Валерий Дайнеко: «Мулявин взял трубку и спросил: «Ты готов возвратиться домой?»

Заслуженный артист Беларуси Валерий Дайнеко о взлетах и падениях

СЕГОДНЯ солист, «визитная карточка» ансамбля «Белорусские песняры» Валерий ДАЙНЕКО отмечает юбилей. Праздничный вечер по случаю солидной даты будет не совсем заурядным. Красиво накрытому столу он предпочел сцену, узкой компании друзей и родных – не менее дорогих для себя зрителей. Его «заповедным напевом», слушая который, оказываешься в лоне «Беловежской пущи», восторгается не одно поколение зрителей. Сегодня солист тех легендарных советских «Песняров» остается популярным не только у себя в стране, но и за рубежом. При всей известности в беседе Валерий Дайнеко подкупает своей простотой и искренностью.

— Валерий Сергеевич, вы решили отпраздновать свои 65 лет на сцене. Волею случая или намеренно?

— Так сложилось совершенно случайно, но я был рад. Организатор концерта Сергей Герасимович, который работает во Дворце культуры МАЗа, позвонил мне и предложил поработать на этой площадке. Он, конечно, не знал, что 29 ноября у меня день рождения.

— К предстоящему событию СМИ подогревали интерес. Говорят, вы собираетесь «похулиганить»?

— Все пройдет без лишнего пафоса. Если удастся связаться с моими московскими друзьями, то во время концерта с экрана они поделятся своими воспоминаниями и поздравят меня. Это будут не случайные люди — возможно, Маршал, Сюткин, Глызин и другие. Ну а слова «хулиганство» пугаться не стоит, оно будет всего лишь музыкальным. Возможно, запоет тот, от кого зритель совсем этого не ждет. Наш пианист Максим Пугачев выпустил сольную пластинку. Причем он хорошо интонирует, чего о многих музыкантах не скажешь, а показать свои возможности на сцене стесняется. Уговариваем. Кстати, он сделал инструментальную джаз-роковую аранжировку песни из моего репертуара «Гаю мой, не кліч», которая также прозвучит на концерте.

— Не сочтите за дерзость, он пройдет вживую?

— Конечно. У нас прозвучит около 30 песен, а времени всего полтора — максимум два часа. Поэтому есть несколько номеров, которые представляют собой песенные коллажи. Композиции подбирали одни из женских имен, другие по схожему ритму и структуре. Что-то будем исполнять под минусовые фонограммы.

— 65 лет. Некоторые артисты на определенном этапе своего творчества заявляют об уходе со сцены. Алла Пугачева в свое время мотивировала это тем, что ей стало неинтересно. А как вам удается сохранять молодость и интерес к работе?

— Алла Борисовна сделала ход конем, немного отдохнула, а теперь вновь дарит свое искусство зрителям, не так уж редко она выступает. В строю и Иосиф Кобзон, не раз заявлявший об уходе со сцены. Некоторые зарубежные артисты тоже объявляют о своих прощальных гастролях. У нас же все просто, в частности и у меня. Достаточно спокойный коллектив, нет завышенных амбиций, не «звездим». Мы, можно сказать, рядовые работяги: пишем что-то (иногда по ночам в студии), репетируем, летаем за тысячи километров, чтобы доставить людям радость. Порой даже времени на распевки не остается, по этому поводу шутим иногда: «Пусть репетирует тот, кто играть не умеет»… (Смеется. — Авт.) При этом все-таки стараемся следить за своим здоровьем, питанием и отдыхом. Вел бы я, к примеру, более разгульный образ жизни, то вряд ли сохранил бы себя в форме. Желание работать, мое и ребят, пожалуй, зависит от интереса публики. «Белорусские Песняры» будут живы, пока они востребованы.

 «Песняры» в деревне Усполье Мстиславского района в 1982 году.

Вообще, как сказал народный артист Беларуси Эдуард Ханок: «Жизнь музыканта идет волнами». Я с ним согласен и с этим давно свыкся. В лучшие времена «Песняры» давали около тысячи концертов в год, работая в день по три-четыре концерта. Потом время изменилось, появилась новая плеяда певцов и всевозможных групп, а вместе с этим изменились интересы публики — это была уже не та эстрада в нашем старом понимании. Зрителю захотелось видеть на сцене какое-то действие. Популярность «Песняров» угасала с каждым годом, и с этим приходилось мириться, хотя видеть полупустой зал на концертах было больно.

Кризисные моменты в творчестве артисты переживают по-разному. Кто-то не принимал это близко к сердцу, кто-то уходил в запой, бывали даже случаи суицида. У Владимира Георгиевича появилась некоторая неудовлетворенность застойного характера. Коллектив стал распадаться. Тем временем на эстраде властвовал так называемый шоу-бизнес, но с музыкантской позиции ничего нового не появлялось, за исключением отдельных коллективов и исполнителей (я специально не привожу ни имен, ни названия ансамблей)… И в это время снова начал возрастать интерес к «Песнярам», то есть появилась ностальгия не только по временам стагнации! Публика стала для себя по-новому открывать наше творчество, и зачастую это были уже дети наших прежних фанатов. Я работал в государственном оркестре Республики Беларусь под управлением Михаила Финберга, это было время, когда начался советский капитализм (смешно звучит, но так оно и было), и вот уже меня одного или с небольшой группой артистов стали приглашать на корпоративы. Выполнив свою «обязательную программу» в оркестре, я вернулся в ансамбль, а через год мы поняли, что устали от обязательств перед филармонией, в которой насчитывалось около 20 коллективов, которые по существу все предыдущие годы кормил ансамбль «Песняры»! По этой и еще некоторым другим причинам мы ушли на вольные хлеба.

