Беларусь Сегодня

Минск
+15 oC
USD: 2.06
EUR: 2.31

Новый Шелковый путь в ближайшие годы станет трендом мировой политики

Верстовые столбы Шелкового пути

Более полутора сотен журналистов из более чем 60 стран съехались на прошлой неделе в Пекин, чтобы принять участие в форуме сотрудничества «Один пояс — один путь». Крупнейшая китайская газета «Женьминь жибао» (по–нашему говоря, «Народная газета») не пожалела сил и средств для того, чтобы как можно подробнее объяснить медиасообществу перспективы совместных действий в ходе реализации таких амбициозных проектов, как «Экономический пояс Шелкового пути» и «Морской шелковый путь XXI века».



Проще всего объяснить, зачем это китайцам. Давным–давно, более двух тысяч лет назад, в эпоху китайской династии Хань, путешественник и дипломат Чжан Цянь дважды посещал с миссией мира и дружбы Западный край, то есть нынешнюю Центральную и Южную Азию, положив начало дружественному взаимодействию Китая и стран региона. Этот торговый путь, пройдя испытание временем, постоянно расширялся, превратившись в конце концов в Великий шелковый путь. Такое название, кстати, ему дал немецкий исследователь барон Фердинанд фон Рихтгофен, но суть не в этом. Суть в том, что по всему миру веками и тысячелетиями из рук в руки и из поколения в поколение передавалась основная ценность Великого шелкового пути, а именно: «Мир и сотрудничество, открытость и толерантность, взаимное заимствование и обмен опытом, взаимная выгода и общий выигрыш».

Когда в 2013 году Председатель КНР Си Цзиньпин впервые заговорил о проекте «Экономического пояса Шелкового пути», к его словам, безусловно, прислушались во многих уголках земного шара. Китайцы предложили миру построить мост мечты, и мир в общем–то поспешил согласиться.

Аргументы известны: 50 миллиардов долларов, которыми будет оперировать созданный недавно при активном участии Китая Азиатский банк инфраструктурных инвестиций; 40 миллиардов долларов, выделенных властями Фонду нового Шелкового пути, и, безусловно, политическая воля, оценить капитализацию которой попросту невозможно. По расчетам властей КНР, их программы затронут более 4 миллиардов человек в 65 странах.

Американский журналист Джейкоб Стоукс полагает, что «стратегия «Один пояс — один путь» должна помочь Китаю достичь ряда внутриполитических целей, соответствующих идее Си Цзиньпина о национальном обновлении. Главная из этих целей — укрепить китайскую экономику, дав выход излишкам промышленного производства. Сейчас, когда Пекин старается охладить перегретый инфраструктурный сектор, не создавая при этом массовой безработицы, планы, которые позволяют перенаправить вызываемый притоком инвестиций рост за пределы Китая, особенно актуальны. Понятно, и почему внутри китайских границ проект фокусируется на сравнительно слаборазвитых западных и южных регионах. Власти надеются, что экономический рост и рост занятости в них помогут снизить межэтническую напряженность, а также улучшат ситуацию с занятостью в других регионах».

Встретившийся с участниками форума член Политбюро ЦК КПК Лю Юньшань заявил, что «сотрудничество может идти на разных уровнях, в том числе на уровне медийных технологий. Китай открыт для передовых технологий и готов оказать помощь тем, кто отстает. Мы готовы всячески поддерживать и представлять все условия для этого — от организации ознакомительных поездок до обмена информацией между различными СМИ. Ведь вы оказываете огромное влияние на формирование и продвижение идей Шелкового пути».

Конечно, новые проекты Китая вполне могут вызвать и некоторый скепсис, сомнения. Чандрасекар Ванакамбади из индийского агентства PTI не раз и не два в ходе форума высказывал озабоченность своей страны в вопросах региональной безопасности, в том, не разрушат ли амбициозные планы Пекина сложившийся в регионе статус–кво. Китайцам, которые были вынуждены в прошлом году ввести миротворческий контингент в Судан, лучше многих известно, что инвестиции нуждаются не только в экономической, политической, но еще и военной защите. А ведь есть еще и Ливия, и Йемен... Есть и Афганистан, где Китай активно пытается наладить переговорный процесс с талибами, но пока значительных успехов не достиг.

Проблем, конечно, много, и они общеизвестны. Но новый Шелковый путь в ближайшие годы станет безусловным трендом мировой политики в Юго–Восточной, Центральной Азии, Восточной и Западной Европе. Филиппины, Индонезия, Бразилия, Аргентина, Мексика, Пакистан, Индия, Египет, Замбия, Россия, Германия, Испания, Голландия, приславшие своих представителей на форум сотрудничества СМИ, недвусмысленно зафиксировали свою заинтересованность в проектах Китая. И наша страна, конечно же, не должна быть в стороне от глобальных тенденций. Параллельно с пекинским форумом в городе Сиань прошло совещание министров экономики и торговли стран Шанхайской организации сотрудничества, и выступивший там министр экономики Владимир Зиновский в очередной раз подтвердил, что китайско–белорусский индустриальный парк «Великий камень» рассматривается сторонами как важный узел нового Шелкового пути. Однако ни в коем случае нам не стоит думать, что китайские инвестиции потекут в Беларусь просто так, за здорово живешь, только потому, что так предписано географией. В самом Китае подобных нашему индустриальных парков насчитывается более двух сотен, в других странах — более двух десятков. И конкуренция на рынке борьбы за китайские инвестиции будет только усиливаться.

gord@sb.by

P.S. По итогам медиафорума в Пекине «СБ», а также Издательский дом «Звезда», информационное агентство БЕЛТА подписали меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве с газетой «Женьминь жибао». Стороны договорились оказывать совместную поддержку проекту «Один пояс — один путь».

Советская Белоруссия № 189 (24819). Пятница, 2 октября 2015
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: БелТА
Загрузка...
Новости и статьи