В глубинке закрытые школы продают под жилье

В школе как дома

На стандартный вопрос, где живете, Ольга Петровна Шевырева из деревни Михедовичи Петриковского района ответит оригинально: «В школе». Это беда? Отнюдь нет. Наоборот, можно сказать, повезло. Пустующие хоромы площадью около 500 квадратных метров ей удалось купить на аукционе, считайте, по символической цене. Всего за несколько базовых величин. А еще два «оптимизированных» детских сада — для семей своего сына и сестры. Интерес взаимовыгодный. Именно закрытые объекты социальной инфраструктуры нынче считают вариантом, который позволит многим решить квартирный вопрос. Корреспонденты «СБ» своими глазами увидели, как просторные учебные классы превращаются в залы и спальни.

У нового дома Ольги Шевыревой своя история: здесь в годы войны дислоцировалась партизанская бригада.

Пожалуй, главная достопримечательность Петриковского района — это река Припять, а также живописные виды на нее. Любое опустевшее на «первой береговой линии» строение здесь вряд ли останется заброшенным и забытым. Выкупят моментально, причем за немалые деньги. Впрочем, чем дальше от главной водной артерии Полесья — тем больше шанс встретить добротные бюджетные предложения.

— Мы сами из Липецкой области приехали, — Ольга Шевырева встречает нас у школьного крыльца. — Здоровье подвело, поэтому врачи посоветовали сменить климат на более мягкий. А здесь, на Полесье, даже абрикосы растут. Жили поначалу в Турове. Однако на площади 50 с лишним квадратных метров мне было тесно: «билась об углы». К тому же у меня всегда полон дом гостей. Понимала: частный дом за бесценок не купишь, да и будет он метров сто максимум... Тогда подумала о нежилых помещениях. Начала искать в интернете варианты. Сначала в Брестской области, затем — в Гомельской. У местного «облимущества» очень удобный сайт. Объездили весь район... И не важно, что здесь, в Михедовичах, нет речки и далеко до железной дороги. Главное, дорога заасфальтирована, не так уж и редко ходит автобус и можно найти работу.

Деталей, указывающих на то, что раньше в этом доме работала школа, еще полным-полно.

Жилье Ольги Шевыревой — одноэтажное капитальное здание с высоченными потолками, широкими окнами и огромным фойе–коридором — спору нет, нынче полно контрастов. Кажется, школьный дух отсюда не выгонишь никаким ремонтом. Характерные детали нет–нет да останутся. Пока же они на каждом шагу, ведь тотальная переделка началась совсем недавно. Вот с дверей одной из спален еще не успели снять табличку «8–й класс», вот смотрящие со стены портреты ученых в другой гостевой комнате не оставляют сомнений: раньше здесь находился кабинет физики. Пол в бывшем спортивном зале (его новосел планировала задействовать под гараж) все еще размечен под баскетбольную площадку.

— А недавно на чердаке нашла кипу завалявшихся детских фотографий. Отдала на почту, кому–то память...

Председатель сельисполкома Сергей Харланов обращает внимание: стены спальни продолжают украшать портреты знаменитых физиков.

Осмотреть Ольгины хоромы походя не выйдет — нужно время. Один за другим обходим комнаты–классы. Сколько их здесь — навскидку не могут сказать ни нынешние хозяева, ни предыдущие балансодержатели. Председатель Бабуничского сельисполкома Сергей Харланов, между прочим, 20 лет проработавший в этих стенах учителем белорусского языка и литературы, проводит экскурс в прошлое. (От него, в частности, узнаем, что комната, где разместится душевая, — это бывший кабинет директора, а помещение, предназначенное под бытовку, — учительская.) Ольга Петровна — в будущее. Первым делом заверяет: одомашнит каждый уголок освободившегося пространства буквально за год.

— Дом будет не серый, а синий, с белыми рамами. Полы здесь в целом крепкие. Из натуральной доски. Родители учеников небось каждый год красили... Разве что ламинат сверху уложу. Печи, скорее всего, разрушим. Но надо зиму прожить, чтобы понять, нужно ли здесь что–то делать. Сейчас постоянно топим в зале (ко мне сюда даже дочь Галя из дальней холодной комнаты перебралась) и на кухне. Дрова свои. А может быть, выгоднее будет провести паровое отопление? Обои буду переклеивать. Стены для начала необходимо поштукатурить. Лишнюю проводку снимем... Где на все взять деньги? Муж на заработки уехал в Калужскую область — в хозяйство, которое занимается мраморным мясом. Да и какие–то сбережения в России еще остались. Сама же я пока безработная, домом занимаюсь. Двух телят взяли, гусей... Индюков купить хотим.

