В поисках утраченного

Прочла в вашей газете материал об утерянной навсегда Немиге...
Прочла в вашей газете материал об утерянной навсегда Немиге. Я родилась рядом, на улице Освобождения, во время войны жила на самой Немиге, спасалась от бомбежек в подвале Свято–Петро–Павловской церкви. Хорошо помню и люблю старый город, собираю публикации и снимки о нем. Вот и решила сказать свое слово...

Уверена, что название «улица Немига» у каждого коренного минчанина сразу вызывает ностальгические воспоминания о том, чего давно нет. То, что сегодня называется Немигой, — это торговый дом, который своей громоздкостью и непривлекательностью, по моему мнению, является просто оскорбительным для исторической части города. Свято–Петро–Павловская церковь, которая стоит рядом, раньше находилась на правой стороне улицы Раковской (она, кстати, была переименована в 1937 году в улицу Островского, но для тамошних жителей так и осталась Раковской. Очень хорошо, что вернули ей прежнее название). Как раз отсюда, от церкви, начиналась развилка улиц Немиги и Раковской.

На уцелевшей пока части улицы Освобождения стоит половина «моего» дома, который тоже начали рушить, потом почему–то опомнились, обнесли его высоким забором, видимо, решили восстанавливать, потому что дом красивый — двухэтажное здание из красного кирпича с аркой посередине.

С огромной радостью, надеждой и бесконечной благодарностью восприняла я Указ Президента «О развитии исторического центра г. Минска». К сожалению, мало что осталось от действительно исторического центра — а ведь район Немиги большей частью уцелел даже во время бомбежек. Помню первую волну покушения на Немигу в начале 1960–х. Тогда на ее защиту дружно восстали писатели. Перед второй волной в начале 70–х годов Немига не устояла. Как долго крушили метровой кладки стены, которым бы стоять еще многие столетия. Хозяева тех домов, вероятно, и строили их с расчетом на долгую жизнь, но...

Вспоминаю еще не замурованную в трубу речку Немигу, которая звонко журчала под дощатым настилом–тротуаром вдоль улицы Мясникова, а уже на Немиге пряталась в трубу и стекала в Свислочь напротив бани Плавского, находившейся над рекой слева при входе в Троицкое предместье. В послевоенные годы еще случались большие наводнения на Немиге, когда заливало улицу по самые окна первых этажей. Теперь же из той трубы, выведенной в Свислочь, даже капля не сочится — полностью пересохла река. Кстати, Троицкое предместье — красивый уголок Минска. Но это совсем не то предместье, которое я помню, это, скорее, современность, стилизованная под старину, красивая, но не греющая душу коренных минчан.

Так же выглядит сегодня обновленная часть Раковской улицы — красиво, но сделано под вкус новых хозяев размещенных там офисов. Восстанавливать предполагается и бывшую Торговую улицу, которая когда–то была застроена в два ряда вдоль реки от ресторана «Журавiнка» до моста у Троицкого предместья. Там, как и на Немиге, по обе стороны стояли небольшие магазинчики, которые размещались в типично купеческих домах, где на первом этаже шла торговля, а на втором было жилье.

Разрушить очень просто, восстановить и не погрешить против исторической правды значительно сложнее. С горечью понимаю, что прежней Немиги уже не будет, и все же тоскую по той узкой, мощенной камнем улице с ее бесконечными магазинчиками, куда приходили за покупками люди со всего города. Какой бы это был сегодня привлекательный уголок для туристов, может, даже пешеходная зона, где интересно было бы гулять и самим минчанам! Вспоминаю, как один из немигских магазинчиков «предостерег» меня от безрассудства. Во времена моей молодости пошла мода на фиксы (золотой зуб, который поблескивал сбоку в верхней челюсти). Эту коронку надевали на совсем здоровый зуб, спиливая его в угоду моде. «Выплакав» у мамы денег на это «украшение», я, счастливая, отправилась к доктору. Но как же можно так просто пройти мимо немигских магазинчиков! И вот, повернув с Витебской улицы налево на Немигу, в первом же из них, где продавались пуговицы, нитки и шляпки, не устояла перед другим соблазном — променяла свою мечту о фиксе на модную шляпку с большим бантом на боку. Возвратилась домой без фиксы, зато все подруги завидовали моей шляпке, которая называлась феской, и по очереди одалживали, кто на свидание сходить, кто сфотографироваться. Знаю, как жалеют об утерянном уголке города многие минчане, которые жили на Немиге или рядом с ней. Сама хоть раз в год обязательно выхожу на экскурсию по улицам моей молодости — Освобождения, Обойная, Раковская, Романовская Слобода, Революционная, Интернациональная... К сожалению, в этом перечне нет безжалостно разрушенной так же, как и Немига, улицы Замковой... Больно смотреть, как сегодня разрушаются от времени пока уцелевшие здания на Раковской, Интернациональной, Революционной улицах, которые, если к ним спешно не приложить руки, могут погибнуть.

И, кстати, письмо деятелей культуры в защиту Немиги, составленное в 70-е годы поэтом Сергеем Граховским, печатала на машинке в свое время лично я.

Открытки из коллекции Владимира ЛИХОДЕДОВА.

Галина СИНЯКОВА.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter