Народная газета

В начале будет цифра

В Брюсселе открылся саммит «Восточного партнерства»

В Брюсселе сегодня открылся саммит стран — участниц “Восточного партнерства”, среди которых и Беларусь. Политики и дипломаты обсудят развитие этой организации, ее достижения и проблемы. Этот проект был запущен в 2009 году для политического и экономического сближения с Евросоюзом шести постсоветских стран: Беларуси, Армении, Азербайджана, Грузии, Молдовы и Украины. Насколько удалось приблизиться к этой цели? Какие вызовы и шансы стоят перед нами? Об этом рассуждает руководитель экспертной инициативы “Минский диалог” политолог Евгений Прейгерман.


— Программе “Восточного партнерства” скоро исполнится десять лет. Однако все чаще эксперты говорят, что она не оправдала ожиданий ее авторов. Где здесь слабые места? 

— На самом деле до сих пор непонятно, что именно Евросоюз как инициатор ВП видел целью этой программы. Даже когда она запускалась, все выглядело как некий гибрид политики расширения ЕС и желания сохранить статус-кво, поскольку участие в этой инициативе не предполагает перспективы членства в ЕС. Даже сам принцип, что любое европейское государство может претендовать на вхождение в ЕС, который долгое время культивировался в европейской политике, сегодня уже не формулируется на высшем уровне в Брюсселе. Хотя Украина, Грузия и Молдова настаивают на этом и не скрывают своих устремлений. 

Вторая проблема состоит в том, что единую политику “Восточного партнерства” предлагалось развивать по отношению к шести очень разным с точки зрения географии, истории и геополитики государствам. И до сих пор у элит этих стран также различные представления о том, до какой степени необходимо сближаться с ЕС.

— Что же необходимо сделать для перехода от слов к делам?

— Для этого и была выдвинута идея дифференцированного подхода, когда каждая страна сама определяет для себя уровень сотрудничества с Евросоюзом. Например, хотят Украина, Грузия и Молдова более привилегированных, продвинутых отношений с ЕС — пусть идут вперед, это их выбор. Европарламент даже рекомендовал предоставить им особый статус “Восточное партнерство+”, приняв их в таможенный, энергетический и цифровой союзы. Но это пока умозрительная перспектива. 

— Позиция нашей страны прагматична: во главу угла любой интеграции необходимо ставить конкретные задачи по повышению благосостояния людей и конкурентоспособности экономик. Какие интересные проекты могла бы предложить Беларусь странам “Восточного партнерства”? 


— Секторов и направлений может быть множество. Это инфраструктурные проекты, взаимодействие в сферах энергетики, транспорта, “зеленой” экономики, культуры, туризма. Все, что идет на пользу идее совместимости, которая, кстати, лежит в основе председательства Беларуси в Центрально-Европейской инициативе. В качестве одной из основных областей кооперации в “Восточном партнерстве” рассматриваются цифровые технологии, где Беларусь демонстрирует более высокие показатели, чем наши страны-партнеры. Любые проекты, даже если они будут исходить от местной власти, критически важны, потому что создают условия для активности бизнес-сообщества и неправительственных организаций. Кстати, на саммите планируется согласовать приоритеты партнерства Беларуси и ЕС до 2020 года. Но стратегическая цель в наших отношениях — это заключение базового соглашения о сотрудничестве, отсутствие которого в Минске называют не иначе как правовым и политическим курьезом. Любая интеграция с любой степенью интенсивности и глубины держится на серьезном интересе ее участников. И этот интерес связан прежде всего с экономическим измерением.

— Некоторые эксперты рассматривают “Восточное партнерство” как хитрый план Брюсселя по размыванию Евразийского экономического союза. 

— Я не сторонник конспирологических версий. Вообще, правильнее было бы говорить, что ускорение развития и расширение ЕАЭС стали ответом Москвы на “Восточное партнерство”. 

— Как в таком случае соотносятся участие Беларуси, Армении в проекте Евросоюза и их ставка на евразийскую интеграцию?

— Здесь действительно есть сложности, связанные с отсутствием диалога между ЕС и ЕАЭС. Соответственно наши торговые обязательства в формате ЕАЭС требуют существенной проработки на уровне двух интеграционных объединений. При всем при этом Армения рассчитывает подписать на брюссельском саммите соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве с ЕС. Это интересная попытка найти точки соприкосновения на уровне международных договоров, которые позволят Армении оставаться членом ЕАЭС и усилить свои позиции в ЕС. В то же время надо понимать, что без общего соглашения между двумя интеграционными объединениями, без полноценного политического диалога между ними эти возможности ограничены. 

В тему

Многие западные эксперты ожидали участия в саммите нашего Президента. Однако за несколько дней до форума стало известно, что белорусскую делегацию возглавит министр иностранных дел Владимир Макей. Позицию нашей страны сформулировал заместитель начальника управления информации МИД Андрей Шупляк:

— Белорусской стороной с благодарностью воспринято приглашение посетить саммит на уровне главы государства, что отражает прогресс в отношениях Беларуси с ЕС и переход, после долгого периода разногласий, в новое состояние взаимодействия с ЕС как весьма важным соседом и партнером. В дипломатической практике визит на высшем уровне является кульминацией взаимных усилий сторон по развитию сотрудничества, знаменуя собой достижение глубоких системных результатов. Белорусская сторона заинтересована в устранении всех омрачающих наши отношения ограничений ЕС в отношении возможностей взаимодействия с Беларусью. В повестке дня белорусско-европейских отношений предстоит появиться переговорам, ведущим к заключению базового соглашения о партнерстве и сотрудничестве. Будучи местом проведения заседаний трехсторонней контактной группы, выдвинув инициативы о сопряжении европейского и евразийского экономических интеграционных процессов, наша страна видела бы саммит “Восточного партнерства” как максимально деполитизированное мероприятие, вносящее вклад в устранение факторов разобщенности в большой Европе.

Комментарий

Валерий Воронецкий, председатель Постоянной комиссии Палаты представителей по международным делам:

— Евросоюз с самого начала не учитывал геополитический контекст развития нашего региона. Более того, попытка сформировать его, исходя из своих интересов, задач и ценностей, привела к тому, что здесь обострился кризис, возникли дополнительные противоречия и сложности. Тот конфликтный потенциал, который сегодня отмечается в результате не совсем верных действий и политики ЕС на Востоке и России на Западе, приводит к подрыву стабильности и безопасности на континенте. Беларусь же обладает потенциалом сплочения региона. Во многом потому, что мы сохранили отношения дружбы и сотрудничества с Россией и делаем все для того, чтобы укрепить отношения с ЕС. Поэтому я прогнозирую усиление роли и места нашей страны во внешней политике Евросоюза на восточном направлении и в контексте западного вектора внешней политики России. 

konon@sb.by


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Александр,54,Бобруйск
Тереза(польское имя),Мэй(корейское или китайское)---вот и как это может стыковаться с её заявление по России,если повод для восточного собрания совсем иной??? Короче,пуск-АЙ со своим заявлением катится колбаской по малой Спас- ск-ОЙ............
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?