В шаге от Третьей мировой

Причем напасть на нас в те годы они собирались не один раз.

В САМОМ деле, кто бы мог подумать, что партнеры СССР в войне против Гитлера на самом деле, еще до окончания военных действий против фашистской Германии, уже составляли план внезапной агрессии против нашей страны?

Причем напасть на нас в те годы они собирались не один раз.

СОВЕТСКОЕ правительство объявило о демобилизации своей армии 23 июня 1945 года. Германия была разгромлена, к чему было продолжать держать под ружьем миллионы солдат? Надо было срочно восстанавливать разрушенные города и народное хозяйство, стране нужны были рабочие руки. Однако 1 июля 47 английских и американских дивизий безо всякого объявления войны должны были нанести сокрушительный удар по нашим войскам в Европе. Одновременно четыре воздушные армии тяжелых бомбардировщиков — огромных «летающих крепостей» — готовились обрушить свой смертоносный груз и превратить в пыль крупнейшие города СССР, как они это проделали с Дрезденом. Удар англо-американцев должны были поддержать 10—12 немецких дивизий, которые «союзники» держали нерасформированными в Шлезвиг-Гольштейне и в Южной Дании, где к войне против СССР их готовили британские инструкторы.

Планы, как уже установили историки, были следующие: оккупировать те районы внутренней России, лишившись которых страна утратит материальные возможности ведения войны и дальнейшего сопротивления.

А также «нанести такое решающее поражение русским вооруженным силам, которое лишит СССР возможности продолжать войну».

Операция «Немыслимое» — сразу два плана, наступательный и оборонительный на случай военного конфликта — была разработана по заданию премьер-министра Уинстона Черчилля. Работа началась, когда еще нацистская Германия не была повержена, и велась Объединенным штабом планирования военного кабинета Великобритании в глубочайшем секрете. Конечная цель состояла в полном разгроме и капитуляции СССР. Закончить войну предполагалось там же, где планировал закончить ее Гитлер по плану «Барбаросса»: на рубеже Архангельск—Сталинград. Документы, относящиеся к этим планам, хранятся в Национальном архиве Великобритании и полному рассекречиванию до сих пор не подлежат.

Черчилль уже отдал приказ складировать трофейное немецкое оружие с прицелом на возможное его использование против СССР, размещая, как уже говорилось, сдавшихся в плен солдат и офицеров вермахта на территории немецкой  земли Шлезвиг-Гольштейн и в Южной Дании.

Готовилось и массированное пропагандистское обеспечение агрессии под красивыми гуманитарными лозунгами борьбы с «тоталитарным режимом» и «освобождения народов СССР от ига диктатуры». То есть почти то же самое, что много лет спустя делали «демократические государства», когда бомбили Белград, громили Ирак, вторгались в Ливию и вели войну в Афганистане, а сегодня готовятся к операциям против Сирии и Ирана.

ОДНАКО за день до планируемого начала войны части Советской Армии неожиданно изменили свою дислокацию. Это было гирей, перевесившей чашу весов истории: приказ о вторжении отдан не был.

Кроме того, как отмечают историки, решающую роль в изменении планов «союзников» о вероломном нападении сыграл успешный штурм Берлина советскими войсками. И западные военные эксперты убедили политиков, что война с таким противником будет очень трудным делом.

Это, кстати, наносит сокрушительный удар по измышлениям либеральных «экспертов», которые утверждают, что штурм будто был «не нужен» — окруженный со всех сторон Берлин «сам бы капитулировал».

А угроза внезапного нападения была вполне реальной. Военно-морские силы Великобритании и США, например, тогда имели абсолютное превосходство над ВМФ СССР: по миноносцам в 19 раз, по линкорам и большим крейсерам — в 9 раз, по подводным лодкам — в 2 раза. У них было свыше сотни авианесущих кораблей разных классов, в то время как у нашей страны — ни одного авианосца. Советские сухопутные войска были измучены войной, техника изношена, а у американцев уже готова атомная бомба, которую они вскоре сбросили на японские города. Была и еще одна важная причина, по которой коварный удар по СССР был отложен: США нужно было, чтобы СССР сокрушил Квантунскую армию на Дальнем Востоке, самим одолеть японцев им было не под силу.

С 1945 года по начало 1960-х США разработали в общей сложности около 10 планов нападения на СССР.

Так, например, согласно плану «Даблстар», предусматривалось сбросить на города СССР 120 атомных бомб, после чего, как рассчитывал агрессор, СССР пойдет на капитуляцию, а оккупационным войскам в течение 5—8 лет придется устанавливать новую власть. Согласно плану «Дропшот», планировалось сбросить уже 300 атомных бомб на 200 городов СССР в течение месяца. А если СССР не сдастся, сбросить 250 тысяч тонн обычных бомб, что должно было привести к уничтожению 85 процентов советской промышленности. Одновременно с бомбардировками должны были занять исходные позиции для наступления наземные силы в количестве 164 дивизий НАТО, из которых 69 дивизий были американскими.

После оккупации территорию нашей страны планировалось разделить сначала на оккупационные зоны, а потом раздробить на более чем 20 государств, в том числе на «Северную Россию», поволжское татаро-финно-угорское образование «Идель-Урал», республику «Казакию» и так далее. Дальний Восток должен был попасть под протекторат США. О плане «Дропшот» было написано много, но многое из истории уже стало забываться…

О ДРУГОЙ попытке напасть на СССР и реальном плане американцев на этот счет — о котором сегодня не так часто вспоминают — поведал недавно мне в Санкт-Петербурге Михаил Васильевич Березкин. Ветеран Великой Отечественной войны, больше известный под фамилией прикрытия — генерал-майор Быстров. Он многие годы готовил зарубежную агентуру, воевал, работал разведчиком-нелегалом. Березкин считает, что в 1956 году именно он предотвратил Третью мировую войну.

