Виктория Тарасова: свой полковничий мундир ни за что не отдам!

Виктория Тарасова

Родилась:
16 июля 1971 года в Скопине (Рязанская область)
Семья: сын — Данила (19 лет), студент ЛГИТМиКа
Образование: окончила актерский факультет РАТИ
Карьера: была ведущей программы «6 соток». С 1997 года служит в театре «Шалом». Снималась в сериалах «Глухарь», «Карпов», «Кулагин и партнеры», «Безмолвный свидетель» и др.

Виктория Тарасова, она же полковник полиции Ирина Зимина из популярных сериалов «Глухарь» и «Пятницкий», она же ведущая шоу на НТВ «Красота по-русски», признается в том, что с детства любит наряжаться. 

— В советские годы, при тотальном дефиците, я хорошо одевалась. Мой папа, Юрий Егорович Тарасов, был балетмейстером и довольно часто ездил за границу — в Польшу, в Болгарию. У нас с сестрой у первых в школе появились фирменные джинсы. А еще нам шила мама. По профессии она режиссер, но, поскольку ее детство и юность пришлись на голодное время, была вынуждена научиться кроить и вязать. Родители на нас не экономили. В классе я была самой модной девочкой: юбочки, яркие свитера, разнообразные шапочки. 

— А вы сами умеете шить?

— Вообще не умею, мотивации нет, а вот вязание — мое хобби: нервы успокаивает. Вяжу в любую свободную минуту, в основном длинные шарфы. Чаще дарю, иногда продаю фанатам, чтобы перечислить деньги в благотворительный фонд «Помоги детям Смоленщины» (Виктория организовала его в марте 2016 года. — Прим. «ТН»). Недавно объявила в соцсетях о сборе вещей для детей. Откликнулись в основном почему-то жительницы Рублевки — теперь одна деревня в моей родной Смоленской области ходит исключительно в Dolce&Gabbana. 

— Вика, любите проводить ревизию в гардеробной и выбрасывать то, что вышло из моды?


— Чаще отдаю знакомым либо оставляю для работы. Практически ничего не выбрасываю: любой вещи можно подарить вторую жизнь. У меня есть кожаная черная косуха — ей лет 5, если не больше. Она дорогая, с полудрагоценными камнями, ее когда-то давно мне подарили. Сначала берегла, но потом убедила себя, что это вещи служат человеку, а не наоборот. Она летает со мной в горячие ­точки, где я часто веду концерты. Удобно: вышла с самолета — и сразу на сцену, переодеваться, гладить платье некогда и невозможно. В этой куртке я даже под бомбежку попадала, но все обошлось. С тех пор считаю ее счастливой и не стесняюсь надевать снова и снова, хотя, бывает, мелькнет мысль: ой, опять я в одном и том же!

И своей старой обуви нахожу применение. Недавно мои сапожки — серые, мягкие, удобные — «снялись» в сериале «Один против всех». По городу в них уже не походишь, а в полевых условиях — то, что надо. Думаете, после окончания съемок я с ними рассталась? Нет! Может, придется играть бездомную.

Клетчатую ветровку от швеи Тамары Вика всегда берет в самолет. И минимум вещей, когда отправляется в отпуск. А вот обуви летит много — ногам должно быть комфортно

Некоторые вещи храню как память. Например, осеннее пальто, выполненное в лоскутной технике. Я была студенткой театрального, когда мама собрала старые пальтишки — свои, бабушкины, — нарезала из них ромбы, красные, желтые, зеленые, и за неделю смастерила потрясающую вещь. Пальто смотрелось настолько необычно, что, когда я ехала в нем в метро, люди шеи сворачивали. Да и сегодня 1990-е годы в тренде. 
Две счастливые вещи актрисы — алое платье и косуха

