Вилами по воде писано

Интервью с белорусским гребцом Андреем Богдановичем

Телетрансляции с Олимпийских игр в Рио титулованный белорусский гребец Андрей Богданович не смотрел — не готов был бередить душу. Позже, правда, нашел видеозапись финала в каноэ-двойках на 1000 м. Посмотрел и, как признавался, еще больше расстроился из-за того, что не было борьбы. Уж они бы со старшим братом Александром точно навязали ее. Ведь на чемпионате Европы в сильнейший ветер, идя по худшей дорожке, где буквально сносило, завоевали серебро. А к Рио вышли еще на большие скорости. И погода там была их — дул легкий встречный ветерок, в который всегда хорошо выступали. Но... Международная федерация каноэ абсолютно безосновательно, что позже подтвердил Международный арбитражный суд, не позволила белорусам выступить на Играх-2016. 


Старший из братьев сразу после этого завершил карьеру и вскоре стал депутатом Палаты представителей. Андрей же счел свой потенциал полностью неисчерпанным, но оказался на распутье. Он не был уверен, что найдет действительно сильного напарника, с которым продолжит побеждать, поэтому в прошлом году попутно готовил и одиночку. Нынче, как выяснилось, уже определился. Хотя на недавнем Кубке страны в Бресте на олимпийской дистанции 1000 м достойно смотрелся в обоих финалах, в одиночке став вторым, а в двойке с молодым Григорием Майсюком — первым. 

— Занятые места меня вполне устроили. А вот то, как шли по дистанции в двойке, увы, нет. Допустили много ошибок, над устранением которых предстоит немало потрудиться. Иначе на серьезный результат на международной арене рассчитывать не придется. Что же касается одиночки, то меня она интересует постольку-поскольку. Шел ее лишь по настоянию тренера, который считает, что члены сборной должны выступать в этом виде. В принципе, финал для меня сложился неплохо. Сразу со старта старался контролировать соперников, шедших рядом, не выпускать их из виду. И это, в принципе, удалось. Никому, кроме Максима Петрова, не позволил себя обойти. Я знал, что он выиграет, а самому важно было стать вторым. 

— Сразиться с Максимом за победу изначально не надеялись?

— Нет. Может, и плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Но я не готовил одиночку. А с бухты-барахты ее не выиграешь. Это слишком сложный вид. Уступил, конечно, Максиму многовато — 4,6 секунды. Хотя с учетом ветра, в который прошел финал, можно считать отставание допустимым. 

— Некоторые каноисты не скрывали, что по ходу гонки думали лишь о том, как не вывалиться из лодки...

— Да, во время усиления порывов тяжело было устоять. Но в общем-то все справились. 

— В прошлом году вы, помнится, в одиночке на этой регате даже в финал не попали...

— Тогда как раз погода вмешалась. Дул еще более сильный левый ветер, а мне досталась невыгодная дорожка. Меня просто снесло, еле до финиша доехал. 

— В двойке вы пробуете себя с новым напарником. Вариант с Денисом Махлаем, с которым выступали минувшим летом, себя не оправдал?

— Наверное, так нельзя сказать. Все-таки мы с ним завоевали серебро на чемпионате Европы и на мировой регате остановились в шаге от пьедестала, но на 200 м. Денис — сильный гребец. Просто он склонен к спринтерским дистанциям. А меня больше интересует олимпийская “тысяча”. Поэтому тренеры и решили попробовать сесть в лодку с Гришей Майсюком — больше именно стайером. Он, как на Кубке выяснилось, наоборот, спринт вообще не умеет ездить. Получится ли что на километре, пока сложно сказать, ведь успели провести вместе только 10—12 тренировок. Кубковый старт стал первым для нас. Если с Сашей мы могли осторожно стартовать, а затем мощно прибавить на финиш, то с Гришей шли без всякой тактики, упираясь с первых и до последних метров. 