— Вы не боялись, что вас недооценят, не полюбят?

— Нет, мы немного изменили политику. Чтобы избежать юридических осложнений, назвались «Белорусскими Песнярами», как бы напоминая о том, что мы «те самые», но уже другие. Несколько коллективов, считающие себя последователями «Песняров», в основном используют и терзают старые программы, не удосужившись поработать над новыми аранжировками или хотя бы почистить старые. Они внесли некую смуту в головы публики, запутав ее окончательно, и это приносило и приносит им свои плоды! Мы же, оставив в репертуаре композиции «Песняров», раскрасили большинство из них новыми звуками ну и вносим разнообразие в свое выступление самостоятельными композициями…

— Вы как-то признались, что в молодости были фанатом западной музыки, а «Песняров» не слушали. Почему потом вкусы так радикально изменились?

— Не только в молодости, но и до сих пор люблю музыку, на которой воспитывался. Советские группы я вообще не воспринимал. Единственные, кто мне импонировал, это были коллеги «Песняров» — «Веселые ребята», «Поющие гитары», «Пламя», «Самоцветы» и другие. Все эти команды в отличие от «Песняров» пели практически в унисон, и я воспринимал их как «совок». Но позже пришло понимание — ведь там работали профессионалы, ребята, которые так же, как и все поколение того времени, вынуждены были перепевать песни западных команд или писать похожие, чтобы начальство позволяло выходить на сцену, которой мы все бредили! Ничто больше не могло принести тебе популярность.

А «Песняров» не услышать было невозможно, они заполнили весь эфир, хотя, на мой взгляд, не были фотогеничны в звучании! Мне не нравился звук — бас-гитары, барабанов и резкие визжащие голоса! (Смеется. — Авт.) «Песняры» стали одной из первых команд, которая в нашей стране официально начала записываться в студии. В это время я успел поработать в двух белорусских коллективах. И как только в нашем репертуаре появлялись песни на белорусском языке, нас начинали сравнивать с ними и в прямом смысле не давали дышать!

Для того чтобы понять, что такое «Песняры», мне надо было попасть к ним на концерт. Волею случая мне такая возможность представилась, и после выступления я побежал к ним за кулисы выразить свое восхищение. Меня до этого момента в ансамбль уже приглашали, но я отказывал, все хотелось создать что-то свое. А когда у меня это желание появилось, то вакансий уже не было. Так я попал в «Червону руту».

Работая в Украине с Софией Ротару, я заведомо знал, что надолго там не задержусь. Уж слишком велико было мое желание попасть в «Песняры»! Как-то созванивался с моим другом, у которого временно проживал Мулявин. Владимир Георгиевич взял трубку и так запросто спросил: «Ну что, ты готов возвратиться домой?» Радости моей не было предела, и вот уже в январе 1977 года в Новосибирске состоялся мой «песнярский» дебют с песней «Беловежская пуща». Как долго я этого ждал! Так уж совпало, что ровно 40 лет спустя мы снова выступим в этом городе, в январе 2017-го мы будем там на гастролях.

— Уходящий год для вас знаковый и потому, что появилась книга «Те, кто оживляет мифы». В соавторстве с Анжеликой Гергель.

— Фактически эту книгу мы написали в Фейсбуке. Анжела живет в Шотландии, она давняя поклонница творчества «Песняров». Искала связи между музыкальными культурами своей и других стран. Очень давно, когда в «Песнярах» работал совершенно гениальный музыкант Игорь Паливода, им была написана (с подачи Мулявина) музыка на стихи кантаты Роберта Бернса «Веселые нищие». Не знаю, когда возникла идея написания книги. Как-то списались в сетях, говорили много о «Песнярах», и постепенно наша беседа переросла вот в такое творчество! В книге мы говорим о «Песнярах», которые, создавая музыку необычайной красоты, оживляли старые забытые сюжеты и песни. При этом они сами стали легендами. Книга «Те, кто оживляет мифы», вышла в 2015 году на украинском языке. Ее дополненный русскоязычный вариант этого года Анжела привезет на концерт. И даже заключим какой-то договор на издание.

— На самом деле «Песняры» в поисках чего-то необычного ездили в глубинку?

— А как же! У меня даже есть фотография, сделанная в деревне Усполье  Мстиславского района. Манера исполнения народных коллективов из глубинки была потрясающей. Жаль, что тогда не было мобильных телефонов, камеры. В некотором роде «Белорусские Песняры» оставили эти традиции. Но мы уже не занимаемся чисто народным творчеством, скорее, наши песни — это стилизация под народную песню, если можно так сказать.

— Вы не были против, когда ваши дочери изъявили желание петь?

— У меня две дочери — Вика и Яна. Супруга хотела, чтобы Вика была балериной, но вовремя одумались, и она занимается сейчас своим любимым делом — поет, пишет песни, которые даже есть в репертуаре некоторых исполнителей, в частности у Натальи Подольской. Яна же поначалу не проявляла способностей к музыке, хотя неплохо и ритмично двигалась. Но она настолько впитала с детства музыкальную атмосферу, что в старших классах у нее проявились (каким-то образом) вокальные данные. Это было приятной неожиданностью для всех! Сейчас она работает в группе «Новые самоцветы» с молодыми и талантливыми ребятами. Они много гастролируют по стране, и у них даже есть свои хиты…

— Валерий Сергеевич, спасибо за беседу. Желаем вам здоровья и творческих свершений!

v.v.korshuk@gmail.com
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?