Минск
+14 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Вернутся ли джихадисты домой?

Президент США Дональд Трамп призывает европейские страны принять обратно своих граждан, сражавшихся на стороне ИГИЛ в Сирии — более 800 джихадистов захвачены в плен сирийскими курдами. Курдам сейчас не до них: они сражаются за собственное будущее. Европейским странам, как оказалось, тоже не до своих: кому хочется принимать опытных злых бойцов и потенциальных террористов? Правильно: никому. Да и сам Трамп, призывающий разобрать плененных боевиков по национальным квартирам, отказался принять в США уроженку Нью-Джерси Ходу Мутану — «невесту халифата». 


Еврокомиссар по вопросам безопасности Джулиан Кинг заявляет, что «окончательное решение, следует ли принимать гражданина назад или нет, находится в сфере ответственности соответствующих государств — членов ЕС». То есть общего и обязательного к исполнению решения ЕС не будет, но усиливать охрану внешней границы ЕС надо — чтобы желающие тайно вернуться на родину боевики не проскочили. 

Для проскочивших ужесточаются законы, например, по продаже химикатов. Проскользнули они, может быть, и незаметно, но вряд ли такими останутся: с такими навыками и такой ненавистью (в том числе к стране, которая их вырастила) вряд ли кто-то из них вернется к нормальной жизни. Поэтому недавно Европейская комиссия совместно с Европарламентом приняла решение об ужесточении контроля за продажей химикатов. В этом вопросе — никакой национальной самодеятельности: к концу 2020 года порядок будет для всех стран один, и магазины (в том числе работающие в интернете) должны будут в течение 24 часов сигнализировать о «подозрительных» продажах химических веществ, которые можно использовать не только в качестве, например, удобрений, но и для изготовления самодельных бомб. Значительная часть террористических атак — в 2004 году в Мадриде, в 2005‑м в Лондоне, в Париже в 2015 году, в 2016-м в Брюсселе и Манчестере годом позже — была совершена с помощью самодельных бомб. Разработчики новых правил признают: это не избавит от взрывов навсегда, но наверняка уменьшит их число. Одного не могу понять: почему европейским бюрократам нужно столько времени? Они полагают, что террористы не станут взрывать до конца 2020-го? Сомневаюсь. 

Если же вернуться к европейским джихадистам, то сирийские курды передали в соседний Ирак 13 граждан Франции, сражавшихся за халифат. Там их могут приговорить к смертной казни (в ЕС, напомню, смертная казнь отменена), но Франция заступаться за своих не намерена. 

Канцлер Себастьян Курц заявил, что Австрия не намерена репатриировать тех своих граждан, которые сражались на стороне ИГИЛ или других террористических организаций: «Любой, кто покинул Австрию, чтобы убивать, пытать или действовать против религиозных меньшинств и тех, кто думает иначе, не имеет права на помощь Австрии». 

Германия заявила, что может лишить гражданства тех своих граждан, которые воюют на стороне «Исламского государства». По данным на конец 2018 года, воевать в Сирию и Ирак отправилась почти тысяча немцев. Треть вернулись, 150 погибли, остальные в плену и ожидают решения своей участи. 

Но как быть с тем, что Европа, не желающая пускать домой своих граждан, ставших террористами, уже впустила чужих? Германская газета Bild утверждает: за последние пять лет полиция проигнорировала 6.800 сообщений о том, что среди беженцев, претендующих на получение убежища, могут быть военные преступники. Расследование провели лишь в 129 случаях. Тут одними сигналами о продаже химикатов не спасешься. 

plesk@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: РЕЙТЕР
5
Загрузка...