Хотя шить сама не умею, но портновское дело люблю. Лет семь назад открыла ателье в театре «Шалом», где прослужила около 20 лет, — в качестве увлечения. Мне выделили комнату, я купила швейную машинку, нашла через знакомых потрясающую Тамару — швею с золотыми руками. Любую брендовую вещь она могла скопировать точь-в-точь. Брали недорого, заказчиками были знакомые. Но ателье закрылось — кризис. Жаль… Актерская профессия нестабильна, хорошо иметь для подстраховки «свечной заводик». На память оставила всего две вещи: клетчатую куртку-ветровку и простенькое трикотажное платье с очень широкой горловиной. Куртку всегда беру в самолет: у нее удобный капюшон, полностью закрывающий лицо. И темно, и не дует, так что можно выспаться. А в платье удобно гримироваться. Благодаря широкой горловине его можно быстро снять, не запачкав. Или надевать после душа. Оно такое мягкое, уютное… Правда, моему ­19-летнему сыну не нравится: считает, что слишком простое даже для дома.

Паштык из норки — любимый головной убор
— У вас есть запреты на ка­­­­кие­-то предметы гардероба?

— Халаты и спортивные костюмы ношу редко, только если еду куда-то­ в деревню. Для дома предпочитаю джинсы-бойфренды и свободные майки. Не жалую и модное сегодня платье-комбинацию. Можно, конечно, в клуб надеть, но только если девушка молодая и с красивой фигурой. А выйти в «комбинашке» на открытие фестиваля — это вульгарно. В шортах меня нигде не увидеть, кроме пляжа. Мне кажется, они портят мою фигуру. 

Если вы думаете, что отдыхать отправляюсь с кучей тряпок, ошибаетесь. Мне вообще до лампочки, в чем ходить на отдыхе. А во что я одета в кадре — важно. Когда в моей жизни появилась Ирина Зимина, я поняла, что обувь придется покупать самой. На съемки, как правило, приобретаются недорогие и неудобные вещи. Целый день бегать на каблуках непросто. А если еще и колодка жесткая, то это сродни подвигу. Поэтому для Зиминой я приобрела туфли подороже, тысяч за 25. Искала по всей Москве и проходила в них лет 8! В гардеробной сейчас хранятся. Кстати, и мундир героини там же. Не самый первый, а из последнего сезона, когда форма полиции уже претерпела изменения.

После съемок каждого сезона я забирала свою форму домой. Не хотела, чтобы она валялась на складе, пылилась. Сама чистила, подгоняла юбку по фигуре. Когда закончился четвертый сезон «Пятницкого», наступил кризис, и пятый так и не сняли. Китель полковника Зиминой остался у меня. Я его не отдам: пусть будет на память.

На Виктории авторское платье — подарок сына
— Вика, каково ваше отношение к моде? Есть ли в этой области для вас гуру?

— Мне не нравится, как многие наши звезды одеваются. Посмотришь их выход на красные дорожки, и плакать хочется. Мне по душе, как выглядит Собчак: она следит за новинками и тщательно подбирает именно то, что ей идет. Когда-то я была одержима вещами, любила яркие, дорогие. Теперь могу прилететь в Европу, а про шопинг забыть. Лучше погуляю, посижу за чашкой кофе в уличной кофейне. Вещи не делают женщину счастливее. А вот когда мы любим себя, то излучаем феромоны, на которые реагируют мужчины. Знаю немало примеров, один из них — Марина Голуб. Женщина с неидеальной, по меркам общества, фигурой сводила мужиков с ума — и молодых, и богатых, разных! В Марине была такая харизма, что устоять невозможно. Есть о чем подумать.

Поэтому я против апгрейда внешности, против комплексов по поводу возраста, фигуры. К пластическому хирургу не собираюсь — я себя устраиваю, а до других мне дела нет.

Алла ЗАНИМОНЕЦ

Фото Юлии ХАНИНОЙ



Версия для печати
Алекс, 69, Ес
..занимонила про подружку по самое некуда...солидарность..понимаш! Женочья!или как стать полковником  невыхожя из лифта?
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?