Вместе с братом на олимпийском пьедестале в Лондоне.
Фото БЕЛТА

— По сути, Григорий сейчас оказался в той же роли, как и вы в свое время — когда сели в лодку к старшему брату...

— Не совсем. С Сашей у нас разница пять лет, а с Гришей — 12. 

— Можете сказать, что он чем-то похож на вас того периода?

— Вряд ли. У него совсем другой характер. Мне кажется, я был более ответственным и обязательным. Хотя в двойке он старается работать добросовестно, в этом не упрекнешь. 

— Подсказок много приходится делать? 

— Конечно, ведь ему только 19 исполнилось. Пусть парень и был чемпионом Европы среди юниоров, серебряным и бронзовым призером мирового первенства, но до элитного уровня ему еще расти и расти. Там совсем другая гребля. 

— Терпения хватает?

— Вроде да. Я не давлю на него. Тем более он сзади сидит, я не могу контролировать его греблю. Этим больше тренер занимается. Мне в свое время больше от Саши доставалось. Потому что он видел каждое мое движение и по праву старшего брата мог надавить. Порой это была война и мир. Хватало и споров, и рассуждений в лодке о том, как грести, куда грести. Иногда это нервировало, обижало. Случалось, хотелось просто бросить все. Но стиснув зубы продолжал работать дальше. Затем остывали, и все становилось на свои места. Кто знает, возможно, без этих споров мы бы и не стали олимпийскими и чемпионами мира. Не зря говорят: терпение и труд все перетрут.

— Главный тренер сборной Владимир Шантарович считает, что и вам с Гришей придется помучиться прежде, чем станете экипажем...

— И немало помучиться. Прежде всего его нужно научить правильно грести в двойке. Гриша, повторюсь, еще молодой. И даже к нагрузкам серьезным пока не привык, а с ними и переборщить нельзя. Ведь мы не знаем, как его организм на них отреагирует. Так что пока у нас все вилами по воде писано. 

— А какую задачу ставят перед вами на грядущий сезон?

— Бороться за третье-шестое место на чемпионатах мира и Европы. Но вообще главное нынче — это завоевать лицензию на домашние Европейские игры. 

— Португальская фирма Nello, помнится, дарила вам с Сашей лодки. А на чем сейчас гоняетесь?

— На тех самых подаренных. Дело в том, что мы с братом первыми из гребцов выиграли на ее продукции этап Кубка мира, чемпионат Европы и Олимпийские игры. Можно сказать, мы открыли для мира Nello. Поэтому она нас и спонсировала. 

— На канале в Бресте вы были замечены в компании симпатичной особы. Не означает ли это, что одним завидным женихом скоро станет меньше?

— Не исключено, конечно. Но как скоро это случится, пока сказать не могу. Девушка есть. Действительно приезжала в Брест за меня поболеть. А там посмотрим. 

— За депутатской карьерой Александра следите?

— В большей степени по новостям в прессе и фотографиям в инстаграм. И при встречах дома могу, конечно, поинтересоваться его делами и проектами. Но глубоко в них не вникаю. 

— Большинства успехов вы добились вместе с Сашей, однако до недавнего времени чаще находились как бы в его тени. Это не обижало?

— Нисколько. Это был мой выбор. Мы просто разные по характеру. В отличие от брата я не публичный человек. При этом уважаю труд журналистов, мне несложно ответить на несколько вопросов. Но если Саша рядом, с удовольствием отдам эту роль ему. 

— И о чем мечтаете?

— О том, чтобы все было хорошо. Везде и всегда. Хотя и понимаю, что это невозможно. Для этого нужно прилагать очень много усилий. А еще хочется обзавестись собственным домиком, где и жить семьей. В Елизово у нас есть отцовский, а вернее, дедовский дом, а хочется иметь собственный в Минске — недалеко от кольцевой. В планах — взять участок. Сейчас как раз и прорабатываю этот вопрос. 

Елена СИДОРОВА.

infong@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости