Минск
+4 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Экспорт кругляка, торговля на бирже и цены: эксперты обсудили тенденции и проблемы в деревопереработке

Видеть за деревьями прибыль

В послевоенные годы именно лес спас белорусскую экономику. Из елей и сосен строили дома, делали мебель, кузова первых белорусских грузовиков, использовали как топливо — и для печей, и для электростанций. Технологии стремительно шагнули вперед, но ценность древесины только возрастает. А мода на экологически чистую продукцию повышает спрос на сырье. В том числе и в энергетике, которая неумолимо стремится использовать по максимуму возобновляемые источники. Территория нашей страны более чем наполовину покрыта лесами и рощами. Но обладать ресурсом мало — необходимо его максимально эффективно использовать.

Обсудить, как повысить отдачу от деревоперерабатывающей отрасли, «Р» пригласила заместителя начальника управления производства и реализации продукции Министерства лесного хозяйства Владимира Шута, начальника управления деревообработки концерна «Беллесбумпром» Андрея Герасимовича, начальника управления торгов лесопродукцией Белорусской универсальной товарной биржи Евгения  Малышева и двух экспертов отрасли: Александра Драгуна и Дмитрия Солодухина.

На долю концерна и Минлесхоза приходится около 40 процентов переработки древесины.

Почти без остатка


«Р»: Руководство страны ставит перед отраслью задачу повышать глубину переработки и эффективность использования лесных ресурсов. С начала прошлого года действует мораторий на экспорт необработанного круглого леса. Какие результаты этой инициативы? Как складывается сегодня ситуация на рынке сырья и готовой продукции?

Е.Малышев:


— Будем откровенны: не все участники рынка позитивно восприняли прекращение вывоза за рубеж круглой древесины. Но по прошествии времени очевиден положительный результат. В стране активизировалось создание мощностей по лесопилению и другим видам переработки древесины, из кругляка стали делать различный продукт с высокой добавленной стоимостью. Если говорить про стоимость сырья на внутреннем рынке, то из-за превышения предложения над спросом цены более «лояльны» к покупателям, чем были в прошлые годы. Есть, правда, дефицитные позиции, цены на которые сохранились на высоком уровне. Яркий пример — фанерное сырье. По остальной номенклатуре имеем снижение. Но ведь это рынок, и движение цен вверх или вниз — вполне естественный процесс. Самое главное — стоимость сырья доступная, а к торгам допускаются все субъекты хозяйствования, обладающие собственными деревоперерабатывающими мощностями.

Значительных проблем с реализацией сырья тоже не наблюдается. Были периоды, когда из-за эпопеи с короедом и усыханием лесов в системе Министерства лесного хозяйства скапливались определенные складские запасы круглого леса. Но сотрудники ведомства находили выход из ситуации. В этом году Главой государства согласовано выделение экспортной квоты, но не для качественной древесины, а для невостребованных остатков древесного технологического сырья. Переработка этого ресурса в стране объективно невозможна ввиду нехватки производственных мощностей, поэтому разрешено реализовать за рубеж через биржу 900 тысяч кубических метров техсырья. Полагали, что на внешних рынках будет спрос, но конъюнктура распорядилась по-своему. Конечно, мы ожидали большего. На сегодняшний день реализовано чуть более 300 тысяч кубических метров такой древесины. Дело в том, что традиционные потребители нашего леса за рубежом столкнулись с теми же проблемами, что и Беларусь. Прежде всего — с нашествием короеда. В соседних государствах проводятся сплошные рубки на значительных площадях, поэтому предложение существенно превышает спрос. К тому же по ряду объективных причин мы вышли на внешние рынки со своими предложениями не в начале года, а в августе, когда крупные покупатели уже заключили годовые контракты и сформировали свои сырьевые портфели. Министерство лесного хозяйства тоже держит цену на свою продукцию. При проведении торгов мы видим, что поступают встречные предложения по снижению цены, но наши продавцы не соглашаются продавать свой товар за бесценок. И такая позиция конструктивная.

«Р»: Интересно выслушать мнение Министерства лесного хозяйства. Весной прошлого года в этом ведомстве утверждали, что столкнулись с весьма значимыми запасами нереализованного сырья. Сказались и мораторий на экспортные поставки, и проблема с короедом, и задержки с вводом в эксплуатацию Светлогорского ЦКК, который должен был стать одним из крупных потребителей сырья. Как сейчас складывается ситуация?

В.Шут:


— Для начала отмечу: за последние 10 лет заготовка древесины выросла в стране почти в два раза. В 2000-х она составляла 13—15 миллионов кубических метров в год. В 2018-м достигла рекордных результатов — 28,5 миллиона кубов. Это свидетельствует о том, что выращивать, сохранять и заготавливать лес мы научились. Но эффективно перерабатывать весь ресурс мощности страны, как показывает практика, пока не готовы. Да, фанерное сырье востребовано. Потребности предприятий концерна «Беллесбумпром» и производства, которые отданы в управление Банку развития, обеспечиваются в полном объеме, согласно заявкам. Пиловочное бревно диаметром более

26 сантиметров реализуется без проблем. Мелкий и средний пиловочник также находит своего покупателя через биржу, значимые остатки отсутствуют. Проблемы есть с продажей низкокачественной древесины — балансовой, технологической и дровяной. Она тоже образуется в процессе заготовки и является основной нашей проблемой. Мощности белорусских предприятий не позволяют ее перерабатывать в полном объеме. Частично наши предприятия перерабатывают ее в щепу, всем лесопользователям поставлена задача увеличивать мощности. Предприятия ЖКХ и другие организации создают энергетические мощности на местных видах топлива. Спрос на эту продукцию растет, но не так стремительно, чтобы дровяное сырье оказалось полностью востребовано на внутреннем рынке. Если говорить о балансовой древесине, то она может быть востребована только в промышленном секторе.

Организации, входящие в структуру Министерства лесного хозяйства, тоже являются переработчиками в определенных сегментах. Наша доля составляет около 17 процентов, если говорить о деловой древесине — 15 процентов. Наши предприятия тоже увеличивают объемы производства. И окоренной, и цилиндрованной продукции, пиломатериалов. Их в прошлом году выпустили 1100 тысяч метров кубических. Около половины этого объема поставили на экспорт, остальное — на внутренний рынок. В регионах наши организации — основные поставщики пиломатериалов для системы ЖКХ, АПК, других потребителей.

Если говорить о реализации экспортной квоты на круглую древесину, то, как верно заметил коллега, по ряду причин мы вышли на рынок со своими предложениями не в самое удачное время. И экспортные цены сложились не совсем на том уровне, который мы ожидали и который для нас приемлемый. Но уходить в минус мы не планируем. К сожалению, на внутреннем рынке такое сырье тоже не полностью востребовано. Необходимо развивать этот сегмент переработки.

Эх, цены, цены…


«Р»: Но для повышения спроса необходимо наращивать мощности, а для этого, в свою очередь, требуются технологии и инвестиции…

А.Герасимович:


— Мы научились не только рубить лес, но и его выращивать, заготавливать древесину без ущерба для природы. Поэтому прирост сырья у нас опережает вырубку, которая с гектара ниже, чем в соседних государствах. Поэтому заготовки будут увеличиваться. Такова тенденция. Но я бы сделал упор на другую парадигму: лес на корню — не некое обезличенное, стандартизированное сырье. Каждое дерево — это целый разноплановый организм. У расположенных ближе к комлю бревен — одни характеристики и стоимость, ближе к середине — другие, верхушка и ветви для других целей используются. Поэтому при заготовке получаются разные сортименты древесины. У нас нет проблем с реализацией и переработкой высококачественной древесины, сложности возникают с низкокачественной, с переработкой которой мы немного отстаем. И проекты создания пеллетных производств — один из способов решения проблемы низкого спроса на древесное сырье определенных характеристик. К этой работе подключены в том числе и предприятия концерна «Беллесбумпром». Мы знаем, как решать этот вопрос, и решим. Это сегодня выгодный бизнес. Вопрос в инвестициях. Конечно, пеллеты — не панацея от всех экологических дисбалансов, но мир повернулся в сторону «зеленой» и возобновляемой энергетики. Поэтому топливо, полученное из древесины, будет востребовано.

Также могу проинформировать вас о том, что завод сульфатной беленой целлюлозы Светлогорского ЦКК практически готов к вводу в промышленную эксплуатацию. Получены соответствующие разрешения и согласования. Комиссия по приемке производства в эксплуатацию на завершающей стадии своей работы, так что в ближайшее время завод полноценно заработает и будет потреблять сырье в тех объемах, которые и планировал под свои мощности.

«Р»: А в каком направлении развиваются частные компании?

А.Герасимович:

— Позволю небольшую ремарку. На долю концерна и Минлесхоза приходится около 40 процентов переработки древесины. Это в целом, вместе с дровяной. По деловым сортам доля меньше. Более 60 процентов сырья потребляют компании без ведомственной подчиненности.

А.Драгун:


— Мы экспортно ориентированная компания, практически всю продукцию поставляем за рубеж. Спрос на внешних рынках упал. Из-за брексита и других не совсем позитивных событий в Европе предложение значительно опережает потребление. Все склады в ЕС переполнены. В третьем квартале наблюдаем ажиотажный спрос на пиловочное сырье. Цены на бирже выросли приблизительно на 25 процентов. Приходится работать практически в ноль, иногда даже в минус. Пока удается найти зарубежных потребителей, которые готовы платить более высокую цену, но выживать становится непросто. Между тем наблюдаем и другую тенденцию: на пиломатериалы значительно снизили цены лесхозы. Хотя раньше у них была продукция более дорогая по сравнению с частниками. По рынку упорно ходят слухи, что некоторые государственные производители приобретают сырье несколько по другим ценам, чем те, которые сложились на бирже.

А.Герасимович:

— Весь «деревянный» рынок сегодня находится в рецессии.

Е.Малышев:

— Хочу заметить: перерабатывающие структуры лесхозов тоже приобретают древесину на бирже. Условия доступа к сырью у всех одинаковые. Биржевые торги — самый прозрачный механизм. Мне неизвестно случаев, когда лесхозы продавали бы продукцию на экспорт значительно дешевле, чем частные компании. По крайней мере, через биржу. Но есть другая проблема: Декрет № 6 позволяет фирмам и ИП, работающим в сельской местности и малых населенных пунктах (поселениях), реализовывать свою продукцию вне биржевых торгов. И мы видим, что на внебиржевом рынке цены в среднем на 20 процентов ниже биржевых котировок. О существовании этой проблемы мы говорим уже больше трех лет. Однако только в этом году по нашей инициативе появился проект изменений в Декрет № 6. В новой редакции декрета преференции по возможности реализации пиломатериалов за рубеж на внебиржевом рынке не предусмотрены. Нас поддержали в концерне «Беллесбумпром», Министерстве лесного хозяйства и Министерстве антимонопольного регулирования и торговли.

Если говорить о состоянии рынка продукции деревопереработки, то по пиломатериалам, поставляемым на экспорт, предложение превышает спрос, но объемы продаж при этом не падают. К примеру, за прошлый год через биржу реализовано за рубеж 1,7 миллиона кубических метров пиломатериалов, что на 31 процент больше, чем в предыдущем году. Недавно вели переговоры с рядом крупных польских компаний. Они готовы закупать наши пиломатериалы, причем в значительных объемах. Вместе с тем соглашусь, что цены уже немного не те, что были раньше.

В экспорте пиломатериалов структуры Минлесхоза занимают долю в 15 процентов, концерн — в 7.

А.Герасимович:

— В экспорте пиломатериалов структуры Минлесхоза занимают долю в 15 процентов, концерн —  7 процентов. Причем из них половина — сухая доска. На нее цены гораздо стабильнее, есть некоторое падение, не столь драматичное, как на другие позиции. Намного более значительные объемы экспорта приходятся на другие предприятия, в том числе работающие по Декрету № 6. И продают в основном сырую продукцию. А в этом сегменте государственные организации занимают второстепенные позиции. С точки зрения малого и среднего бизнеса я бы основных конкурентов опасался не в госсекторе — обратил бы внимание на частные инвестиционные проекты. В страну заходят серьезные международные компании, которые возводят или планируют построить производительные лесопилки. Они гораздо больше будут влиять на рынок, чем производственные подразделения того же Министерства лесного хозяйства.

Глубже и прибыльнее


«Р»: Но глобальная задача стоит уже не просто бревна превратить в доски, а произвести продукт с большей добавленной стоимостью. Насколько с этой точки зрения бурное развитие именно пиления экономически выгодно для страны?

А.Герасимович:

— А что такое глубокая переработка? По большому счету, этот термин несколько философский, его значение изменяется во времени. Несколько лет назад мы считали так: круглый лес экспортировать плохо, надо его перерабатывать. Хотя бы в сырую доску. Сегодня уже приходим к выводу: надо идти дальше и эти доски сушить, строгать. Потом, подозреваю, задумаемся о дальнейших технологических переделах. Сейчас уже прорабатываем вопросы, чтобы наладить производство беленой бумаги, а не просто целлюлозу продавать на экспорт. Глубина переработки — в какой-то степени величина плавающая. Очевидно, необходимо бежать вперед изо всех сил, чтобы не попасть под безжалостный паровоз конкуренции. Развиваются предприятия и частной формы собственности. Для переработки твердолиственных пород древесины модернизируются пеллетные и мебельные предприятия. В сегмент производства пиломатериалов приходят крупные компании. Государственные предприятия однозначно уже сегодня не являются доминантами по большинству направлений деревопереработки.

«Р»: Приходилось слышать мнение, что много шума на рынке создают предприятия, которые пользуются преференциями по Декрету № 6. У многих весьма примитивный уровень технологий, о глубине говорить не приходится. Фактически немалое количество компаний производят полуфабрикаты, которые по добавленной стоимости и характеристикам весьма условно отличаются от круглой древесины. И эти заготовки наши партнеры в Прибалтике, Польше, других странах доводят до высокомаржинальной продукции.

А.Герасимович:

— Декрет принят своевременно: он позволил создать на селе новые рабочие места, обеспечить людям заработок. Решение предоставить преференции было правильным. И при наличии ряда минусов очевидных плюсов оказалось намного больше. Но сегодня уже понятно: все компании должны эволюционировать. Да и действие декрета подходит к концу — следующий год последний.

В.Шут:

— «Чистые» лесопилки в стране, пожалуй, уже и не нужны. Мощностей сегодня, в принципе, хватает. Актуальна более глубокая переработка. Конечно, на сегодняшний день предпринимателю выгодно установить простейшие лесопилки и заниматься первичным пилением. Но для этого и существует государственная политика, чтобы стимулировать выгодные для страны процессы.

А.Драгун:

— Даже по внебиржевым сделкам законодательство обязывает регистрировать договор на бирже. Низких цен не может существовать в принципе. Все работают в определенных ценовых коридорах. Не исключаю, что есть компании, которые работают с нарушениями. Но это маленькие предприятия, и они на общую погоду не влияют.

Е.Малышев:

— По статистике, через биржу на экспорт реализуется только около половины всех пиломатериалов. Остальное продается на условиях, прописанных в Декрете № 6. При этом на внебиржевом рынке цены на 20—30 процентов ниже. Почему надо мириться с такой ситуацией? Ведь фактически страна недополучает значительные суммы валютной выручки. Проводили опрос крупных потребителей нашей продукции. Они говорят: приобретаем через биржу, но еще больше покупаем на внебиржевом рынке — там значительно дешевле. Мы начали изучать проблему пошагово. Ведь должна быть причина, по которой небольшие компании отказываются продавать свою продукцию дороже. Некоторые жалуются на проблемы с аккредитацией на бирже. Но эта отговорка, скорее, надуманная. По законодательству переработчики имеют право приобретать сырье только на биржевых торгах, поэтому все они уже аккредитованы на бирже и работают в качестве покупателей круглого леса. Кто-то жалуется на дороговизну услуг биржи, мол, надо приобретать ключ электронной цифровой подписи. Но он стоит всего 177 рублей на 12 месяцев. Для сравнения: чтобы законно реализовывать продукцию по Декрету № 6, необходимо получить в БелТПП сертификат собственного производства. А он стоит порядка 600 рублей… Словом, есть подозрение, что биржа не нравится по другим причинам, которые ряд предпринимателей стесняются озвучивать.

