Весной 2019 года в Большом театре Беларуси знаменитый режиссер поставит «Летучую мышь»

Как сообщает пресс-служба театра в своем Твиттере, 20 августа состоялся худсовет, на котором была принята концепция будущего спектакля.

фото: Аника Неделько

О том, что театр планирует поставить «Летучую мышь», мне говорил еще в марте 2017 года главный художник театра Александр Костюченко. Тогда из разговора с ним у меня сложилось впечатление, что спектакль будет создаваться в сотрудничестве с одесскими постановщиками.

В действительности же ставить его будет культовый венгерский режиссер, художественный руководитель Будапештского Театра оперетты и мюзикла Миклош Габор Кереньи, известный также под именем Керо. Он родился в 1951 году в Будапеште, окончил консерваторию по классу вокала, затем Венгерскую театральную академию по специальности «режиссер музыкального театра». Много сил и времени посвятил постановке опер. Среди лучших его постановок – «Летучий голландец», «Дон Карлос», «Макбет» и «Фауст» на сцене Венгерского государственного оперного театра.

С 2001 года Керо почти целиком посвятил себя оперетте. Его спектакли с огромным успехом идут в Зальцбурге, Праге, Вене, Тель-Авиве, Бухаресте, Мюнхене, Санкт-Петербурге… Теперь к этому списку добавится и Минск.

Напомним, что почти 60 лет назад Большой театр оперы и балета БССР уже пережил увлечение опереттой. В те годы в репертуаре появились «Корневильские колокола» Планкетта (1959), «Цыганский барон» (1960) и «Летучая мышь» (1961) Штрауса. Но затем этот уклон был осужден как «развлекательный» и «легкомысленный», и театр надолго отказался от подобных затей.

Следует также уточнить, что «Летучая мышь», будучи по жанру опереттой, написана для выдающихся оперных голосов и идет в лучших оперных театрах мира, включая «Метрополитен-опера» и «Ковент-Гарден».

«Летучей мышью» 120 лет назад дирижировал Малер. Кстати, именно он создал ту редакцию оперетты, в которой она ныне идет во всех театрах мира, а до этого шедевр Штрауса вообще не имел сценического успеха. Партию Розалинды пели такие примадонны, как Кири Те Канава, Гундула Яновиц, Рене Флеминг. В роли Адели блистала Эдита Груберова и Луция Попп.

Так что постановка «Летучей мыши» – это не только дань вкусам публики (хотя и это важно и нужно), но и возвращение в русло мировых традиций. Но здесь важна последовательность.

Не все знают, к примеру, что в оригинальной партитуре Штрауса партия князя Орловского написана не для баритона, а для меццо-сопрано, а сам князь предстает экстравагантным женоподобным сибаритом, для развлечения которого, собственно, и затевается вся эта комедия.

А как же знаменитый вальс, спросите вы? «Пью за чистых и нежных, пью за первый подснежник…» Увы и ах, это вставной номер на музыку из вальса «Жизнь артиста», исполняемый только в России с целью придать русскому князю отсутствующее в оригинале величие и благородство.

Рискнут ли постановщики отказаться от этой советской традиции и вернуться к оригиналу? Увидим весной. Судя по костюмам, как будто взятым из очередного фильма про Бэтмена, нас ждет нетрадиционное и весьма любопытное зрелище.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Подготовил(а): Юлия АНДРЕЕВА
3.44
Загрузка...
Новости