В сети приличий

К ответственности за перепост клипа - не слишком ли?

На этой неделе многие в новостях прочитали о том, что жителя Гродно будут судить за непривычное пока для уха правонарушение — репост клипа. В марте это видео группы «Раммштайн» было признано запрещенным к показу и распространению из‑за содержания порнографических сцен отделом культурологических экспертиз. В отношении парня возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 343 УК (изготовление и распространение порнографии). Статья предусматривает наказание в виде лишения свободы от 2 до 4 лет.



Одна из участниц нашей рубрики считает такой поворот дела за обыкновенный репост слишком забористым. Ее оппонент непоколебим как римлянин: закон суров, но это закон. Посмотрим, на чью сторону встанет в этих дебатах наш беспристрастный рефери.

Руками не лайкать

Виктория ПОПОВА

Для меня, Роман, это дичь, с какой стороны ни посмотреть. Молодого парня могут отправить в тюрьму на пару лет за репост в соцсетях клипа «Раммштайн». Что? Серьезно? Гитаристы этой немецкой группы в Минске записывают с оркестром Белтелерадиокомпании песню для нового альбома, о чем радостно трубят все СМИ. Мы вроде как гордимся, что мировые звезды тут на Зыбицкой время проводят, нахваливают нашу столицу и профессиональный уровень белорусских музыкантов. А в это время «дело шьют» 24‑летнему жителю Гродно, который пять лет назад (!) повесил у себя на стене в соцсети раммштайновский же ролик, и грозит ему за это от 2 до 4 лет лишения свободы. Не знаю, смогу ли до тебя достучаться, Роман, но, чувствуя всю абсурдность ситуации, хочу попытаться вывести нас на сторону добра.

Кстати, первым делом, когда прочла эту новость про бедного парня, пошла и «снесла» со своей стены в Фейсбуке видео с последнего концерта Сергея Шнурова в «Минск‑Арене». Мало ли что через несколько лет произойдет, возможно, группировка «Ленинград» будет признана у нас особо опасной и «порнографической». Обрати внимание, культурологическая экспертиза Госкомитета судебных экспертиз, признавшая ролик «Раммштайн» порнографическим и по решению которой гродненца собираются судить, появилась у нас только в 2018 году. А парень повесил злосчастное видео на своей страничке в 2014‑м. Как он мог знать тогда, что клип будет запрещен к репостам спустя четыре года? И вообще, где раздобыть информацию, какие фильмы и видео у нас запрещены к распространению, а какие разрешены? Представитель Госкомитета судебных экспертиз аттестовал культурологическую экспертизу следующим образом:

— Это новый вид для Республики Беларусь судебной экспертизы. Она востребована в части решения вопроса — относятся те или иные материалы или содержат те или иные материалы признаки порнографии. На самом деле была очень серьезная проблема, потому что раньше этим занималась республиканская экспертная комиссия, привлекались различные люди‑неэксперты и делали заключение, которое в ходе открытого судебного заседания ставили вопросы перед участниками.

«Люди должны чувствовать себя комфортно, будучи самими собой, и не должны беспокоиться о том, что то, чем они делятся сейчас, может навредить им позднее» (Марк Цукерберг).

Из вышесказанного я делаю вывод, что грань между порнографическими произведениями и эротическими порою слишком тонка, и для того чтобы ее разглядеть, нужен целый штат специально обученных специалистов. Если все так сложно, почему мы пытаемся малоопытных пользователей соцсетей привлечь к уголовной ответственности за некоторую культурологическую «слепоту»: не разглядел порнографию? Репостнул? Тюрьма!

Да и потом, при нашем ритме жизни я честно не помню, что вчера и позавчера репостнула в соцсетях, кому какой лайк на ходу поставила, а в суде с меня могут спросить за активность многолетней давности? Ну не жестоко ли? Не хочу погружаться в технические тонкости и выяснять, в какой стране сервер этой самой соцсети находится, где гродненец совершил свое «преступление», и если в России, можно ли его вообще судить по белорусским законам. Как мне видится, владельцы соцсетей сами должны ограждать своих пользователей от нежелательного контента и предупреждать их о малейшем подозрении на незаконную деятельность. На самых крупных интернет‑платформах содержат целые штаты так называемых чистильщиков, которые удаляют неприемлемый контент — это их работа. Обычные же люди приходят в соцсети за общением, а не модерированием. И подобными драконовскими методами — уголовным наказанием за лайк и репост — мы пользователей будем только разобщать. Если все станут вывешивать на своих стенах безопасных с точки зрения закона котиков, соцсети можно будет закрывать.

viki@sb.by

Не делай большие глаза

Роман РУДЬ

Следуя твоему призыву, Виктория, становлюсь на сторону добра и как раз оттуда утверждаю: распространение порнографии, а равно нацистской символики или наркотиков должно быть наказано. Таков закон. Его надо исполнять, если мы желаем жить в правовом и законопослушном обществе. А все разговоры про давность совершения преступления или толщину грани между эротикой и порнографией я расцениваю как попытку уйти от наказания. Думаю, любой суд посчитал бы так же.

