Минск
+12 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Минлесхоз работает над дальнейшим изменением правил охоты на уток и гусей

В прицеле перемен

В Беларуси охота на водоплавающую дичь идет по новым правилам. Их с сентября прошлого года утвердил Указ № 112 «Об охоте и ведении охотничьего хозяйства». В частности, перечень разрешенных к добыче пернатых пополнился гоголем, свиязью и большой белой цаплей. Также изменился порядок исчисления срока весенней охоты: для индивидуальных стрелков — вместо 28 календарных дней 28 дней непосредственно охоты. В составе организованных туров для наших и приезжих — в течение двух месяцев. Между тем в Министерстве лесного хозяйства не намерены ставить точку в работе. И поделились на «круглом столе» своим видением дальнейшего развития весенней охоты на уток и гусей.


В прошлом году, по официальным данным, доходы лесхозов от реализации путевок превысили 3,8 млн рублей. Впрочем, по мнению начальника отдела охотничьего хозяйства Минлесхоза Александра Козореза, это лишь вершина айсберга. Разрешение — это всего 7 процентов расходов. Еще треть всей суммы добытчики тратят на транспорт, пятую часть — на питание, столько же — на патроны, десятую — на снаряжение. И еще немного на проживание. В общем набегает 20—25 млн рублей. Вот такой суммарный эффект от увлечения утками и гусями.

На мушку нашим охотникам чаще попадаются кряква, чирок-свистунок и чирок-трескунок. На прицел иностранным — в основном свиязь, чирок-трескунок и кряква. И еще чуть меньше десятка других видов — таковы данные добычи в пойме Припяти. Всего в стране в 2017-м насчитывалось более 455 тысяч уток, добыли тогда 93,8 тысячи, или примерно пятую часть. Примерно такое соотношение численности и трофеев сохраняется в последнее десятилетие.

Есть предложения: охоту на гусей оставить только на территории сельхозугодий, а сроки сократить — с 1 марта по 10—15 апреля.

 Что касается гусей, то ежегодно их добывается около 22 тысяч. Причем в последние годы в отчетах охотников все чаще стал фигурировать серый гусь.

— Когда мы проанализировали фото трофеев, то у нас вышел всего один процент серых гусей от всех и больше 80 — белолобого, —
поделился данными Александр Козорез.

Дело в том, что далеко не все охотники, увы, могут отличить гуменника от серого гуся.  

Впрочем, по оценкам специалистов Минлесхоза, у нас добывается меньше двух процентов от популяции гусей, которая зимует в Западной Европе.

Александр Козорез не скрывает: есть вопросы к официальной статистике. Когда сравнили по годам количество пернатых и показатели минимального стока рек: чем больше воды, тем выше добыча, и наоборот.

— Сегодня один из основных факторов, влияющих на этот вид охоты, — состояние среды обитания. И Минлесхоз, глядя на это во время мониторингов, в рамках действующих правил может регулировать сроки охоты, уменьшать их внутри установленных.

На такой большой объем разноплановой работы потребуется немало средств — где их взять? По словам представителя Минлесхоза, один из очевидных источников — отчисления из системы Ihunt, через которую реализуются путевки.

— Работы много: проанализировать тысячи крыльев, собрать данные по стоку рек… Предстоит выстроить новую и четкую систему. По большому счету, она должна следить за состоянием всего дикого животного мира. В США есть специальная служба рыбы и дичи, а в нашем министерстве — несколько госслужащих, — указал еще на одну болевую точку охотовед Александр Гуринович.

На мушку нашим охотникам чаще попадаются кряква, чирок-свистунок и чирок-трескунок.

Впрочем, некоторые неравнодушные граждане и организации предлагают пойти по другому пути. Например, ввести пятилетний мораторий касательно охоты на водоплавающих — раз. Установить единые правила охоты для всех без исключений — два. Запретить охоту на постоянных водоемах водно-болотных угодий, где птицы выводят потомство, отдыхают и набирают вес, — три. Охоту на гусей оставить только на территории сельхозугодий, а сроки сократить — с 1 марта по 10—15 апреля, до начала гнездования местных пернатых — четыре.

— До 15 мая в пойме Припяти у птиц появляются птенцы, а охотники разгоняют всех. Сравнили, как гнездятся птицы в районе Турова, где охота закрыта, и в районе нацпарка, где разрешена. Так вот, сроки размножения в последнем случае сдвинуты на месяц — осенью потом и кряквы нет, — пояснил свою позицию орнитолог Павел Пинчук. Он также ратует за введение дневных лимитов добычи: — У рыбы потенциал воспроизводства гораздо выше, но ее можно изымать не более пяти кило в день. А по уткам и гусям стреляй сколько хочешь.

Некоторые охотники согласны. Потому предложение: установить нормы добычи — не более двух-трех гусей за раз и не более двух-трех селезней кряквы на одну подсадную утку с укрытия. Если путевка сезонная, прописать максимум — полтора десятка. Впрочем, такая идея по душе далеко не всем добытчикам.

Все озвученные моменты еще раз обещают рассмотреть на координационном совете Минлесхоза, который отвечает за дальнейшую доработку правил охоты.

Фото Юрия Мозолевского и ГЛХУ «Брестский лесхоз»
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...