А.Драгун:

— Наша компания относительно небольшая, чтобы быть интересной крупному зарубежному покупателю пиломатериалов: мы не можем обеспечить серьезных объемов. Поэтому работаем с небольшими фирмами. А они не могут понять, зачем им регистрироваться на бирже, чтобы купить у нас продукцию. Есть опасения, что наши партнеры пойдут не на биржу, а к прибалтийским посредникам и у них купят нашу продукцию. Но хочу заметить: нам удается пока держать цены выше биржевых.

Д.Солодухин:


— Частникам придется адаптироваться к реалиям, которые наступят после окончания действия преференций Декрета № 6. Да, не все предприниматели хотят развиваться: у кого-то не хватает компетенций, другие опасаются рисков. Но слабые игроки просто отсеются либо будут вынуждены вступать в кооперацию с крупными производителями.

Сырья хватит всем


А.Драгун:

— Предпринимательское сообщество волнует вопрос: не будут ли усложняться правила доступа к сырью? В последнее время появилась еще проблема: лесхозы задерживают поставки уже оплаченной продукции под различными предлогами. Иногда приходится хеджировать риски и приобретать на бирже сырье сразу у нескольких производителей, исходя из принципа: не получится с одним, срастется с другим. Но приходится замораживать оборотные средства, брать кредиты в банках…

А.Герасимович:

— Поднимали вопрос: Минлесхоз инициирует полный переход на новые стандарты (так называемые EN). Позиция концерна заключается в постепенном внедрении тех или иных новых подходов в определении качества, назначения и реализации лесоматериалов.

Ограничения в сторону ужесточения не прогнозируются. Наоборот, планируется сделать правила более лояльными для небольших производителей. Будет допускаться на годовые торги большее количество участников. Но насколько они интересны малому и среднему бизнесу? На годовые торги выставляются крупные партии, интересные только большим компаниям. На них реализуется около 40 процентов сырья. Причем были годы, когда конъюнктура рынка складывалась таким образом, что цены на годовых торгах на 15 процентов превышали те, которые складывались на рынке впоследствии.



Е.Мылышев:

— Сейчас готовятся изменения в Указ № 214, который определяет правила реализации сырья. Так вот эти правила будут смягчаться. Если говорить о реальном неисполнении договорных обязательств, то с лесхозов взятки гладки, пока об этом не знает биржа. Если к нам поступает письменный сигнал, сразу изучаем ситуацию и при необходимости, невзирая на форму собственности и статус нарушителя, применяем санкции. Этим занимается управление сопровождения биржевых сделок. Как свидетельствует наша статистика, количество неисполненных сделок не превышает 1,5—2 процента от общего числа. В мире это считается нормальной ситуацией.

А.Герасимович:

— От лесхозов хотелось бы большей оперативности по снижению цен. В частности, по твердолиственным породам. Лот не продается, цена не снижается, а сырье дефицитное. Понятно, что рынок диктует условия, но переработчики попадают в патовую ситуацию: если купить по высоким ценам, предприятие «ляжет» по экономике, а выжидать тоже нет возможности — не останавливать же производство?!

В.Шут:

— Не исключаю, что некоторые лесхозы допускают задержки по поставкам оплаченной древесины. Разные ситуации бывают. Давайте, если необходимо, будем вместе в этих ситуациях разбираться. В целом ресурсов хватает. Они выставляются на биржу, идет цивилизованная торговля. А все шероховатости должны решаться в правовом поле.


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Виталий ПИВОВАРЧИК , Сергей МИЦЕВИЧ , Алексей МАТЮШ
5
Загрузка...