На бывшем школьном дворе нынче пасутся гуси.

Вместе с новым домом нынешней хозяйке от прежних владельцев досталось несколько нетипичных «довесков». Скажем, огромный школьный стадион, где по привычке продолжают заниматься спортом и взрослые, и дети.

— А мне что, жалко? — вопрошает Шевырева. — Как я могу их выгнать? Выхожу, вон, недавно во двор, а там военный по–пластунски по траве ползет. Выяснилось, местный спецназовец в отпуск приехал, форму поддерживает.

— Воинский памятник у входа ваш? — интересуюсь.

— Нет, за сельсоветом числится. И памятную табличку с фасада, что здесь в годы войны дислоцировалась 130–я Петриковская партизанская бригада, снимать не буду. История...

А еще ей «в наследство», после аукциона, с купленным зданием бывшего детского сада перешли располагающиеся там отделения почты и «Белтелекома». Совсем недавно работал здесь и фельдшерско–акушерский пункт, но вынужден был сменить прописку.

— Больница — организация бюджетная, поэтому платить арендную плату, какой бы она ни была, частникам они не имеют права в принципе, — рассуждает Шевырева. — Местные бабушки меня до сих пор грызут, что ФАП перенесли... Не скажу, что им далеко стало ходить, просто дело привычки.


Просторные хоромы россиянки Шевыревой выглядят так.


В помещении детского сада, к слову, планирует вместе со своей семьей поселиться Ольгина сестра.

— Она все лето обрывала телефоны: ну когда уже можно приезжать? Но я ей советую повременить до весны. Ее даже негде зарегистрировать, мы еще и сами не прописались. Поэтому, кстати, и коммунальные по повышенным тарифам платим — как за производство. Только вода на полмиллиона неденоминированных рублей тянет, при этом горячая еще не подключена... Много бумажной волокиты, согласований, возни с документами. Да и вид на жительство быстро не оформляется. А у нее дети маленькие. Вдруг заболеют? Даже в больницу определить их будет проблематично... И сына с женой и тремя внуками пока не забираем. Для них купили старый детский сад в прибрежном Велавске. И там делаем ремонт: разобрали перегородки, печи, но работа пока застопорилась. Заглядывайте через год, все у нас будет по–другому...

Справка «СБ»

Право приобретать на аукционах недвижимость для решения своих жилищных вопросов или ведения подсобного хозяйства физическим лицам дали в середине 2012 года. Первыми в стране к реализации этой возможности приступили в Гомельской области: результативные торги состоялись уже в сентябре. К слову, сейчас там растет спрос на недорогую недвижимость среди граждан России. Наибольший интерес проявляется к объектам в Петриковском и Светлогорском районах. Согласно данным «Гомельоблимущества», всего за четыре года россиянам для таких целей продано почти 20% объектов.

Компетентно

Андрей Семенов, начальник управления по распоряжению имуществом республиканской собственности Государственного комитета по имуществу:

— Из всего неиспользуемого имущества, запланированного к продаже (а подобных объектов чуть более тысячи), к концу года мы выходим на реализацию примерно 60%, более половины — это именно объекты социальной сферы, расположенные, как правило, в сельской местности и закрытые в связи с оптимизацией школы, детские сады, библиотеки, клубы, ФАПы. Где–то три четверти выставляемых на торги строений реализовываются за одну базовую величину либо с понижением цены на 80%, то есть с четвертого–пятого раза. Перепрофилируются они в первую очередь под производства, объекты торговли или другие социальные нужды. На их базе размещают кружки, секции, музеи, центры краеведения. В Кормянском районе, например, здание краеведческого музея переделали под кафе, типография в Кировске стала «Еврооптом», в деревне Райца Кореличского района бывшая амбулатория превратилась в музей народного творчества, в еще одной кореличской деревне Трошицы на месте школы открыто гончарное производство. Большая часть таких объектов, хочу отметить, находится в удовлетворительном состоянии, но под жилье их забирают не так уж часто, возможно, еще и потому, что расположены они обычно в отдаленных населенных пунктах.

deu@sb.by

Советская Белоруссия № 228 (25110). Суббота, 26 ноября 2016
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Сергей ЛОЗЮК
Загрузка...
Новости и статьи