Михаил Васильевич — ему уже 90 лет — иногда надевает парадный генеральский китель с полным комплектом орденов. Среди них — четыре ордена Красной Звезды. Но рассказывать о своих подвигах генерал не любит — сказываются укоренившаяся привычка разведчика к секретности и его природная скромность.

А рассказать ему есть о чем. В разведку его взяли сразу после окончания артиллерийского училища, он прошел всю войну, лично общался с маршалом Константином Рокоссовским, а потом воевал на «невидимом фронте» еще много лет. Но главными в своей биографии разведчика Березкин считает две операции «политического уровня», о которых он и поведал мне во время нашей встречи.

Когда в 1956 году в Венгрии начался мятеж, Березкин под фамилией Быстров служил в Германии на должности помощника коменданта Лейпцига. Но это было прикрытие, на самом деле он возглавлял разведпункт № 4 Главного разведывательного управления и вел разведку в отношении американских войск в западной зоне Германии, а комендант Лейпцига был у него в подчинении.

— Мы тогда знали, — вспоминает Березкин, — что американцы собираются вмешаться в венгерские события и готовят удар по нашим войскам. Это должна была сделать расквартированная в Германии седьмая полевая армия США в составе 5-го и 7-го корпусов, бронетанковые войска и авиация. Всего — около 100 тысяч солдат и офицеров. Но откуда они ударят? Из района Айзенах на севере, или с юга — с хофского направления?

Тут вызывает меня главнокомандующий Группой советских войск в Германии Андрей Гречко и говорит:

— Американцы готовят удар, и если ты разгадаешь, где они собираются его нанести, то сделаешь великое дело. А не сделаешь — станешь подполковником! Даю тебе несколько дней…

А мне совсем недавно полковника присвоили. Но за звание я не беспокоился, понимал главное: если американцы ударят, начнется большая война. И вот начались для меня горячие дни. На наших нелегалов в американской зоне надежда была слабая. Передатчиков у них не имелось (это только в кино показывают, что повсюду у нас радисты), резидент в Мюнхене сидел, пока сообщит — поздно будет! А потому главную надежду возлагали на агентов-«маршрутников». Так мы называли тех, кого посылали на задание в тыл к противнику на короткое время. Выполнил и — назад! Тогда я послал человек 25. Работали день и ночь. И установили, что американцы готовят удар из района Айзенах. Об этом я по ВЧ лично Гречко докладывал. Тут звонит мне Иван Якубовский, командующий нашей танковой армией, и спрашивает:

— Куда идти? Откуда американцы ударят?

Я отвечаю: «Из Айзенаха!»

А Якубовский горячий, решительный был командир. Если бы американцы двинули свои войска, он бы им врезал! А это уж точно — большая война! Напряжение было страшное…

Но вскоре наш МИД сделал заявление, разоблачил планы американцев, и они отказались от удара, поняли, что мы их достойно встретим.

Думаю, что тогда мои действия предотвратили возможный конфликт, и, вероятно, Третью мировую войну.

Потом вызывает меня Якубовский и говорит: «Хочу посмотреть, что ты за человек! Ведь такое большое дело сделал!» А когда меня увидел, то сильно разочаровался: «Так ты совсем простой парень!» А я и действительно был тогда молодой, да и ростом не вышел. А Якубовский был огромный, под два метра ростом!

Потом меня лично Гречко поздравил. «Товарищ Березкин, — говорит, — вы сделали великое дело и заслуживаете высокой награды!» И… подарил мне охотничье ружье «Зауэр».

Много тогда у нас было разных дел, продолжает вспоминать Михаил Васильевич. «Украли» у американцев новейший автомат, противогаз последней модели. Но это все так — мелочи разведки. Но вот однажды собрал Гречко совещание разведчиков и говорит:

— Ну как вы работаете? Вы должны документы добывать! Достаньте мне документы о войсках США!

Стали думать, как это сделать. В районе Штутгарта, в местечке Вайхинген, квартировал штаб 7-й полевой армии США. Стали искать к нему подход. И нашли! Через нашего агента, немца по фамилии Клем. Он и сообщил, что американцы периодически отправляют большие партии документов на уничтожение. Мы решили их подменить. В пути, когда документы везли на уничтожение, заменяли их макулатурой. Эту макулатуру и везли потом сжигать, а настоящие документы отправлялись в наш штаб.

Так мы тонны ценнейших американских документов похитили. Тонны! Там были не только данные по войскам, но и чертежи нового секретного оружия и много еще чего…

Для операции потребовалось много денег — подкупить кого надо, машину приобрести, да и на другие цели, но мне их выделили. Думаю, что это была самая крупная операция по похищению секретных документов в истории разведки. Чтобы не провалиться, мы мешки с документами перегружали сами, пришлось мне тогда грузчиком поработать...

— Так что же, Михаил Васильевич, в жизни главное? И что главное в разведке?

— Патриотизм! — ни минуты не раздумывая, ответил разведчик. — Меня так родители воспитали. Когда мне вручали один из орденов в Кремле, то я там так и сказал: «Мы — патриоты своей страны!» Я всю жизнь провел в разведке — 70 лет! Ничего другого у меня не было. Патриотизм и разведка — вот что для меня главное...

Владимир МАЛЫШЕВ

 

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости