нас в стране все лучше, и на определенных территориях уже разрешено заново учреждать места содержания свиней, если, конечно, в них соблюдены все установленные требования биобезопасности. 

— На Программу развития литовского села на 2007—2013 годы, одобренную в ЕС, было выделено в свое время в общей сложности 7,81 миллиарда литов. Чего в итоге удалось достичь? Преобразился ли за последние годы облик литовской деревни?

— Это проект успешный. Важно напомнить, к чему мы стремились. Главное было — повысить уровень конкурентоспособности продовольственного хозяйства и лесоводческого сектора (на это выделялось 43 процента всех средств программы ЕС), качества жизни в сельской местности и далее. Что мы имеем в итоге?

Литовское село изменилось очень сильно. Сельское хозяйство стало конкурентоспособным и современным, фермеры приобрели новую технику, применили в своих хозяйствах новые технологии выращивания растений и животных, упорядочили инфраструктуру. Например, для повышения уровня конкурентоспособности земельного, продовольственного хозяйства и лесоводства на средства программы приобрели более 25 000 единиц сельхозтехники, из них более 6 000 единиц тракторов. Поддержку получили более 2 600 молодых фермеров. Чем плохо?

Качество своей жизни меняли и сами местные сообщества по методу LEADER, в соответствии с потребностями. Этот метод известен в нашей стране с 2004 года. Но именно в период 2007—2013 годов он приобрел массовое значение. И подключились к нему 99 процентов сельских территорий Литвы. Метод LEADER исполняется по принципу «снизу вверх». Что это такое? Принятие решений возлагается на местных жителей, работающих через местные группы – это своего рода ассоциации, объединяющие местные власти, бизнес и неправительственный сектор. Финансируются проекты на местах в соответствии со стратегиями обновления деревень, поощрения предпринимательства вне сельского хозяйства и прочих инициатив сельских общин.

— Если не секрет, каков бюджет новой программы развития села?

— Не секрет, конечно. Общая сумма — 1,97 миллиарда евро, выделенных из бюджета ЕС и национального бюджета (в том числе от Евросоюза 1,62 миллиарда). Ни одна важная для нашего села сфера не останется без внимания и поддержки. Да, денег на этот раз меньше, но мы эффективно и целенаправленно их используем, что и компенсирует нехватку. Для этого призовем уже имеющиеся наработки и опыт, накопленные в предыдущие годы.

— Спасибо, госпожа министр, за интервью!

Вильнюс — Минск

Фото из архива Министерства сельского хозяйства Литвы
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?