Не буду повторять тебе прописные истины насчет того, что незнание закона не освобождает от ответственности. Любой взрослый человек отлично это знает. Как знает и основные признаки порнографических изображений. Для этого не обязательно быть высоколобым культурологом или собирать штат специалистов. Достаточно уметь читать. Хотя бы банальную Википедию. Глянь, там перечислены всего‑то четыре основные приметы порнографии. Выпиши на листочек и носи с собой, чтобы случайно не ошибиться, когда читаешь ленту в социальной сети. Это я саркастически говорю, если что. Потому что уверен: ты прекрасно способна отличить непристойное и вульгарное от художественного и одухотворенного. Специальный список запретов для этого не нужен.

 Оправдания взрослого человека, что он не осознавал последствий своих действий, смешны. Это как тайно владеть настоящим пулеметом, а потом клясться, будто всю жизнь думал, что он игрушечный и стреляет присосками. Или торговать кокаином, но в суде выдавать себя за невинного продавца соды и стирального порошка. Почему‑то через тайники. Попался — будь добр ответить, а не юродствуй, иначе лишь увеличишь себе тяжесть наказания — за отсутствие раскаяния.

«Законы должны искоренять пороки и насаждать добродетели» (Марк Тулий Цицерон).

Что касается твоих слов о том, будто преступление совершено настолько давно, что о нем следовало бы забыть. Уголовный кодекс трактует и это обстоятельство: срок давности применения наказания по части 2 статьи 343 — пять лет. Так что опять‑таки все по закону. О том, что за распространение порнографии ­предусмотрена серьезная ответственность, не устает твердить, например, Следственный комитет. Он регулярно размещает в соцсетях и у себя на сайте разъяснения для тех, кто излишне легковесно относится к этому вопросу. И приводит примеры. Парень из Рогачева в 2014 году добавил к себе на страницу явно порнографический видеофайл и был осужден. В 2015‑м гомельчанка разместила в своем аккаунте ВКонтакте порнографию и оставила под ней невинный комментарий. Однако, как ты знаешь, многие наши действия в соцсети вроде комментирования и одобрения публикаций видны другим пользователям. Значит, тоже распространение — аналогично было возбуждено уголовное дело. То есть случай гродненца, о котором мы сегодня говорим, далеко не единственный, поэтому не стоит сейчас делать большие глаза и деланно изумляться.

Также не надо упирать на тот факт, что порнографический видеоклип создан людьми искусства — музыкантами группы «Раммштайн». Если ты посмотришь официальный клип на эту же композицию, то не обнаружишь там даже намека на порно — видеоряд вполне пристойный. Просто для пущего ажиотажа неприличную версию песни продюсеры разместили на порносайте, откуда она и пошла гулять по сети. Стараниями, между прочим, и нашего «героя». Избавляет ли это его от ответственности? Сомневаюсь.

К слову, об ответственности. Дела, подобные обсуждаемому, будут возникать снова и снова. Также продолжат множиться приговоры за оскорбления и клевету в интернете. Это будет происходить до тех пор, пока мы не поймем, что сеть ничем не отличается от другого общественного пространства и в ней действуют те же самые правила. Да, на заре интернета он представлялся эдаким гуляйполем, где пользователи позволяли себе выходить за рамки приличий и законов. К счастью, эта вольница постепенно сходит на нет. Я думаю, мы доживем и до того времени, когда даже за матное слово, оставленное на виртуальной площадке, будет составляться вполне реальный протокол. И это, я полагаю, будет правильно и законно.


Брейк!


Ну что я вам скажу, ребята? Типичный спор женщины и мужчины. Эмоций и разума. Сострадания и буквы закона. Сердцем‑то я Викторию понимаю и тоже готова списать все на безалаберность и недооценку человеком ситуации. В конце концов, ведь никто не пострадал из‑за вывешенного пять лет назад в соцсети ролика и, надеюсь, не растлился? Но тот ад, который я наблюдаю на пространстве интернета все чаще и чаще, заставляет меня пожать руку Роме и водрузить ему на голову виртуальный венок победителя. Он, думаю, прав: достало!

Сколько же грязи льется ежеминутно! На актеров и спортсменов, телеведущих и политиков, одноклассников и одногруппников, соседей и коллег... Какие же все смелые под никами, как далеко брызжут ядом! А все она, безнаказанность, возведенная в абсолют. В результате ломается психика, рушатся семьи, губятся судьбы — тьма доказательств этому накопилась за время существования «всемирной паутины». Хотя на ее заре все было благопристойно и цивилизованно, радовало глаз. Потом пользователи стали озверевать, но это тоже поначалу объясняли незнанием и недопониманием. И вот к чему пришли — к полной потере лица человеческого...


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
1
Загрузка...
Новости и статьи