В Монте-Карло через Минск

Айдын Исрафилов вместе со своими обезьянами, собаками и ослами решил остаться в Белгосцирке

Пригласить в свою команду человека из другой страны — обычное дело в спорте. А вот в цирке – редкость. Да, дрессировщики, воздушные гимнасты, клоуны, фокусники постоянно колесят по миру, выступают на различных аренах: приехали, отработали программу и через несколько месяцев уехали. А вот Айдын Исрафилов вместе со своими обезьянами, собаками и ослами решил остаться в Минске: хочет, чтобы Белгосцирк стал его родным домом.


— Айдын, а почему вы решили стать штатным артистом нашего цирка? И почему именно Минск? Вы здесь не впервые?

— Я начинал свою артистическую карьеру с родителями, которые работали с верблюдами, в 1994 году. Несколько раз был здесь с ними. В 2000-м уже приезжал в Минск самостоятельно со своим самым известным номером с обезьянами. Увидев сейчас обновленное здание, был приятно удивлен заботой государства об этом учреждении. Да и результат налицо: залы полные, зрители в восторге. В Минске по-хорошему избалованная публика. Поэтому привезти сюда простую программку нельзя, зрители это сразу почувствуют и проголосуют рублем. Поэтому руководство всегда старается чем-то удивить публику. Мне это очень импонирует.

— Как семья отреагировала на новость о смене места жительства?

— Я сам из Москвы, но бываю там один месяц в году. Последние десять лет в основном работал в Западной Европе. Мы, как военные, всегда готовы сменить место дислокации. В белорусском цирке шикарные условия: хорошие гримерные, душ. Главное же — комфортные условия проживания для животных. Да-да, мне приходит-ся думать не только про семью, но и про своих питомцев.

— Расскажите подробнее про новых обитателей нашего цирка…

— У меня сейчас четыре обезьяны, но в манеже работает только одна. Мы перебрасываемся с ней четырьмя мячиками — это уникальный жонгляж, который еще никому не удалось повторить. Также она самостоятельно ездит на двухколесном велосипеде и на скорости съезжает с трапа — это такой своеобразный обезьяний экстрим. Обычно в подобных номерах  есть вспомогательные колесики, в моем же номере полностью раскрываются способности и интеллект животного. Моя обезьяна настолько комфортно чувствует себя на двухколесном велосипеде, что может поехать куда угодно, даже на конюшню к лошадям. С большим удовольствием выезжает за пределы цирка.

— Что скажете про ослов?

— Это уникальные животные, их репутация тупых и упрямых абсолютно незаслуженна. На самом деле в природе все звери, у которых длинные уши, очень пугливы, так как в первую очередь они доверяют именно им. И если есть какой-то непонятный шорох или звук, то осел настораживается. И, естественно, никуда, тем более с незнакомцем, не пойдет.

 А вот вам пример их сообразительности. Я научил одну ослицу, которая очень любила валяться, переворачиваться полностью, как собака, стал ее подкармливать за это. От других этого не требовалось, но один из ослов, видя, что кто-то получает за это лакомство, стал тоже ложиться и повторять пируэты. Как после этого можно сказать, что это глупое животное?!

Сейчас в «Экстрим-рекордах Гиннесса» я показываю укороченный вариант номера с осликами и собачками, так как в этой программе используется пластиковый манеж. Копытным животным очень сложно работать в таких условиях, поэтому половину трюков, которые опасны для животных, нам пришлось убрать, но в будущем, надеюсь, зрители смогут увидеть все таланты моих питомцев.


— Еще десять-двадцать лет назад публику можно было удивлять трюками с животными, сегодня же народу подавай спецэффекты, драйв. Не боитесь, что со временем ваш жанр совсем изживет себя?

— Цирк держится на традициях, которые живут столетиями. Дрессура в их числе. Заметьте, что даже форма манежа  определилась благодаря лошадям, для которых тринадцатиметровый круг был оптимальным вариантом. Да, сегодня есть шараханья из стороны в сторону, но, думаю, они временные. В Западной Европе многие передвижные цирки  не в состоянии тратить большие деньги на достойное содержание животных. В стационарных же цирках, которые остались со времен СССР, есть все условия для питомцев, поэтому у нас дрессура будет существовать и дальше.

И посмотрите еще, что происходит, например, с Цирком дю Солей? Волна интереса к подобным программам уже прошла. Не случайно владельцы проекта уже продали семьдесят процентов своих акций, в том числе и китайцам. Таким образом они пытаются сохранить на плаву свое дело, так как собирать залы все сложнее и сложнее. Братья Запашные также экспериментируют. Не знаю, что у них получится, но, думаю, они не откажутся от старых дивертисментных программ с дрессурой. Кстати, мне нравится в минском цирке то, что здесь каждая программа — как спектакль, имеет сюжет. Это говорит о высоком профессионализме режиссеров и других специалистов. Плюс здесь высококлассный балет, по-моему, один из лучших в мире.

— Хотите, чтобы дочь продолжила вашу династию?

— Я ни людей, ни зверей никогда насильно не заставляю делать выбор. Но если ребенок захочет — пожалуйста, а если увижу какие-то другие способности, то буду всячески способствовать их развитию. Дочь моя натура творческая — любит лепить, рисовать. Посмотрим, что из этого выйдет. Пока же я беру ее на манеж в целях общего развития. Она занимается хореографией, растягивается. Знаете, все девочки, выросшие в цирке, хотят попробовать себя в воздушной гимнастике.

— А как вас встретили в Минске? У нас ведь есть свои обезьяны и собаки. Вы, можно сказать, конкурент.

— В цирке есть такое понятие animalpeople – т.е. люди, работающие с животными. Мы все друг друга знаем, всегда стараемся помочь, поделиться опытом. Наш хлеб тяжелый, мы очень много времени проводим со зверями, заботимся о них, поэтому с уважением относимся к коллегам. Кроме того, здесь много людей, с которыми мы познакомились на различных совместных программах за рубежом. Мы, цирковые люди, — как одна большая семья, поэтому с адаптацией никаких проблем не было.

— У вас уже появились какие-то любимые места в нашей стране?

— У нас практически каждый день представления, иногда даже по два, поэтому я пока мало знаком с Беларусью. Но уже вижу, что Минск очень чистый, люди более улыбчивые, чем в России. Недавно ездил на Браславские озера и был удивлен заботой об окружающей среде, при этом там созданы все условия для отдыха людей.

— Неужели не видите никаких недостатков?

— А их практически нет. В цирке же вижу перспективы развития и повышения качества номеров, чтобы шагать в ногу со временем и достойно представлять страну на международных фестивалях. Вектор направления есть, осталось дело за малым. Знаю, что белорусские артисты уже брали медали на нескольких международных фестивалях, но, имея такую базу, как в Минске, надо стремиться в Монте-Карло. Этот фестиваль в цирке — как Олимпийские игры в спорте: туда попадают только самые лучшие и победить там очень престижно.

— Кстати, у вас ведь уже есть «Серебряный клоун» из Монте-Карло…

— Я получил эту награду в семнадцать лет. В таком возрасте подобного уровня номер, который был у меня, никто никогда не делал. Я уже представлял Россию на шести международных фестивалях. Очень надеюсь, что в будущем отправлюсь туда как артист Белгосцирка, которому помогу подняться  еще на одну ступеньку выше.

stepuro@rambler.ru
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...